"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

Молитва Иисусова (аудио) [1]О главном... [25]
Добродетели [65]Пороки [88]
Вопросы и ответы [163]Дневники [43]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Вопросы и ответы

63. Вопрос: "Бывает ли ложь во спасение?"

 

  "35 Когда Он ещё говорил сие, приходят от начальника синагоги и говорят: дочь твоя умерла; что еще утруждаешь Учителя?
  36 Но Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй.
  37 И не позволил никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова.
  38 Приходит в дом начальника синагоги и видит смятение и плачущих и вопиющих громко.
  39 И, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит.
  (Мк. 5)"
  "18 И собрал Ииуй весь народ и сказал им: Ахав мало служил Ваалу; Ииуй будет служить ему более.
  19 Итак созовите ко мне всех пророков Ваала, всех служителей его и всех священников его, чтобы никто не был в отсутствии, потому что у меня будет великая жертва Ваалу. А всякий, кто не явится, не останется жив. Ииуй делал это с хитрым намерением, чтобы истребить служителей Ваала.
  (4 Цар. 10)"
  "24 И сказал Седекия Иеремии: никто не должен знать этих слов, и тогда ты не умрёшь;
  25 и если услышат князья, что я разговаривал с тобою, и придут к тебе, и скажут тебе: «скажи нам, что говорил ты царю, не скрой от нас, и мы не предадим тебя смерти, – и также что говорил тебе царь»,
  26 то скажи им: «я повергнул пред лице царя прошение моё, чтобы не возвращать меня в дом Ионафана, чтобы не умереть там».
  27 И пришли все князья к Иеремии и спрашивали его, и он сказал им согласно со всеми словами, какие царь велел сказать, и они молча оставили его, потому что не узнали сказанного царю.
  28 И оставался Иеремия во дворе стражи до того дня, в который был взят Иерусалим. И Иерусалим был взят.
  (Иер. 38)"
  "8 Вы пойдите на праздник сей; а Я ещё не пойду на сей праздник, потому что Моё время еще не исполнилось.
  9 Сие сказав им, остался в Галилее.
  10 Но когда пришли братья Его, тогда и Он пришёл на праздник не явно, а как бы тайно.
  (Ин. 7)"
  "11 Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его.
  12 Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет.
  13 Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном.
  14 Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер;
  (Ин. 11)"
  "1 Авраам поднялся оттуда к югу и поселился между Кадесом и между Суром; и был на время в Гераре.
  2 И сказал Авраам о Сарре, жене своей: она сестра моя. Ибо он боялся сказать, что это жена его, чтобы жители города того не убили его за нее. И послал Авимелех, царь Герарский, и взял Сарру.
  3 И пришел Бог к Авимелеху ночью во сне и сказал ему: вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял, ибо она имеет мужа.
  4 Авимелех же не прикасался к ней и сказал: Владыка! неужели ты погубишь не знавший сего и невинный народ?
  5 Не сам ли он сказал мне: она сестра моя? И она сама сказала: он брат мой. Я сделал это в простоте сердца моего и в чистоте рук моих.
  6 И сказал ему Бог во сне: и Я знаю, что ты сделал сие в простоте сердца твоего, и удержал тебя от греха предо Мною, потому и не допустил тебя прикоснуться к ней;
  7 теперь же возврати жену мужу, ибо он пророк и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если не возвратишь, то знай, что непременно умрешь ты и все твои.
  8 И встал Авимелех утром рано, и призвал всех рабов своих, и пересказал все слова сии в уши их; и люди сии [все] весьма испугались.
  9 И призвал Авимелех Авраама и сказал ему: что ты с нами сделал? чем согрешил я против тебя, что ты навел было на меня и на царство мое великий грех? Ты сделал со мною дела, каких не делают.
  10 И сказал Авимелех Аврааму: что ты имел в виду, когда делал это дело?
  11 Авраам сказал: я подумал, что нет на месте сем страха Божия, и убьют меня за жену мою;
  12 да она и подлинно сестра мне: она дочь отца моего, только не дочь матери моей; и сделалась моею женою;
  13 когда Бог повел меня странствовать из дома отца моего, то я сказал ей: сделай со мною сию милость, в какое ни придем мы место, везде говори обо мне: это брат мой.
  (Быт. 20)"
  "6 Исаак поселился в Гераре.
  7 Жители места того спросили о Ревекке - жене его, и он сказал: это сестра моя; потому что боялся сказать: жена моя, чтобы не убили меня, думал он, жители места сего за Ревекку, потому что она прекрасна видом.
  8 Но когда уже много времени он там прожил, Авимелех, царь Филистимский, посмотрев в окно, увидел, что Исаак играет с Ревеккою, женою своею.
  9 И призвал Авимелех Исаака и сказал: вот, это жена твоя; как же ты сказал: она сестра моя? Исаак сказал ему: потому что я думал, не умереть бы мне ради неё.
  (Быт. 26)"
  "19 Иаков сказал отцу своему: я Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань, сядь и поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя.
  20 И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашёл ты, сын мой? Он сказал: потому что Господь Бог твой послал мне навстречу.
  24 и сказал (Исаак - от авт.): ты ли сын мой Исав? Он (Иаков - от авт.) отвечал: я. 

  (Быт. 27)"
  "34 Рахиль же взяла идолов, и положила их под верблюжье седло и села на них. И обыскал Лаван весь шатер; но не нашёл.
  35 Она же сказала отцу своему: да не прогневается господин мой, что я не могу встать пред тобою, ибо у меня обыкновенное женское. И Лаван искал во всём шатре, но не нашёл идолов.
  (Быт. 31)"
  "14 пусть господин мой (Исав - от авт.) пойдёт впереди раба (Иакова - от авт.) своего ... и приду к господину моему в Сеир.
  16 И возвратился Исав в тот же день путём своим в Сеир.
  17 А Иаков двинулся в Сокхоф,
  (Быт. 33)"








  "Иногда и апостолы считали ложь извинительной, а истину вредной.

  По руководству этих примеров и блаженный апостол Иаков, и все главные предстоятели первенствующей церкви советовали апостолу Павлу допустить притворство, очиститься по образу закона, голову остричь и принести жертву, не видя вреда от этого притворства, но больше думая о пользе долговременной проповеди его.
  Ибо не столько было бы пользы апостолу Павлу от такой прямоты, сколько потери для всех язычников от скорой смерти его. Этот вред, без сомнения, произошел бы тогда для всей церкви, если бы полезное и спасительное притворство не сохранило его для евангельской проповеди. Тогда необходимо и извинительно допускается ущерб от лжи, когда, как мы сказали, угрожает больший урон от обнаружения истины, и польза, происходящая для нас от истины, не может вознаградить того вреда, какой может произойти. Блаженный апостол другими словами свидетельствует, что он везде всегда держался этого способа.
  Ибо когда говорит: «для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых», тем самым показывает, что он всегда применялся к немощи и духовному возрасту наставляемых, несколько умерял строгость учения о совершенстве, не держался того, чего требовало строгое правило, но больше предпочитал то, чего требовала польза немощных.
  Где Павел был иудеем для иудеев? Именно там, где он, искренним сердцем соблюдая то мнение, которое возвещал галатам, говорит: «вот я, Павел, говорю вам: если вы обрезываетесь, то не будет вам никакой пользы от Христа»; однако в обрезании Тимофея он показал как бы вид иудейского предубеждения. И еще: где для подзаконных он был как подзаконный? Именно там, где Иаков и все пресвитеры церкви, опасаясь, чтобы не напала на него толпа верующих иудеев, даже иудействующих христиан, которые так приняли веру Христову, что еще держались законных обрядов, предложили ему такой совет, говоря: «видишь, брат, сколько тысяч уверовавших Иудеев, и все они ревнители закона. А о тебе наслышались они, что ты всех Иудеев, живущих между язычниками, учишь отступлению от Моисея, говоря, чтобы они не обрезывали детей своих.
  Сделай же, что мы скажем тебе: есть у нас четыре человека, имеющие на себе обет. Взяв их, очистись с ними, и возьми на себя издержки на жертву за них, чтобы остригли себе голову, и узнают все, что слышанное ими о тебе несправедливо, но что и сам ты продолжаешь соблюдать закон». И таким образом, для спасения подзаконных, несколько ослабляя строгость того мнения, по которому говорил:«законом я умер для закона, чтобы жить для Бога», он вынужден остричь голову, очиститься по закону и в храме по обряду Моисееву принести жертву.
  А в Афинах, где в силе было нечестие, смотри, как он начал свою проповедь. Проходя, — говорит он, — и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «неведомому Богу". И когда он стал говорить речь о их суеверии, так как будто и сам был чужд закона, то по поводу этой языческой надписи предложил им веру в Христа, говоря: Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам. И после, как будто он вовсе не знал закона Божия, захотел лучше привести стих языческого поэта, нежели изречение Моисея или Христа, говоря: «как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: мы Его и род". 
  Итак, когда он стал убеждать их свидетельствами их же, которых они не могли отвергнуть, то подтверждая ложным истинное, прибавил: «итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого. А немощным он был для немощных тогда, когда по снисхождению, а не по повелению, позволил вместе быть тем, которые не могли воздерживаться; или когда, питая коринфян молоком, а не твердой пищею, по словам его, был он у них в немощи, и страхе, и трепете великом.
  А всем был для всех, чтобы всех спасти, тогда, когда говорит: «кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест; «выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше». И в другом месте говорит: «кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?». И таким образом он исполнил то, что заповедовал коринфянам: «не подавайте соблазна ни иудеям, ни еллинам, ни церкви Божией, так как и я угождаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись».
  Без сомнения, бесполезно было обрезывать Тимофея, стричь голову, совершать иудейское очищение, ходить босиком, приносить законные жертвы, но он все это сделал, заботясь о спасении их; потому что он не искал своей пользы, но пользы многих, чтобы спаслись. Хотя это сделано для Бога, однако не чуждо притворства. Ибо кто законом Христовым умер для закона (Моисеева), чтобы жить для Бога; кто правду законную, в которой безупречно пребывал, почёл тщетою, и всё почитал за сор, чтобы приобрести Христа, тот не мог с искренним расположением сердца совершать дел закона (Моисеева); нельзя верить, чтобы тот, кто сказал: «если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником», стал делать то, что сам осуждал. Притом не столько ценится само дело совершаемое, сколько расположение совершающего, так что некоторые находили, что истина вредила, а ложь приносила пользу.
  Когда царь Саул спрашивал слуг о бегстве Давида и говорил: «неужели всем вам даст сын Иессея поля и виноградники и всех вас поставит тысяченачальниками и сотниками, что вы все сговорились против меня, и никто не открыл мне, когда сын мой вступил в дружбу с сыном Иессея»; то Доик Идумеянин не истину ли открыл, говоря: «я видел, как сын Иессея приходил в Номву к Ахимелеху, и тот вопросил о нем Господа, и дал ему продовольствие, и меч Голиафа Филистимлянина отдал ему». За эту истину он заслужил истребление из земли живых, и о нем пророк говорит:«за то Бог сокрушит тебя вконец, изринет тебя и исторгнет тебя из жилища твоего и корень твой из земли живых». Итак, за обнаружение истины он навсегда, исторгается из той земли, в которой блудница Раав со своим родством насаждается за ложь. Также и Самсона ложь сохраняла, а истина, безрассудно открытая нечестивой жене, погубила; потому что он не исполнил пророческое повеление: «от лежащей на лоне твоем стереги двери уст твоих».
(Прп. Иоанн Кассиан Римлянин)"



 

                            Авва Дорофей. О том, что не должно лгать.
  "Хочу вам, братия, воспомянуть несколько о лжи, ибо я вижу, что вы не очень стараетесь удерживать язык свой, от чего мы легко увлекаемся во многое зло. Заметьте, братия мои, что во всяком деле, как я всегда говорю вам, можно приобрести навык и к доброму, и к злому: итак, нужно большое внимание, чтобы нам не быть окраденными ложью, ибо лжец не имеет общения с Богом. Ложь чужда Богу. В Писании сказано, что ложь от лукаваго, и что он ложь есть и отец лжи. Вот, отцем лжи назван диавол, а истина есть Бог, ибо Он Сам говорит: Аз есмь путь, и истина и живот. Видите посему, от Кого мы отлучаем себя и с кем соединяемся ложью: очевидно с лукавым. Итак, если мы поистине хотим спастись, то мы должны всею силою и со всем усердием любить истину и охранять себя от всякой лжи, чтобы она не отлучила нас от истины и жизни.
  Есть три различных вида лжи: иной лжёт мыслию, другой лжёт словом, а иной лжёт самою жизнию своею. Мыслию лжёт тот, кто принимает за истину свои предположения, т.е. пустые подозрения на ближнего; такой, когда видит, что кто-нибудь беседует с братом своим, делает свои догадки и говорит: он обо мне беседует. Если прекращают беседу, он опять предполагает, что ради его прекратили беседу. Если кто скажет слово, то он подозревает, что оно сказано для оскорбления его. Вообще в каждом деле он постоянно таким образом замечает за ближним, говоря: он ради меня это сделал, он ради меня это сказал, он это сделал для того-то. Таковой лжёт мыслию, ибо он ничего истинного не говорит, но всё по одному подозрению, а от сего происходят любопытство, злословие, подслушивания , вражда, осуждения.
  Бывает, что иной предположит нечто, и это случайно оказывается истинным; а он после сего, желая, как он говорит, исправлять себя, уже постоянно за всем замечает, думая: если кто-нибудь говорит обо мне, то мне надобно знать, какое моё согрешение, за которое он меня осуждает, и я буду исправляться. Во-первых, уже и начало сего от лукавого, ибо он начал ложью: не зная подлинно, придумал то, чего не знал; а как может древо зло плоды добры творити? Если же он в самом деле желает исправиться, то, когда ему брат скажет: не делай этого, или зачем ты это сделал, он не должен смущаться, но поклониться и поблагодарить его, и тогда он исправится.
  Ибо если Бог увидит, что таково его произволение, то Он никогда не оставит его в заблуждении, но пошлет кого-нибудь, могущего его исправить. А говорить: я верю своим догадкам для исправления себя, и с сею целию подслушивать и любопытствовать, - это есть самооправдание, внушаемое диаволом, который желает строить нам козни.
  Некогда в бытность мою в общежитии было мне такое диавольское искушение, что я стал было по движениям и по походке человека заключать о его душевном устроении, и со мною встретился следующий случай. Однажды, когда я стоял, прошла мимо меня женщина с ведром воды; сам не знаю, как я увлёкся и посмотрел ей в глаза, и тотчас помысл внушил мне, что она блудница; но лишь только пришёл мне сей помысл, я стал очень скорбеть и сказал о сем старцу, авве Иоанну: "Владыко, что я должен делать, когда я невольно замечаю чьи-либо движения и походку, и помысл говорит мне о душевном устроении сего человека?" И Старец отвечал мне так: "Что же? Разве не бывает, что иной имеет естественный недостаток, однако с великим усилием и трудами исправляет его? Потому и нельзя из этого заключать чьего-либо душевного устроения.
  Итак, никогда не верь своим догадкам, ибо кривое правило и прямое делает кривым. Мнения человеческие ложны и вредят тому, кто предаётся им". И так с тех пор, когда помысл говорил мне о солнце, что это солнце, или о тьме, что это тьма, я не верил ему, ибо нет ничего тяжелее, как верить своим мнениям . Это если укоренится в нас, то доводит до такого вреда, что мы думаем действительно видеть вещи, коих нет и быть не может. И скажу вам о сем удивительный случай, который произошел при мне, когда я ещё находился в общежитии.
  Там был у нас один брат, которого очень беспокоила сия страсть, и он так следовал своим догадкам, что был уверен в каждом предположении своём; ему казалось, что дело происходит непременно так, как представляет ему помысл его, и не может быть иначе. Зло со временем усилилось, и демоны довели его до такого заблуждения, что однажды, как он, вошедши в сад, высматривал, - ибо он всегда подсматривал и подслушивал, - ему показалось, что он видит, будто один из братии крадёт и ест смоквы; а была пятница, и ещё не было даже второго часа.
  Итак, уверив себя, что он действительно видел это, он скрылся и ушёл молча. Потом, в час Литургии, он опять стал замечать, что будет делать во время причащения брат, только что укравший и евший смоквы. И когда он увидел, что тот умывает руки, дабы войти приобщиться, он побежал и сказал Игумену: "Посмотри, такой-то брат идёт приобщаться Божественных Таин вместе с братиями, но не вели ему давать Святых Даров, ибо я видел сегодня утром, как он крал смоквы из сада и ел".
  А между тем брат оный вошёл уже к Святому Причащению с большим благоговением и умилением, ибо он был из благоговейных. Когда же Игумен увидел его, то подозвал к себе, прежде чем тот подошел к священнику, преподающему Святые Дары, и, отведя его в сторону, спросил: "Скажи мне, брат, что ты сделал сегодня?". Тот удивился и сказал ему: "Где, владыко?" Игумен продолжал: "Когда ты утром вошёл в сад, что ты там делал?" Брат, удивлённый этим, отвечал ему опять: "Владыко, я сегодня и не видел сада, и даже не был утром здесь, в киновии, но теперь только возвратился из пути, ибо тотчас по окончании всенощного бдения эконом послал меня на такое-то послушание". А место того послушания, о котором он говорил, было очень далеко, и брат с трудом поспел к самому времени Литургии.
  Игумен призвал эконома и спросил его: "Куда ты посылал этого брата?" Эконом отвечал то же, что и брат сказал, т. е. что он посылал его в такое-то село. Игумен спросил: "Почему же ты не привёл его принять от меня благословение?" Тот, поклонившись, отвечал: "Прости меня, владыко, ты отдыхал после бдения, и потому я не привёл его принять от тебя благословение". Когда Игумен таким образом удостоверился, то отпустил сего брата идти причаститься и, призвав того, который верил своим подозрениям, наложил на него епитимию и отлучил его от Святого Причащения.
  И мало того, он, созвав всю братию, по окончании Литургии, со слезами рассказал им о случившемся и обличил брата пред всеми, желая достигнуть сим троякой пользы: во-первых, посрамить диавола и обличить сеющего такие подозрения; во-вторых, чтобы чрез сие посрамление был прощён грех брата и чтобы он получил от Бога помощь на будущее время; и в-третьих, чтобы утвердить братию - никогда не верить своим мнениям. И много поучив о сём и нас и брата, он сказал, что нет ничего вреднее подозрительности, и доказывал это случившимся примером.
  И много подобного сказали отцы, предохраняя нас от вреда верить своим подозрениям. Итак, постараемся же, братия, никогда не верить своим самомышлениям. Ибо поистине ничто так не удаляет человека от Бога и от внимания к своим грехам и не побуждает его всегда любопытствовать о неполезном ему, как сия страсть: от сего не бывает ничего доброго, а множество смущений; от сего человек никогда не находит возможности приобрести страх Божий. Если же по причине порочности нашей посеваются в нас лукавыя помышления, то тотчас должно обращать их в добрые, и они не повредят нам; ибо если верить своим догадкам, то им и конца не будет, и они никогда не попустят душе быть мирною. Вот это ложь мыслию.
  А словом лжёт тот, кто, например, от уныния поленившись встать на бдение, не говорит: "Прости меня, что я поленился встать"; но говорит: "У меня был жар, я до крайности утомился работою, не в силах был встать, был нездоров", и говорит десять лживых слов для того, чтобы не сделать одного поклона и не смириться. И если он в подобном случае не укорит себя , то беспрестанно изменяет слова свои и спорит, чтобы не понести укоризны.
  Также когда случится ему иметь какой-нибудь спор с братом своим, то он не перестаёт оправдываться и говорить: "Но ты сказал, но ты сделал, но я не говорил, но такой-то сказал", и то, и другое, чтобы только не смириться. Опять, если он пожелает чего-нибудь, то не хочет сказать: "Я этого желаю", но всё извращает слова свои, говоря: "У меня такая-то болезнь, и это мне нужно; это мне приказано", и лжёт до тех пор, пока не удовлетворит своему желанию.
  И как всякий грех происходит или от сластолюбия, или от сребролюбия, или от славолюбия, так и ложь бывает от сих трёх причин. Человек лжёт или для того, чтобы не укорить себя и не смириться, или для того, чтобы исполнить желание своё, или ради приобретения, и не перестаёт делать извороты и ухищряться в словах до тех пор, пока не исполнит желания своего. Такому человеку никогда не верят, но хотя он и правду скажет, никто не может дать ему веры, и самая правда его оказывается невероятною.
  Иногда случается такое дело, что бывает крайность скрыть мало, и если кто не скроет мало, то дело приносит большое смущение и скорбь. Когда встретится такая крайность, и видит кто-либо себя в такой нужде, то может посему изменить слово для того, чтобы не вышло, как я сказал, большого смущения и скорби, или обиды. Но когда случится такая великая необходимость уклониться от слова правды, то и тогда человек не должен оставаться беспечальным, а каяться и плакать перед Богом и считать такой случай временем искушения.
  И на такое уклонение решаться не часто, а разве однажды из многих случаев. Ибо как бывает с терияком и слабительным: если кто часто их принимает, то они вредят; если же кто примет однажды в год по великой нужде, то они приносят ему пользу; так должно поступать и в этом деле: кто хочет по необходимости изменить слово, то он должен делать это не часто, но разве в исключительном случае, однажды во много лет, когда видит, как я сказал, великую необходимость, и это самое, допускаемое весьма редко, пусть делает со страхом и трепетом, показывая Богу и произволение своё, и необходимость, и тогда он будет прощён, но вред он все-таки получает. Вот мы сказали, что значит лгать мыслию, и что - лгать словом. Теперь хотим сказать, что значит лгать и самою жизнию своею.
  Жизнию своею лжёт тот, кто, будучи блудником, притворяется воздержным; или, будучи корыстолюбив, говорит о милостыни и хвалит милосердие, или, будучи надменен, дивится смиренномудрию. И не потому удивляется добродетели, что желает похвалить её, ибо если бы он говорил с сею мыслию, то он сперва со смирением сознался бы в своей немощи, говоря: "Горе мне, окаянному, я сделался чуждым всякого блага", и тогда уже, по сознании своей немощи, стал бы он хвалить добродетель и удивляться ей. И опять он не с тою целию хвалит добродетель, чтобы не соблазнять другого, ибо он должен был бы в сем случае думать так: "Поистине я окаянен и страстен, но зачем мне соблазнять других? Зачем наносить вред душе иного и налагать на себя и другую тяжесть?"
  И тогда, хотя бы он в том вышеупомянутом и согрешил, однако же коснулся бы и добра; ибо осуждать себя есть дело смирения, а щадить ближнего есть дело милосердия. Но лжец не по какой-либо из упомянутых причин удивляется, как я сказал, добродетели; но или для того похищает имя добродетели, чтобы покрыть свой стыд, и говорит о ней, как будто и сам он совершенно таков, или часто для того, чтобы повредить кому-нибудь и обольстить его. Ибо ни одна злоба, ни одна ересь, ни сам диавол не может никого обольстить иначе, как только под видом добродетели. Апостол говорит, что сам диавол преобразуется в Ангела светла, потому неудивительно, что и слуги его преобразуются в служителей правды.
  Так и лживый человек, или боясь стыда, - чтобы не смириться, или, как мы сказали, желая обольстить кого-нибудь и повредить ему, говорит о добродетелях и хвалит их, и удивляется им, как будто сам поступал так и знает их по опыту: таковой лжёт самою жизнию своею. Это не простой человек, но двойственный, ибо иной он внутри, и иной снаружи, и жизнь его двойственна и лукава. Вот мы сказали о лжи, что она от лукавого, сказали и об истине, что истина есть Бог.
  Итак, братия, будем избегать лжи, чтобы избавиться от части лукавого, и постараемся усвоить себе истину, чтобы иметь единение с Богом, сказавшим: Аз есмь истина. Господь Бог да сподобит нас истины Своей; ибо Ему подобает слава, держава, честь и поклонение во веки веком. Аминь."


















  Ответ: "Всё внутри человека и снаружи его предназначено Господом для спасения человека, в том числе и ложь (неистина), и лживость (отрицание истины, исповедание лжи)...
  И только от самого человека зависит, как он использует эти внутренние и внешние Христовы таланты (с пользой для себя или во вред себе)...
  Ложь во спасение (во славу Божию) использовал и Архангел Рафаил, когда представился Товиту как сын человеческий:

  "13 Он сказал: я Азария, из рода Анании великого, из братьев твоих.
  (Тов. 5)"
  "15 Я - Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго.
  16 Тогда оба смутились и пали лицем на землю , потому что были в страхе. 
  17 Но он сказал им: не бойтесь, мир будет вам. Благословляйте Бога вовек. 
  18 Ибо я пришел не по своему произволению, а по воле Бога нашего; потому и благословляйте Его вовек.
  19 Все дни я был видим вами, но я не ел и не пил,- только взорам вашим представлялось это . 
  20 Итак, прославляйте теперь Бога, потому что я восхожу к Пославшему меня, и напишите все совершившееся в книгу. 
  21 И встали они и более уже не видели его. 
  22 И стали рассказывать о великих и чудных делах Божиих, и как явился им Ангел Господень.
  (Тов. 12)"

 
  Архангел Рафаил, будучи по своей ангельской природе существом бестелесным, не только солгал (по воле Пославшего его Бога(!)), но и на протяжении всего своего общения с людьми имитировал свою телесную деятельность (напр., призрачно употребляя пищу, питье и пр.)...
  Даже и коварство/хамство может быть добрым/полезным, если осуществляется во славу Божию, ради спасения себя и ближнего:

  "16
 Варак преследовал колесницы [его] и ополчение до Харошеф-Гоима, и пало все ополчение Сисарино от меча, не осталось никого.
  17 Сисара же убежал пеший в шатер Иаили, жены Хевера Кенеянина; ибо между Иавином, царем Асорским, и домом Хевера Кенеянина был мир.
  18 И вышла Иаиль навстречу Сисаре и сказала ему: зайди, господин мой, зайди ко мне, не бойся. Он зашел к ней в шатер, и она покрыла его ковром [своим].
  19 Сисара сказал ей: дай мне немного воды напиться, я пить хочу. Она развязала мех с молоком, и напоила его и опять покрыла его.
  20 Сисара сказал ей: стань у дверей шатра, и если кто придет и спросит у тебя и скажет: «нет ли здесь кого?», ты скажи: «нет».
  21 Иаиль, жена Хеверова, взяла кол от шатра, и взяла молот в руку свою, и подошла к нему тихонько, и вонзила кол в висок его так, что приколола к земле; а он спал от усталости – и умер.
  (Суд. 4)"
  "24 Да будет благословенна между женами Иаиль, жена Хевера Кенеянина, между женами в шатрах да будет благословенна! 
  31 Так да погибнут все враги Твои, Господи! Любящие же Его да будут как солнце, восходящее во всей силе своей! 

  (Суд. 5)"
 
  О правильном использовании человеком (во спасение) любого зла вообще и лживости в частности, Христос говорил в притче о догадливом домоправителе, заповедуя всем христианам "приобретать себе друзей (спасение, добро) богатством неправедным (правильно используя и пороки, и пр. зло)"...
  Правильное использование человеком любого предмета (например, и лживости) заключается в истинной любви к ближнему, к Богу и к самому себе...
  Когда ложь и лживость используются человеком как средства для спасения ближнего, (как средства, с помощью которых достигается его бесконечное блаженство и, соответственно, радость Христа), то такая лживость является правильной (во спасение)...
  С любовью же человек может использовать тот или иной предмет (например, ложь), только если он соединен в это время посредством молитвы с Самим Источником любви - Христом...  
  Если же какой-либо предмет (например и искренность, исповедание истины) используется человеком с ненавистью к ближнему, с целью скорби его как временной, так и вечной, или и для соответствующего огорчения Христа, то такое использование предмета является неправильным, вредным, в погибель человека, а не во его спасение, даже если он при этом, как ему кажется, и молится Христу...  
  Человек, использующий какой-либо предмет (неважно, истина это или ложь) с ненавистью, и соединен в это самое время с источником ненависти - сатаной, который "искони был человеконенавистником"...  
  Мало того, не только простая лживость (неосознанная или невольная) может быть правильной (во спасение), но и даже осознанная и свободная лживость, т. е. сознательное и свободное отрицание человеком истины...
  На первый взгляд, здесь может показаться противоречие со словами Христа о том, что лицемерие ("хула на Духа Святого") никогда не простится человеку...
  Но это только кажется...
  Противоречие снимается другими словами Христа, на которых мы и основывали свой ответ с самого его начала...
  Христос в Евангелии на заданный Ему вопрос о самой первой, самой важной и самой главной Божией заповеди ответил, что ею является любовь к Богу и к ближнему, как к самому себе...
  Т. е. Иисус и сказал тем самым, что только любовь и имеет приоритет среди всех остальных Его заповедей, что все что с нею и ради нее делается, только то и является правильным и полезным для человека (только то и спасает его)...
  И в других местах Евангелия Христос многократно говорил об этом же... Например, Он упрекал фарисеев в том, что они заботились о десятине с овощей, руты, мяты и пр. своих доходов, а главное в законе: "суд и милость (любовь)" забыли, оставили, "поедая домы вдов" и пр. ... 
  Итак, ключом ко всем человеческим поступкам, критерием правильности использования человеком всех без исключения предметов, являются или его любовь, или же его ненависть (т. е. намерения и цели, к которым стремится человек)...
  В качестве иллюстрации к нашему ответу мы хотим предложить Вам один из многочисленных примеров на эту тему, описанный как в Отечниках, так и в "Душеполезных поучениях" аввы Дорофея... 
  Однажды к игумену (к авве Аммону) пришли несколько братий и с гневом донесли ему о том, что в келью к одному из монахов пришла блудница для соответствующего согрешения...
  Игумен же тот, обладая даром прозорливости и все зная, тем не менее, выразил братии свое решительное сомнение по этому поводу и в доказательство их, якобы, заблуждения, а может быть и клеветы, предложил им пройти в келью к тому монаху для проверки...
  Зайдя в келью к тому брату, игумен первым делом сел на бочку, которая там стояла кверху дном (зная, кто там прятался) и предложил пришедшей вместе с ним братии произвести обыск...  
  Естественно, что братия никого там не нашла...
  Естественно, что братия пришла в крайнее смущение, "поняв", что "оклеветала" невинного брата, поддавшись одному из очередных бесовских искушений, которые в те времена были довольно частым явлением в монастырской жизни...  
  Естественно, что вся братия кинулась в ноги к тому "невинно" обвиненному, "оклеветанному" ими монаху и игумену со слезами сильнейшего раскаяния и просьбами о прощении... 
  Потрясенный же всем происходящим, тот монах только ошеломленно и растерянно "прощал" своих собратий...
  Когда же вся раскаявшаяся в "клевете" братия покинула келью, игумен встал с бочки и, внимательно и строго посмотрев на того брата, с любовью сказал ему, чтобы тот впредь не грешил... 
  И вышел...
  Игумен солгал осознанно и свободно, солгал правильно, потому что он хотел привести к покаянию и смирению братию, он желал им всем бесконечного блаженства и, как "пастырь добрый", сделал для этого все необходимое...
  "Клеветникам" он солгал, потому что они пришли к нему с осуждением своего брата, а не со скорбью о его блуде, т. е. они питали к нему не любовь, а ненависть, безрассудно считая себя по слепоте своей свободными от этого порока, будучи на самом деле в той же степени подверженными ему...
  Монахи ведь исповедовали истину, донося игумену на своего блудного брата...
  Но их использование истины было неправильным, в погибель, во вред им, т. к. исходило из ненависти, а не из любви к брату...
  Осуждение тем и отличается от обличения, что оно преследует цель принести скорбь ближнему (либо временную, либо вечную) через уничижение его добродетелей и возвеличивание его порочности...
  Обличение же имеет целью через выявление зла в ближнем, привести его к видению этого зла в себе и к соответствующему покаянию...
  Обличение намеревается смирить ближнего и склонить его к усердной жизни по всем заповедям Христовым...
  Т. е. обличение исходит из любви к ближнему, оно имеет целью бесконечное его блаженство и является проявлением милости, а не жестокости, как осуждение...  
  Если бы игумен обличил перед братией того блудного монаха, то они лишь усилились бы в осуждении и тщеславии, а блудник мог бы придти в состояние отчаяния, оставить монашескую жизнь и в полной мере предаться разврату в миру...
  История церкви знает немало таких скорбных примеров...
  В результате же своей рассудительности, игумен "убил" сразу "двух зайцев" - он привел к сильнейшему покаянию и исправлению как самого блудника, так и его "клеветников", ибо действовал по пастырской любви к ним, ради радости Христовой...
  Если же мы обратимся к Библии, то и там найдем множество примеров лжи во спасение (например, обман Исаака и Исава Иаковом и Ревеккой)...
  Более того, даже и Бог являет нам пример лжи во спасение...
  В книге прор. Ионы Господь свидетельствовал через Своего пророка Иону ниневитянам о их неизбежной гибели через 40 дней:

  "1 И было слово Господне к Ионе вторично:
  2 встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе.
  3 И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы.
  4 И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедывал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена!
  (Ион. 3)" 

  И ещё:

  "18 «Михей Морасфитянин пророчествовал во дни Езекии, царя Иудейского, и сказал всему народу Иудейскому: так говорит Господь Саваоф: Сион будет вспахан, как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора дома сего – лесистым холмом.
  19 Умертвили ли его за это Езекия, царь Иудейский, и весь Иуда? Не убоялся ли он Господа и не умолял ли Господа? и Господь отменил бедствие, которое изрёк на них;
  (Иер. 26)"
  И это несмотря на такие слова Божии, которые были произнесены намного ранее через пророка Моисея:

  "21 И если скажешь в сердце твоём: «как мы узнаем слово, которое не Господь говорил?»
  22 Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово, но говорил сие пророк по дерзости своей, 
  (Втор. 18)"

 
  Ведь спустя 40 дней после объявления пророчества (и много позднее) Ниневия продолжала благополучно существовать:
 
  "5 И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
  6 Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле,
  7 и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: «чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили,
  8 и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих.
  9 Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем».
  10 И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел. 
  (
Ион. 3)"
 
  Здесь налицо как бы двойная ложь аж от Самого Бога (!) - сугубое несоответствие/парадокс/противоречие в Его словах и действиях (?)...
  Ведь по одним словам Божиим выходит, что Иона - лжепророк (?), т. к. пророчествуя от имени Бога, слова его не сбылись (!)...
  Но поскольку Иона был пророком истинно Божиим (!), то выходит, что и другие слова из из Второзакония не соответствует действительности - тоже ложны (?)...

 "7 Иногда Я скажу о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его;
  8 но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему.
  9 А иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его;
  10 но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его.

  (Иер. 18)"

  Ясно,что всё определяют любовь и рассудительность - премудрость/промысел Божий (всё ради спасения человеков - и ложь, и истина как средства для спасения/Спасения)...
  На момент пророчества ниневитяне практиковали порочный образ жизни и поэтому для их же собственной пользы (и для научения окружающих их народов) необходимо было прекратить их земной путь, чтобы они и дальше не усиливались во зле и не развращали своим дурным примером других людей...
  Но в результате искреннего и сердечного покаяния всех ниневитян, ситуация изменилась в принципе...
  Ниневитяне изменили свой образ жизни с порочного на праведный, стали возрастать не во зле, а в добре и явили тем самым добрый пример для остальных народов на все времена...
  Творение Божие относится к истине относительной и поэтому и может, и меняется по определению как во времени, так и в пространстве...
  Поэтому истина относительная (и ложь, как ее производная), как и все творение, является всего лишь инструментом (средством) для спасения людей...
 И только от самого человека зависит то, как он использует либо истину, либо ложь - с любовью, или с ненавистью, ради спасения своего и ближнего, или же ради погибели как своей, так и других людей... 
  Да если взять хотя бы и какую-нибудь ситуацию из нашего времени - например, если преследующие свою жертву бандиты спросят Вас, куда она побежала, то Вы наверняка из любви укажете им противоположное направление, чтобы спасти жертву от опасности, а бандитов от греха разбоя или убийства...
  Или взять противоположную ситуацию - идет, например, "искренний" человек по улице и видит человека без ног и без рук, и говорит ему истину о том, что тот и безрукий, и безногий...
  Или напоминание любящей и страдающей матери о ее невинно погибшем в армии от рук "дедов" или офицеров в мирное время сыне...
  Подобных примеров правильного и неправильного использования и истины, и лжи можно привести огромное множество...
  Любому человеку ясно, что такая искренность является неправильной, т. к. происходит из ненависти или из безрассудства...
  Можно еще раз повторить, что все предметы - суть средства либо спасения, либо погибели человека, статус которых для себя определяет только сам человек, использующий их... 
  Ведь исповедовать и истину, и неистину (ложь) можно и неосознанно, подтверждая тем самым тезис о том, что любой предмет сам по себе является нейтральным, и может быть использован человеком как с пользою (правильно), так и во вред себе (неправильно)...
  Например, в Ветхом Завете истину оглашала ослица языческого жреца Валаама...
  В Евангелии же истину "глаголали" неразумные еще совсем младенцы, во время Входа Господня в Иерусалим, в  точном соответствии с пророчеством царя Давида, прославляя Иисуса как Христа Божия...
  Мало того, Христос даже сказал недовольным фарисеям о том, что если младенцы замолчат, то сами камни (мертвая материя(!)) возопиют об истине... 
  Даже и в наши дни, в нашей России один провинциальный четырехлетний мальчик Данилка "сочинил" замечательную сказку, смысловая/духовная глубина которой - просто поражает...
  Вот её краткий сюжет:
  Злая сова нашла в лесу дерево с дуплом... 
  Злая сова выгнала из дупла живших там муравьев и поселилась в нем сама...
  Находясь в дупле, злая сова многократно слышала какой-то тревожный стук...
  Злая сова многократно выглядывала из дупла, но снаружи никого не было видно...
  Злой сове было совсем невдомек, что это стучало внутри неё её доброе сердце...
  Всё - вот и сказке конец...
  В любом, даже и в самом злом и лицемерном человеке остается некий, хоть и очень маленький, но все-таки начаток, некое семя добра вообще и искренности, в частности...
  Может быть, оно и прорастет, и даст тот самый "сторичный плод" хотя бы и на Страшном Суде, благодаря соборной любви всей Церкви... 
  Христос в Евангелии рассказывал притчу о Себе, как о Сеятеле того самого семени истины...
  "Придорожье и птицы" в той притче - суть ненависть человека к истине...
  "Неглубокая земля и солнце" - суть равнодушие человека к истине...
  "Плевелы" - суть суетная любовь человека к истине, как к источнику удовольствия (любопытство)...
  "Добрая земля" - суть правильная любовь человека к истине как к средству, помогающему полюбить ее Источника, Саму Абсолютную Истину - Христа...
  "Добрая земля - это и премудрость человека (его жизнь по истине, т. е. по заповедям Христовым)... 
  Видите, какой широкий спектр отношения может быть у человека к одному и тому же предмету - к истине?...
  Именно от отношения человека к тому или иному предмету все и зависит, а не от самого предмета...    
  На этом и делал Свой акцент Христос в притче о Сеятеле...
  Ибо все - суть Его "таланты", милостиво предоставленные Христом всем людям для их спасения и уж тем более - истина...
  Истина - это и та самая "закваска" из притчи Христовой, которая если и не приведет к брожению "все" три меры муки (дух, душу и тело человека) еще во время его земной жизни через исполнение им заповедей Христовых, то останется в нем до Страшного Суда как то самое семечко придорожное... 
  И только, может быть, лишь на Страшном суде и "вскиснет все" естество человеческое по молитвам всей Церкви, и прорастет тогда в нем то самое "семя горчичное", и превратится в огромное "дерево" (любовь), в ветвях которого смогут укрываться "птицы" (добродетели)... 
  О чем же та сказка четырехлетнего, неразумного еще совсем младенца?
  И об этой самой, бездействующей пока закваске тоже, и о тех невсхожих пока семенах при дороге, и о птицах, и о солнце, и о плевелах, и о неглубокой земле, которые, как то самое доброе сердце в той самой злой сове, присутствуют в каждом, даже и в самом злом человеке...
  В заключение мы приведем соответствующую контексту цитату из 3-ей Кн. Царств, где пророк Божий Михей рассказывает царю Израильскому Ахаву об одном из своих видений: 
  "Я видел Господа, сидящего на престоле Своём, и всё воинство небесное стояло при Нём, по правую и по левую руку Его; и сказал Господь: "Кто склонил бы Ахава, чтобы он пошёл и пал в Рамофе Галаадском?" И один говорил так, другой говорил иначе; и выступил один дух, стал пред лицем Господа и сказал: "Я склоню его". И сказал ему Господь: "Чем?" Он сказал: "Я выйду и сделаюсь духом лживым в устах всех пророков его." Господь сказал: "Ты склонишь его и выполнишь это; пойди и сделай так".
  И было сделано так - лжепророки Ахава предрекли ему мнимую победу в предстоящей войне вместо истинного поражения..."
 
 
  Замечательным материалом на данную тему являются соответствующие лекции проф. МДАиС Осипова А. И. с его официального сайтастатья митр. Лимассольского Афанасия с сайта Православие.Ру и соответствующие же материалы с сайтов Православие и мир, Фома и Мир Вам...






 

 
                                                  ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ !
 
     
        
 
     
 
     
 
     
 
      
Категория: Вопросы и ответы | Добавил: samcfv (18 Окт 12)
Просмотров: 825

Поиск