"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

Молитва Иисусова (аудио) [1]О главном... [25]
Добродетели [66]Пороки [89]
Вопросы и ответы [163]Дневники [45]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Вопросы и ответы

31. Вопрос: "Что такое блаженство, радость и удовольствие? И в чем между ними разница?"


  "19 При умножении скорбей моих в сердце моём, утешения Твои услаждают душу мою. 
  (Пс. 93)"








  "– Геронда, почему люди радуются мирским вещам?
– Нынешние люди не думают о вечности. Себялюбие помогает им забыть о том, что они потеряют все. Они не осознали еще глубочайшего смысла жизни, не ощутили иных, небесных радостей. Сердце этих людей не устремляется радостно к чему-то высшему. Например, ты даешь человеку тыкву. «Какая восхитительная тыква!» – говорит он. Ты даешь ему ананас. «Ну и чешуя же у этих ананасов!» – говорит он и выбрасывает ананас, потому-что он никогда его не пробовал. Или скажи кроту: «Как прекрасно солнце!» – он опять зароется в землю. Те, кого удовлетворяет вещественный мир, подобны глупым птенцам, которые сидят в яйце, даже не пытаясь пробить скорлупу, вылезти и порадоваться солнышку – небесному полету в райскую жизнь, – но, сидя не шевелясь, умирают внутри яичной скорлупы.
  Делая добро, человек чувствует радость. Делая грех страдает. Чем больше добра делает человек, тем больше он радуется, чем больше делает зла, тем сильнее страдает его душа. Тот, кто что-то берет, принимает радость человеческую. Тот, кто даёт - приемлет божественную радость.  
  Количество радости, которую будет испытывать каждый человек в Раю, не будет одинаковым. У одного будет напёрсток радости, у другого — чашка радости, у третьего — целое озеро радости. Однако каждый будет чувствовать себя наполненным, и никто не будет знать — сколько радости, сколько божественного веселья испытывает другой. Каждый в Раю увидит славу Божию в соответствии с чистотой своих душевных очей. Эта острота духовного зрения славы Божией не будет определена Богом. Она будет зависеть только от чистоты каждого отдельного человека. (Из беседы прп. Паисия Святогорца)"
  "Человек, добрый умом, укрепляет и утешает прежде всего самого себя. И это совсем не эгоизм, как некоторые несправедливо утверждают, нет, это истинное выражение бескорыстного добра, когда оно несет высшую духовную радость тому, кто его делает. Добро истинное всегда глубоко и чисто утешает того, кто соединяет с ним свою душу. Нельзя не радоваться, выйдя из мрачного подземелья на солнце, к чистой зелени и благоуханию цветов. Нельзя кричать человеку: Ты эгоист, ты наслаждаешься своим добром! Это единственная неэгоистическая радость радость добра, радость Царствия Божия. И в этой радости будет человек спасен от зла, будет жить у Бога вечно. (Архим. Иоанн (Крестьянкин))" 
  "Если мы что помышляем и делаем ради Бога и во славу Божию, то сие не вводит нас в уныние, но исполняет неизреченной радостью, всё сердце обвеселяющей и все чувства сладко погружающей в тишину премирную, даруемую снисходительным Промыслом Всевышнего в упокоение изнемогающим. (Мон. Георгий (Стратоник), затворник Задонский)" 
  "Вспомните, когда вы обогреете сироту и убогого, когда спасете утопающего, когда утешите, успокоите убитого горем, когда выручите из беды брата или иное добро сделаете, не наполняется ли тогда душа ваша, ваше сердце мирным, отрадным настроением? Это и есть плод духовной жизни человека. (Свщмч. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховский)"
  "Если кто не вкусит какой-либо вещи, то не знает, чего он лишается, говорит Великий Василий, но вкусивший сильно желает. Так и вкусивший сладости заповедей и знающий, что они скоро приводят его к подражанию Христу, сильно желает приобрести и прочие, так что ради них часто презирает и смерть. (Свщмч. Пётр Дамаскин)"
  "Случай сделать добро кому-либо есть милость Божия к нам. Поэтому мы должны бежать стремиться всей душой послужить другим. А после всякого дела любви так радостно, так спокойно на душе, чувствуешь, что так и нужно делать; хочется еще и еще делать добро. После этого будешь искать, как бы еще кого обласкать, утешить, ободрить. А потом в сердце такого человека вселится Сам Господь: Мы придем к нему и обитель у него сотворим. (Св. прав. Алексий Мечёв)"  
  "Господь силён всегда утешить нас. Но постоянное утешение нам повредит – так, если постоянно будет жечь солнце или лить дождь, то всё погорит и попреет. А попеременно – хорошо. (Прп. Анатолий Оптинский)"
  "Господь дает вечную радость. Общение с Богом наполняет человека вечной, непоколебимой радостью, которую нельзя заслонить ничем – никакой болью, никакими страданиями, никакими катаклизмами. Она не зависит ни от чего. На нашу внешнюю жизнь влияют всякие обстоятельства: вот мы лишнюю кофточку не одели, стоим на остановке – и нам зябко, нам не хорошо, грустно, мы ругаем автобус, который задерживается. Внешние обстоятельства смущают нашу душу, мы страдаем. А человек, который исполнен благодати Святаго Духа, не повреждается от внешних трудностей. (Протоиер. Димитрий Смирнов)"
  "Как счастливы мы, христиане: какого Бога имеем. Жалко тех людей, которые не знают Бога. Они не видят вечного света и по смерти идут в вечный мрак. Мы знаем об этом, потому что Дух Святый в Церкви открывает святым, что есть на небесах и что есть во аде. О, жалкий, заблудившийся народ. Они не могут знать, что есть истинная радость. Они веселятся иногда и смеются, но тот смех, которым они смеются, и то веселие, которым они веселятся, обратятся им в плач и скорбь. А наша радость – Христос. Своими страданиями Он вписал нас в книгу жизни, и мы в Царствии Небесном вечно будем с Богом, и будем видеть славу Его и наслаждаться Им.
  Наша радость – Дух Святой. Он такой сладкий и приятный. Он свидетельствует душе спасение. О братья, прошу вас и умоляю от Лица Божьего милосердия, веруйте в Евангелие и во свидетельство Святой Церкви, и вы еще на земле вкусите райское блаженство. Ведь Царство Божие – внутри нас; любовь Божия дает душе рай. Многие князья и владыки, познавши любовь Божию, оставили свои престолы. И это понятно, потому что любовь Божия горяча; она до слез услаждает душу благодатью Святого Духа, и ничто земное не может сравниться с нею.
  Радуется Господь о душе, которая смиренно кается и дает ей благодать Святого Духа. Знаю я, как один послушник получил Духа Святого, прожив в Монастыре полгода; другие получили, прожив десять лет, а иные живут по сорок и более лет, прежде, чем познают благодать. Но удержать сию благодать никто не мог, потому что мы не смиренны. 
  Ныне люди стали жить по своей воле и разуму и оставили заповеди Божии, и без Господа думают найти радость на земле, не зная, что только в Господе веселится душа человека. 

  Душа, познавшая Бога Духом Святым, рвется к Нему; память о Нем сильно влечет ее, и она легко забывает мир, а когда вспомнит про мир, то горячо желает всем того же, и молится за весь мир. Сам Дух Святой влечет ее молиться, чтобы все люди покаялись и познали Бога, какой Он милостивый. (Прп. Силуан Афонский)"
  Количество радости, которую будет испытывать каждый человек в Раю, не будет одинаковым. У одного будет напёрсток радости, у другого — чашка радости, у третьего — целое озеро радости. Однако каждый будет чувствовать себя наполненным, и никто не будет знать — сколько радости, сколько божественного веселья испытывает другой. Благий Бог устроил так, потому что, если бы один человек знал о том, что другой испытывает большую радость, чем он, то Рай не был бы Раем, потому что тогда и в Раю начались бы [зависти, подобные земным]: "почему он испытывает большую радость, а я меньшую?". То есть каждый в Раю увидит славу Божию в соответствии с чистотой своих душевных очей. Однако эта острота духовного зрения [славы Божией] не будет определена Богом. Она будет зависеть от чистоты каждого отдельного человека.
  "Бог создавал человека в раю не для того, чтобы потом мы мучились и задыхались под тяжестью своих проблем, не для того, чтобы наша жизнь была трудной и изнурительной. Бог создал человека для радости, Он даровал всем нам жизнь для счастья и наслаждения. Но для того, чтобы это ощущение счастья оставалось в нашей душе, нужно иметь живую связь с Богом. И утрачивая эту связь, мы уже не можем ни наслаждаться жизнью, ни исправлять своих ошибок, а постоянно впадаем в разные грехи и погибаем среди изобилия даров Божиих. (Архим. Андрей (Конанос))"
  "Знай, что и Люцифер, первый из Ангелов, будучи прежде выше всякого неразумного воображения и вне всякого вида, цвета и чувства, как ум мысленный, невещественный, безвидный и бестелесный, когда потом возмечтал и наполнил ум свой образами равенства Богу, ниспал от оного безвидного, безобразного, бесстрастного и простого безвеществия ума в это многовидное, многосоставное и дебелое воображение, как полагают многие богословы, и, таким образом, из Ангела безвидного, безвещественного и бесстрастного сделался диаволом, как бы вещественным, многовидным и страстным.
  Но каким стал он, такими же сделались и слуги его, все демоны. Были некогда и они умами, но, ниспадши от оного безвеществия и тонкости, возымели вещественную некую дебелость, отелесняясь каждый соответственно своему чину, степени и действиям, окачествовавшим его. Вследствие сего и они, подобно людям, потеряв ангельскую сладость, лишились божественного наслаждения и осуждены в перстном находить услаждение, как и мы, сделавшись как бы вещественными чрез навыкновение вещественным страстям. (Прп. Никодим Святогорец)"
  "С Богом можно все. Надо сказать себе: «Сегодня – не буду пить или курить!» и потерпеть с Божьей помощью, а завтра – все сначала… Зависимость от тех или иных наркотиков, ненависть, обиду человек не может сам преодолеть. Надо этого очень хотеть и просить Бога об избавлении. Хочется выпить, закурить, кричи: «Господи помоги мне! Сам ничего не могу!» Осознай собственную немощь, переложи свои немощи на Бога и увидишь, что будет. Другого пути нет.
  Почему кругом водка, наркотики? Потому, что никто не объяснял нам, что есть что-то другое, гораздо лучшее, что есть любящий Отец. Для чего освобождаться от зависимости? А чтобы вместо курева, водки, наркоты в тебе поселился Бог, который есть любовь. То есть, человек сознательно меняет курево, водку, ненависть, обиду на Святого Духа. А это совсем другая радость, это – блаженство, бесконечный путь. (Мамонов Пётр)


  Записки православного монаха
  "Одного моего знакомого спросили, почему он не пьет алкоголь. Он ответил просто: «Я не чувствую от него радости». Действительно, люди, здравые рассудком, желают радости, а больные ищут удовольствия. Эти вещи не просто разные, они противоположны по сути. Потому то радость бывает от добродетели, а удовольствие – от страстей. И в Царствии Небесном пребывает не удовольствие, а чистая радость. А в геенне заканчивается удовольствие и отсутствует радость. Откуда тогда в геенне мучения?
  Мучение это не наказание, это следствие растления от грехов и действия в нас страстей. Если, к примеру, выпить уксус, то жжение и боль в желудке – это не наказание за выпитый уксус, а последствие за выпитый уксус. Это очень наглядно показывает, что мучения не есть наказание в том смысле, в каком мы привыкли его понимать, а следствие неправильной и греховной жизни. Посему гораздо полезнее не мудрствовать о мучениях, а искоренять их причины, т. е. страсти.
  Мы, слыша о рае, как-то невольно представляем деревья сладости, реки радости и прочее. И святые ходят там, всем наслаждаясь. Действительно, радости там со избытком. Но вот прп. Захария – последний старец Св. Троицкой Лавры – в годы лихолетья совестью своей свидетельствовал, что прп. Сергий Радонежский от великой любви к людям стоит у престола Божия с воздетыми руками и молится за всех. Святые и в Раю по любви заботятся о других, а не о своем наслаждении. Хотя и радость духовная и сладость Божия растворяют все бытие их во веки."  

"Как боголюбие рождает истинную сердечную и неотъемлемую радость, так самолюбие рождает ложную, прелестную и мнимую утеху, которая подобна сновидению, явившемуся и исчезнувшему, оставившему истинную сердечную печаль, угрызение совести, а в будущем веке – адское мучение, тем более жестокое и страшное, чем более грешник здесь себя любил и угождал себе.
(Свт. Тихон Задонский)"

 

 

"Если ты хочешь получить удовольствие, иди в сады, к текущей реке и озерам; рассматривай цветы и слушай пение кузнечиков; посещай гробницы мучеников, – здесь найдешь ты и здравие для тела, и пользу для души, а вреда никакого; и не будешь раскаиваться после такого удовольствия. Бестолковые удовольствия настоящей жизни ничем не отличаются от теней и сновидений: прежде чем кончится грех, удовольствие гаснет, а наказание за него не имеет конца, сладость кратковременна, а мука вечная. Что значит наслаждение земными удовольствиями в сравнении с состоянием будущего блаженства, как не сновидение одного дня с целой жизнью? Не безумен ли был бы человек, который бы из-за того, чтобы увидеть приятный сон, решился терпеть наказание во всю жизнь? 
(Свт. Иоанн Златоуст)"

 



"Монашество (предмет внешний, средство для стяжания добродетелей/предметов внутренних - от авт.)... есть блаженство, какое только возможно для человека на земле, выше этого блаженства нет ничего. И это потому, что монашество дает ключ ко внутренней жизни. Блаженство внутри нас, надо только открыть его.
(Прп. Варсонофий Оптинский)"

 

"Падение человека так глубоко, что он в состоянии падения уже не может получить сам собою никакого понятия о потерянном своем блаженстве; грехолюбивое его сердце утратило всякое сочувствие к духовному наслаждению. 
(Свт. Игнатий (Брянчанинов))"
 

 

"Грех сначала веселит сердце человека - как вино, но потом овладевает им, лишая человека сознания.
(Прп. Нил Мироточивый)"

 

 

  "Возьмите труд — хотя один день провести по заповедям Божиим, и вы увидите сами, вы испытаете сердцем, как хорошо исполнять волю Божию (а воля Божия по отношению к нам — жизнь наша, блаженство наше вечное). Вспомните, как Бог бесконечно много прощает ваши грехи ради вашего искреннего раскаяния - какое блаженство обещал Он вам в вечности, если вы будете верны Ему.
  Далее, возлюбите всякого человека, как самих себя, т. е. не желайте ему ничего, чего себе не желаете; мыслите, чувствуйте для него так, как мыслите и чувствуете для себя; не желайте видеть в нем ничего, чего не хотите видеть в себе; пусть ваша память не удерживает зла, причиненного вам другими, как вы желаете, чтобы забыто было другими сделанное вами зло; не воображайте намеренно ни в себе, ни в другом ничего преступного или нечистого, представляйте других благонамеренными, как себя; вообще, если не видите явно, что они неблагонамеренны, делайте для них, что делаете для себя, или хоть не делайте им того, чего не делаете для себя — и вы увидите, что у вас будет на сердце, какая тишина, какое блаженство! Вы будете прежде рая в раю, прежде рая на небеси — в раю на земле. Царствие Божие, говорит Спаситель, внутрь вас есть. Пребываяй в любви, учит Апостол, в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает.
  Не для опечаливания человека запрещаются пища и питие, не для стеснения его свободы, как говорят в свете, а для того, чтобы доставить ему истинное услаждение, прочное, вечное, и потому именно и запрещаются скоромные снеди и винные напитки (в пост), что человек-то очень дорог у Бога и дабы вместо Бога не прилепилось сердце его к тленному, которое его недостойно.
  Состояние бесстрастия и благодати. Сколь благо быть с Богом, во благодати Его, и чувствовать Его пребывание в сердце! Какой покой, какая свобода духа, – какой мир, превосходящий всякий ум! О, блаженство на земле от общения с Божеством!
  
Что значит чувство радости, когда мы высказываем в слух кого-нибудь или даже если только сами в себе мыслим и чувствуем какую-либо высокую истину? Что значит чувство радости по совершении добра, при виде прекрасного? Значит то, что человек предназначен жить истиною, добром и красотою, то есть Богом - Источником истины и красоты. 
(Св. прав. Иоанн Кронштадтский)"
 

 

"Цель жизни - не благобытие земное, а блаженство по смерти в другой жизни.
Если здесь, при всей внешней прискорбности, жизнь эта доставляет такое успокоение и такую блаженную сладость, то там все это будет в неизреченно высшей степени. Ничто не может поколебать меня в этой надежде. Бог, давший мне вкусить эту сладость здесь, ужели лишит меня таковой там?Добивайтесь ощутить сладость истинной молитвы. Когда ощутите, тогда это будет манить вас на молитву и воодушевлять к притрудной и внимательной молитве
​(Свт. Феофан Затворник)"

 

 

  "Плодоношение же Духа в добродетелях есть духовное наслаждение ими с нерастленным удовольствием для сердец верных, в которых действует Дух. Главное во всяком добром речении и верх преспеяний есть прилежание к молитве, которою приобретаем и все прочее, когда Призываемый нами простирает к нам содействующую руку; потому что молитвою в удостоившихся совершается общение таинственной действенности, посредством несказанной любви ко Господу сочетание расположения к святости пред Богом и самого ума. Ибо сказано: дал еси веселие в сердце моем. И сам Господь говорит: царствие Божие внутрь вас есть.
  Словами же: внутрь вас царствие, что иное означается, как не то, что небесное веселье Духа в душах достойных выражается явственно? Ибо достойные души чрез действенное общение Духа здесь еще приемлют залог и начатки того наслаждения, той радости, того духовного веселья, которых Святые в царстве Христовом приобщаться будут в вечном свете. Сказано: сердце мое и плоть моя возрадовастася о Бозе живе. Слова: яко от тука и масти да исполнится душа моя, и другие согласные с сим изречения ведут к той же мысли и дают разуметь действенное веселье и утешение, подаваемые Духом. 
  Ибо труды сии и подвиги душевные и телесные должны совершаться, как сказали мы, в надежде духовных плодов; а плодоношение добродетелей есть духовное наслаждение нерастленным удовольствием, неизреченно производимое Духом в сердцах верных и смиренных. Почему, труды и подвиги должны быть почитаемы, каковы они и действительно, трудами и подвигами, а плоды - плодами. Но если кто, по скудости ведения, делание свое и подвиг почтет плодами Духа; то оказывается, что он явно обольщается, сам себя обманывая, и таким своим мнением лишая себя великих подлинно плодов Духа. 
  Иногда человек входит преклонить колено, и сердце у него делается полным Божественной действенности, душа, как было уже сие объясняемо, веселится с Господом, подобно невесте, радующейся о женихе. О сем говорит великий Исаия: якоже радуется жених о невесте, тако и возрадуется Господь о тебе. Случается также, что такой бывает занят целые дни, но на один час обращается к молитве; и тогда внутренний человек бывает восхищен молитвою, и объемлется бесконечною глубиною оного века, и ощущает он такое неизреченное удовольствие, что всецело восторгается парящий и восхищенный ум его, и происходит в мыслях забвение об этом земном мудровании; потому что, по сказанному, переполнены ею помыслы, и как пленники уводятся у него в беспредельное и непостижимое; почему, в этот час бывает с человеком, что, по молитве его, вместе с молитвою отходит и душа.
  
Но всего лучше представить на среду некоторые из видимых мирских наслаждений для уподобления им Божественных утешений благодати в душе. Ибо сподобившиеся сих утешений иногда веселятся как бы на царской какой вечери, и радуются какою-то невыразимою и неизреченною радостию; то соуслаждаются духовно, как невеста с женихом; то, как бесплотные некие Ангелы, чувствуют такую удободвижность и легкость в теле, что не почитают себя даже облеченными в тело; иногда бывают приведены в веселье как бы каким-то питием, и упоеваются невыразимым упоением духовных таин;  иногда же в плаче и сетовании слезно молятся они о спасении всех человеков; потому что, горя Божественною духовною любовию ко всем человекам, восприемлют на себя плач целого Адама; а иногда, при услаждении духа, неописуемом словами, возгораются такою любовию, что, если бы можно было, всякого человека сердобольно укрыли бы они в собственном лоне своем, не делая никакого различия между худым и добрым; иногда столько уничижают себя, что не представляют и человека, который был бы их ниже, но себя почитают из всех последними; то поглощаются неизглаголанною радостию Духа; то, подобно какому-нибудь сильному мужу, облекшемуся во всеоружие царское, исшедшему на брань и обратившему в бегство сопротивных, и они таким же образом, оградив себя духовными оружиями, выходят против невидимых врагов, и низлагают их к ногам своим; в иное время окружает их великая тишина и безмолвие, покоит мир, и бывают они объяты чудным услаждением. 
   В другое же время разумением, Божественною мудростию и неизследимым ведением Духа, по благодати Христовой, умудряются в том, чего никаким языком невозможно изречь; а бывает время, что увидишь их ничем неотличающимися, по видимости, от каждого из людей. Так Божественной благодати, многоразлично в них изменяющейся и уразноображивающей себя, угодно бывает как бы воспитывать и упражнять душу, чтобы совершенною и непорочною и самою чистою представить ее небесному Духу. Иногда человек входит преклонить колено, и сердце у него делается полным Божественной действенности, душа, как было уже сие объясняемо, веселится с Господом, подобно невесте, радующейся о женихе. О сем говорит великий Исаия: якоже радуется жених о невесте, тако и возрадуется Господь о тебе.
  Случается также, что такой бывает занят целые дни, но на один час обращается к молитве; и тогда внутренний человек бывает восхищен молитвою, и объемлется бесконечною глубиною оного века, и ощущает он такое неизреченное удовольствие, что всецело восторгается парящий и восхищенный ум его, и происходит в мыслях забвение об этом земном мудровании; потому что, по сказанному, переполнены ею помыслы, и как пленники уводятся у него в беспредельное и непостижимое; почему, в этот час бывает с человеком, что, по молитве его, вместе с молитвою отходит и душа. 

(Прп. Макарий Великий)"
 

 

  "Когда вселится Дух Божий в человека, то облегчает ему все делá его; иго Божие становится легким для него, как написано в Евангелии: возмите иго Мое на себе: иго бо Мое благо. Тогда человек не чувствует ослабления ни в исполнении добродетелей, ни в служении Богу, ни в ночных бдениях; он не гневается, когда другие оскорбляют его, и не имеет никакого страха ни к человеку какому–нибудь, ни к зверю, ни к духам, потому что при нём днем и ночью находится радость Господня: она питает его и просвещает ум его. Сия радость возращает душу человеческую, усовершает ее и возносит на небо, подобно как тело человеческое всегда питается и укрепляется хлебом и водою или другою пищею.
  Мы видим, что человек питается молоком матери, потóм пищей жидкой, наконец пищей обыкновенной, употребляемой всеми; укрепляется ею и делается мужественным в преодолении различных трудностей жизни. Если же он подвергается какой–нибудь болезни, которая препятствует ему употреблять пищу, то слабость его усиливается и лишает его мужества, и он не иначе может освободиться от болезни и возвратить здравие, как при помощи и стараниях врача.
  Так и душа человеческая, если не будет в ней Божественной радости, делается слабою и впадает в жестокую болезнь. Но если она найдет служителя Божия, который умеет врачевать духовные болезни и прибегнет к его помощи, то он вылечит ее от страстей, возвратит ей здравие, укажет ей путь истины, и она получит Божественную радость, которая составляет душевную пищу и будет иметь в себе достаточную силу сопротивляться врагам своим, злым духам, побеждать их, уничтожать их коварства и таким образом приобретать духовный мир.
(Прп. Антоний Великий)"

 

 

 






 

 

 

  Ответ: "Блаженство (счастье), радость и удовольствие – суть синонимы, т. е. слова, обозначающие один и тот же смысл… 
  В чём же их смысл?... 
  Дело в том, что человек может находиться только в двух состояниях своих ощущений…
  Первое состояние – ощущение скорби…
  Второе состояние – ощущение радости:

  "16 Добрый разум доставляет приятность, путь же беззаконных жесток
  (Прит. 13)"
  "10 Сердце знает горе души своей, и в радость его не вмешается чужой. 
  (Прит. 14)"
  "13 Веселое сердце делает лице веселым, а при сердечной скорби дух унывает. 
  (Прит. 15)"

"Радости и скорби – удел всех людей: и праведных, и грешных. Все в жизни когда-то скорбят, когда-то радуются. Но праведник сначала скорбит – когда ведет борьбу с прельщающим его грехом, а потом радуется – когда превозмогает с помощью Божией этот грех. Грешник же наоборот: сначала радуется – когда предается любимому им греху, а потом скорбит. Чадо мое милое, когда ты будешь скорбеть, а когда радоваться? Тебе решать. Выбирай! 
(Протоиер. Александр Захаров)" 






  Обычное состояние человека - смешение этих двух ощущений:

  "13 И при смехе иногда болит сердце, и концом радости бывает печаль. 
  (Прит. 14)"
  "8 Если человек проживет и много лет, то пусть веселится он в продолжение всех их, и пусть помнит о днях темных, которых будет много: все, что будет, – суета!
  9 Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд.
  (Екк. 11)"
  "5 Ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше. 
  (2 Кор. 1)"
  "1 Уведомляем вас, братия, о благодати Божией, данной церквам Македонским,
  2 ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью; и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия.
  (2 Кор. 8)"


  Скорбь и радость в земной жизни человека настолько присущи ей, что нередко достигают даже и крайних эмоциональных/слёзных проявлений:

  "9 Посему и я буду плакать о лозе Севамской плачем Иазера, буду обливать тебя слезами моими, Есевон и Елеала; ибо во время собирания винограда твоего и во время жатвы твоей нет более шумной радости.
  10 Исчезло с плодоносной земли веселье и ликование, и в виноградниках не поют, не ликуют; виноградарь не топчет винограда в точилах: Я прекратил ликование.
   11 Оттого внутренность моя стонет о Моаве, как гусли, и сердце мое – о Кирхарешете.
  12 Хотя и явится Моав, и будет до утомления подвизаться на высотах, и придет к святилищу своему помолиться, но ничто не поможет.
  (Ис. 16)"
 
  Скорбно/радостное состояние человека обозначается/определяется весьма условно - лишь по его (человека) субъективному ощущению преобладания у него того или иного компонента этих ощущений...
  В чём трудность осознания предметов Вашего вопроса?...
  Эта трудность заключена в их простоте…
  Мы изначально предполагаем, что Вы переживали ощущение скорби и только поэтому мы можем дать определение радости…
  Радость – состояние, противоположное ощущению скорби…
  Блаженство – правильная радость (вышеестественная), т. к. она возникает в человеке при его соединении посредством добра (при исполнении им заповедей Христовых) с самим Источником добра - Богом…
  Блаженство - следствие соединения человека с Богом (приближения ко Христу)...
  В земной жизни термины приближения человека к Богу и его соединения с Ним не имеют принципиального различия...
  Можно сказать, что приближение к Богу есть тенденция увеличивающегося соединения (степени соединения) с Богом...
  Так же и удаление от Бога (соответственно) есть тенденция уменьшающегося соединения (степени разъединения) человека с Богом...
  Т. е. и разъединение, и удаление от Бога тоже не имеют (как термины) принципиального отличия друг от друга...
  Когда говорится о соединении (приближении) или разъединении (удалении) человека с Богом в этой его земной жизни, то имеется ввиду относительность всех этих состояний и процессов...
  Поскольку полное (насколько это вообще возможно в принципе) соединение человека с Богом может быть только после его исхода из его телесной (тленной) храмины (тела) в Царстве Небесным...
  Не исключено, что приближение человека к Богу (степень его соединения с Христом) не прекратится и после всеобщего Воскресения (после Страшного Суда) как процесс бесконечного его обожения...
  Хотя, без всякого сомнения (по словам св. ап. Павла), в Царстве Небесном произойдет принципиально новое (радикально отличное по своему качеству от земного) соединение человека и Бога...
  Из всего вышенаписанного следует, что и степень блаженства в земном человеке-христианине тоже весьма относительна и, как правило, носит характер неких процессов (качественно-количественных тенденций), а не каких-то стабилизированных состояний...
  В полной мере это относится и к удовольствию, т. к. удовольствие и блаженство (их степени, сила и тенденциозность - направленность) являются обратно-пропорциональными величинами (как по своему качеству, так и по количеству), непосредственно завязанными на качество жизни человека (на его отношение к добру и злу)...
  При отсутствии в себе рассудительности, человек не может использовать добро с пользой для себя (правильно), поэтому и блаженства он ощущать не может, даже если он, как ему кажется, и исполняет заповеди Христовы... 
  Блаженство человек может ощущать, только если он является добролюбивым, а не злолюбивым...     
  Происходит это, например, при поступках человека в соответствии с голосом совести или при исполнении им заповедей Христовых (хотя жизнь по совести тоже является заповедью Иисусовой)...
  Блаженство подобно лакмусовой бумажке во время проведения химических опытов...
  Оно является своеобразным индикатором правильности того или иного действия человека, удостоверяющим его как в умалении во зле и возрастании в добре, так и в соединении с Богом (хотя бы и в несовершенном, в неполном)...
  Термины приближения к Богу, уподобления Богу, соединения с Богом и др., подобные им, имеют, по сути, один и тот же смысл для человека в этой его земной жизни...
  Все эти и подобные им понятия лишь условно характеризуют те или иные степени соединения-разъединения человека с Богом...
  В земной жизни человеку не суждено быть в полном соединении с Богом (за исключением, может быть, только редких состояний созерцаний)...
  Поэтому и о степенях блаженства можно говорить тоже весьма условно, примерно так же, как человек чувствует тепло печи в зависимости от расстояния, на котором он находится...
  И не только...
  Ощущение тепла зависит и от контраста...
  Если человек пришел с морозной улицы - это одно...
  Если он вылез из горячей ванны - это другое...
  Если он стоит у печи давно - это одно...
  Если он подошел к печи только что - это другое...
  И пр., и пр., и пр. ...
  И люди-то тоже отличаются друг от друга по своей чувствительности (как телесной, так и духовной) как медь от воска...
  Один может париться в бане целый день, а другой и в предбаннике задыхается...
  Всё это вполне можно отнести и к переживаниям блаженства...
  Блаженство - это одновременно и индикатор добролюбия человека, и его ненависти ко злу...
  Удовольствие же – это радость, возникающая в человеке при его соединении с творением (добром относительным) Божиим, либо с творением человеческим (со злом)…

  "17 Вот ещё, что я нашел доброго и приятного: есть и пить и наслаждаться добром во всех трудах своих, какими кто трудится под солнцем во все дни жизни своей, которые дал ему Бог; 
  18 И если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий.
  19 Недолго будут у него в памяти дни жизни его; потому Бог и вознаграждает его радостью сердца его.
  (Екк. 5)"
  "7 Сладок свет, и приятно для глаз видеть солнце. 
  (Екк. 11)"

  Удовольствие, испытываемое человеком при употреблении любой твари само по себе является ощущением естественным, и поэтому оно не есть зло...
  Но удовольствие в чистом виде, без соединения с блаженством свидетельствует о неправильности соединения человека с тварью, о его злолюбии, о том, что человек испытывает радость и от зла...
  Зло - любить удовольствие...
  И сугубое зло - любить удовольствие от соединения с любым видом зла (например, со страстями)...
  Удовольствие, получаемое  от зла, свидетельствующее о злолюбии человека - суть неправильная радость (нижеестественная)...
  Такое удовольствие прямо и явным образом указывает на соединение человека со злом, являясь индикатором как самого этого соединения человека со злом, так и его злолюбия...
  В материалах нашего сайта мы показывали, что даже и скорбь бывает и правильной, и неправильной…
  Правильное (доброе) – это по определению все то, что приближает человека ко Христу (уподобляет Ему) и соединяет с Иисусом…
  Неправильное же (злое) – это по определению же суть все то, что отдаляет от Христа (увеличивает во зле) и разъединяет с Иисусом…
  Поэтому грех - суть и есть злое действие (т. е. отдаляющее или же и вовсе отсоединяющее человека от Христа)... 
  В материалах нашего сайта мы применяли термины блаженства, радости и удовольствия в соответствии с контекстом…
  Ничто не является злом в аскетическом смысле, кроме греха (свободного и сознательного человеческого действия, отдаляющего его от Христа или же и вовсе разъединяющего его с Иисусом)…
  Ибо воля Божия о человеке - суть его бесконечное блаженство, которое возможно только в том случае, если человек будет соединен с Божеством (спасен на земле и Спасен на Небесах) через свое уподобление Христу (обожение) посредством исполнения заповедей Иисусовых...
  Все и можно, и необходимо употреблять для исполнения заповедей Христовых (воли Божией о правильной, доброй жизни человека) – все…
  Даже и зло (например, при покаянии)…
  Ибо премудр Господь…
  Зло потому и является злом, что отдаляет человека от Христа (разъединяет его с Ним)...
  Творение же Божие призвано не разъединять человека с Творцом, а соединять его с Ним…
  Человека разъединяет с Христом только его собственная, злая воля... 
  Удовольствие же от соединения со злом (радость от удаления от Христа, от разъединения с Иисусом) увеличивает человека в его злолюбии…
  Удовольствие  от зла не только свидетельствует о злолюбии человека (о его разъединении с Христом), но и развивает в нем как ложную/неправильную/вредную любовь к себе (самолюбие/самоугодие, эгоизм) так и неотделимые от нее (рождающиеся из нее) злолюбие, сластолюбие, гордость и своеволие…
  Блаженство же – суть радость от добра и Добра, от правильного соединения через добро с его Источником - Христом…
  Блаженство свидетельствует о добролюбии человека, о его приближении к Иисусу (обожении), о его соединении с Господом и развивает любовь к самому Подателю блаженства - Христу…
  И то, и другое - и удовольствие, и блаженство по своему ощущению являются радостью…
  Св. Писание и св. отцы свидетельствуют, что для блаженства свойственны особенные, специфические ощущения - мир, "распространение" (пространство) души, "тишина" (ровные, спокойные, невысокие или и совсем небольшие по своей силе, умилительные эмоции, например, раскаяния, благодарности, веры, надежды, любви и пр.), душевный покой и др. переживания, которые можно познать только опытным путем через усердную жизнь по заповедям Христовым...
  А удовольствие сопряжено обычно с высокими по своей силе эмоциями (нередко даже и с экзальтацией, вплоть до экстаза), некоторым беспокойством, какой-то неудовлетворенностью, тревогой, теснотой, иногда и страхом, и пр. несколько неприятными, чувственными нюансами, которые могут проявляться как во время самого ощущения удовольствия, так возникать и после него (например, у мужчин после секса)... 
  Но не все люди имеют достаточные чувствительность души и внимательность, необходимые для того, чтобы заметить отличия в этих переживаниях...
  Человек, старающийся тщательно жить по заповедям Христовым, со временем как бы оживает душою, он постепенно начинает приобретать эту самую необходимую чувствительность души, которая и позволяет ему различать и чувствовать эти  нюансы - он становится опытным, искусным (искушенным) христианином... 
  А что же делать нам?...
  Нам - неискусным?..
  Как нам понять разницу?...
  Уже и сейчас?... 
  Ответ будет и неутешительным, и одновременно радостным... 
  Ощутить блаженство явно можно, только если соединиться с его Источником - Христом...
  Степень же соединения человека с Христом может быть разная - в зависимости от подобия человека Иисусу (степени его обожения) и особенно, в зависимости от степени его смирения...
  Отсюда становится понятным, что и степень блаженства у человека тоже может быть разная - от самой маленькой, нечувствительной (из-за поглощения его удовольствием или скорбью), до самой большой (когда человек уже не испытывает ни удовольствия, ни скорби от воздержания)... 
  Такой человек (совершенный христианин) может испытывать скорбь только от видения зла в себе и в ближних...
  Но уровень этой его скорби намного ниже уровня того блаженства, в котором он пребывает, поэтому оно и значительно ощутимее для него...
  Для нас же, новоначальных христиан, можно со всею уверенностью сказать, что мы точно испытываем блаженство, когда с благоговением обращаем свое внимание ко Христу (во время молитвы)... 
  А если мы его не чувствуем, то только потому, что и удовольствие, и скорбь ("плевелы") заглушают его... 
  У новоначальных христиан слабая концентрация внимания к Иисусу, у них слабое соединение со Христом, поэтому и ощущение блаженства у них маленькое, незаметное...
  Добро же, по определению, не только соединяет человека со Христом (например, молитва), но и все то, что приближает его к Иисусу, помогает молитве (например, Христовы заповеди или сама тенденция роста человека в добре и умаления его во зле)...
  Когда человек живет по заповедям Христовым, когда он исполняет их непрестанно по мере своих сил, он тоже приближается ко Христу, он тоже соединяется с  добром, т. е. он тоже испытывает блаженство (т. к. приближение, уподобление и соединение нераздельны)...
  Исполняющий Христовы заповеди обязательно находится в блаженном состоянии (об этом со всею категоричностью говорит Христос в Своих заповедях блаженства) - просто он этого еще может не ощущать и не понимать по причине грубости, нечувствительности и неопытности своей души... 
  А также и по причине еще высокого уровня своей порочности и гордости (большой еще отдаленности от Христа, непохожести на Него)...
  В результате грехопадения наших прародителей, каждый человек, который рождается в этот мир, уже по наследству является и сластолюбивым, и гордым, и своевольным, и злолюбивым... 
  Когда говорят, что младенцы безгрешны, подобны ангелам и пр., то имеется ввиду, что они не различают еще добра и зла, и что все их действия являются неосознанными и поэтому безгрешными, хотя и порочными... 
  Здесь-то как раз и необходимы и сознание, и свободная воля родителей младенцев, заменяющие неосознанность и безволие их детей...
  Само наличие в человеке от его рождения способности ощущать удовольствие, стремиться к удовольствию, не только не препятствует спасению человека, но и наоборот, может помочь ему исполнять все Христовы заповеди...
  Все читатели наверняка знают, что когда на кухне происходит утечка бытового газа, то чувствуется довольно резкий, неприятный запах... 
  Газ, который используется в бытовых целях (метан) вовсе не имеет запаха...
  Он вовсе не ядовит, т. к. является химически инертным веществом...
  Им невозможно отравиться...
  Но зато можно либо задохнуться от недостатка кислорода на кухне, который вытесняется метаном с давлением около 2 атм., либо же сгореть или взорваться... 
  Поэтому в метан добавляют в ничтожных дозах особый "ароматизатор" - безвредное, но очень пахучее и поэтому очень полезное вещество (одорант)...
  Человек не чувствует опасность - газ...
  Но человек чувствует одорант...
  Человек открывает форточки, закрывает все газовые краны, выключает все эл. приборы, выбегает из дома, вызывает газовщиков и пр., и пр. ...
  "Газ" здесь - образ зла...
  Отсутствие запаха у газа - образ отсутствия необходимой чувствительности души у новоначального христианина...
  "Одорант" - образ удовольствия, которое человек получает от своего соединения со злом...
  Именно по удовольствию от зла человек как раз и может догадаться об опасности, которую он не чувствует - о зле, с которым и в котором он в данный момент пребывает... 
  По силе удовольствия от зла человек может определить, насколько тесно он соединен со злом, как сильно он любит зло и насколько он отдален от Христа...
  Удовольствие от зла - это охранная сигнализация для человека, это его духовные: сирена, громкоговоритель, "крякалка", моргающие разноцветные лампы ("люстры") и пр. ... 
  Удовольствие от зла - это индикатор степени заболеваемости человека, его злолюбия... 
  Удовольствие от зла - это следствие порочности человека, эту же порочность и развивающее... 
  Стремление человека к удовольствию, его любовь к удовольствию вообще, культивирование им удовольствия даже и естественного, развивают всю совокупную порочность человека, они взращивают его и злолюбие, и сластолюбие, и своеволие, и гордость, и рождающую их всех ненависть, ведущие человека в геенну, в вечное состояние скорби, в котором в человеке полностью отсутствует добро, а присутствует только зло...
  "Утечка газа" здесь является образом сластолюбия человека...
  "Кухня" и все, что на ней происходит - образ самого человека со всеми его действиями...     
  "Геенна" - образ тех же самых последствий утечки газа на кухне (либо удушье, либо воспламенение с ожогами и пожаром, либо взрыв)... 
  Воздержание же от удовольствия (благоразумный пост) уменьшает как сластолюбие человека вообще, так и его конкретные пороки в частности...
  Особенно сильно уменьшают сластолюбие человека и его порочность правильные скорби (как свободные, так и невольные)...
  Невольные человеческие скорби - суть Божие лекарство, милость Христова, проявление Его любви к неразумным людям...
  Но наиболее полезны правильные вольные скорби - умеренные, уместные, своевременные, свободные и осознанные (т. е. скорби, возникающие у новоначального христианина при исполнении им всех Христовых заповедей)...
  Ну а о пользе блаженства и говорить не приходится... 
  Если удовольствие от зла играет роль кнута и тревожной сигнализации, то блаженство играет роль пряника и маяка на морском берегу в тумане... 
  Блаженство стимулирует человека исполнять все заповеди Христовы, стремиться к добру и Его источнику - Христу, приближаться к Нему и соединяться с Иисусом в молитве (спасаться)... 
  И если удовольствие от зла подобна тревожной сигнализации, то блаженство, наоборот, является сигналом о пребывании человека в добре, показывающий, что он идет путем добра, правильной дорогой своего спасения...       
  По мере же своих очищения и освящения (приближения ко Христу - увеличения степени соединения с Иисусом), человек все явственнее и отчетливее начинает на своем личном опыте и чувствовать, и различать разницу между блаженством и удовольствием... 
  Такой человек начинает бегать от удовольствия как от признака злолюбия и стремиться к блаженству, как к индикатору добролюбия и любви к Источнику этого добра - Христу...
  И есть еще одна важная причина стараться бегать от удовольствия вообще...  
  Одним из законов духовной жизни является то, что каждое удовольствие (даже и естественное) в этой земной жизни человека потом обязательно будет компенсироваться соответствующей ему скорбью... 
  А некоторые св. отцы (например, преп. Марк Подвижник) считали, что и не соответствующей даже, а намного большею ("стократной")... 
  Либо еще в этой жизни, либо же по исходу души человека из его тела (на мытарствах или в геенне)...
  Помоги же Вам и нам, Господи, не только познать на опыте разницу между удовольствием и блаженством, но и правильно ими пользоваться, удаляясь от зла и устремляясь к добру…"
 
 
  Замечательным материалом на данную тему являются соответствующие лекции проф. МДАиС Осипова А. И. с его официального сайта, "Блаженства" прп. Ефрема Сирина с сайта Святоотеческое наследие, "Слово" прп. Антония Великого с сайта Святоотеческое наследие и соответствующие же материалы с сайтов Азбука веры, Логослово, Серафимов и статья Сергея Худиева  с сайта Фома...





 

                                                ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ !      
 
 
 
  

 

Категория: Вопросы и ответы | Добавил: samcfv (17 Окт 12)
Просмотров: 1609

Поиск