"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

О главном... [25]Добродетели [66]
Пороки [89]Вопросы и ответы [163]
Дневники [44]Фонотека [6]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Дневники

37. Дневник-3.


Всепрощение. Знаю Его всепрощение – я видел его. Моё положение двояко. Я как бы балансирую на грани. Как бы хожу по острейшему лезвию. С одной стороны – я всегда вижу свою гнусность и отчаиваюсь. А с другой стороны я всегда вижу Его любовь к себе и Его всепрощение ко всем вообще и к себе, в частности. Я непрестанно то склоняюсь к отчаянию из-за своей мерзости, то восстаю от памяти любви Господней и Его всепрощения. И так всегда. Так каждый день. 

Качка. Ювелирная жизнь. Очень напряжная. Вчера был на вечерней службе. Пришёл сегодня на Литургию. Загодя – чтобы исповедоваться. Но расписание изменилось – Литургия началась раньше. Подхожу к храмовой тётеньке. Спрашиваю: "У Вас есть благословение на вход в алтарь?" Хотел с её помощью вызвать священника для Исповеди. Она разразилась гневной тирадой, как будто я спросил о публичном доме. Типа оскорбилась. Я ей говорю: "Или да-да, или нет-нет" - по слову Господню. Всякими правдами и неправдами батюшку вызвали из алтаря. После Исповеди купил её именную Икону и подарил ей, чтобы не обижалась перед моим Причастием. Жаль, что всё это происходило во время Литургии, когда надо лишь каяться и молиться. Ненавижу несоблюдение расписания Богослужений. Ну что поделаешь – обстоятельства. Прости, Господи.

Мужество. Иногда я думаю – променяю ли я православие на всемирное богатство, власть и славу? Кажется, что уверен – нет. Но кто знает, что будет, когда дело дойдёт до практики? Но мне всегда жалко неверующих властителей,  богачей, олигархов и пр. . По крайней мере – так кажется. Ещё кажется, что легко пойду на смерть ради Христа. Но кто знает, как это будет, когда дело дойдёт до практики? Если же начнут зажимать в тиски то, что я хочу иногда кастрировать, то уж точно -  уверенность моя куда-то сразу же улетучивается. Как-то смотрел болгарский фильм о том, как турки сажали на кол тамошних христиан. Не уверен, что я выдержал бы такое. Только надежда и остаётся. Надежда – это то, во что хочется верить. 

Скорбь. Когда я начинал воцерковляться, то был не против стать священником. В те времена батюшек в церкви остро не хватало и для рукоположения потенциальному батюшке  не обязательно было иметь семинарское образование. Сейчас времена изменились. И я тоже. Меня уже на аркане не затащишь стать пастырем. Лентяй победил. Священство я воспринимаю как тяжеленную, груженную щебнем телегу, которую мне надо будет тянуть в крутую гору. Оно мне надо? То ли дело – пришёл в храм на всё готовенькое. Слава батюшкам. Но всё равно скорблю. Исповедую я, напр., забвение Божие. А батюшка, вместо того, чтобы просто разрешить этот мой великий духовный недуг, спрашивает: "А пытаешься ли ты молиться?" И это батюшка, у которого я исповедуюсь не первый год. Понятно, что он и понятия не имеет ни о молитве, ни о её антиподе – забвении Божием. Скорбь. И это батюшка, срок служения которого сопоставим с моим возрастом. Скорбь сугубая. Ну не буду же я хвастаться на Исповеди, вразумлять священника  и превращать Таинство покаяния  в балаган собственного превозношения. Превозноситься даже келейно – грех. А тем более в Таинстве. Скорбно, что батюшки не осознают таких простых вещей. Или нередко бывает так, что после исповедания грехов на Исповеди, батюшка, вместо того, чтобы усилить моё покаяние или хотя бы зафиксировать имеющееся, вдруг начинает меня жалеть – типа да всё не так страшно, как тебе представляется, типа – да ты суперский православный перец и пр., и пр. . Дурдом. Скорбь. Я воцерковляюсь всего лишь второй десяток лет. Но довольно интенсивно в сравнении с общепринятыми нормами. Давно уже я хожу в храм четыре раза в неделю. Два раза в неделю исповедуюсь и причащаюсь давно – почти с самого начала воцерковления. Поэтому литургическая статистика у меня набралась сопоставимая с теми православными, которые воцерковляются всю жизнь. Так вот. За всё время своего воцерковления я ни разу не слышал проповеди о раскрытии смысла той или иной (особенно фундаментальной) заповеди Христовой – напр., о посте, покаянии, молитве, любви, спасении и пр, и пр. . Казалось бы, чего проще – сегодня на Литургии читалось Евангелие. Там Господь нечто говорил. Ну так раскройте смысл Его слов. Нет – только общие слова как максимум. А чаще - о чём-то стороннем, внешнем, не связанном напрямую с тем, что читалось на службе. А ведь и на вечерней службе Евангелие тоже читается. И там также необходимо раскрывать слово Господне. Но - увы. Вечером проповеди, как правило, вообще не произносятся. Или как часто вместо живой речи, батюшка читает нечто по книжке – механически. А  ведь проповедь должна быть из жизненного опыта. Понятно, что батюшка не пережил того, о чём он читает. И не понимает поэтому. Поэтому и проповедь мёртвая – не доходит до сердец паствы. И научить не может. Или проповедуют полчаса. Где же мера? Люди устали от службы. Проповедь должна быть короткой, как выстрел – только золото и жемчуг, квинтэссенция. Лучше меньше, но чаще и о самом главном - насущном в деле спасения. Люди ждут, томятся, когда же наконец, батюшка закончит – разговаривают о своём, суетном и пр. . Они уже ничего не впитывают в себя. Скорбь. Я не осуждаю батюшек. Даже прилоги подобные не приходят. Даже бесы не дерзают. Знают, как я жалею и люблю священников Господних. Скорблю, каюсь, молюсь. За них. Понимаю, какой это груз. Какая это горка. Но всё равно – скорбь. Мне кажется, что я бы не потянул священство. Поэтому и не осуждаю. Но скорблю от их невежества. Может быть – это от того, что им некогда почитать? Непрестанные требы. Храму ведь нужны деньги  на содержание, на клир, на ремонт и пр. . А пожертвования - мизерные. Им некогда почитать. В семинарии – постоянно на лекциях и службах. После – заботы о хлебе насущном, требы, богослужения и пр. . Дети растут как грибы. Матушка постоянно стоит над душою. Я не раз бывал на обеде в семье многодетных провинциальных священников. Просто макароны. И всё. Но ведь, взялся за гуж – не говори, что не дюж. Назвался груздём – полезай в кузов. И пр. . Вот и я не берусь за гуж, не полезаю в кузов. Типа – крут. Да просто лентяй. Но и отмазка есть – не могу по канонам. Должен быть семейным с первым браком и пр. . Лукавый всегда отмажется. Но всё равно – скорбь. Помоги, Господи, мне и нашим батюшкам. 

Старость. Просыпаюсь. Темно. Осматриваюсь. Полодиннадцатого. Уснул после ужина. Мама спит. Отчаяние. Парадокс. Явно вижу своё чмошество. Ум говорит – ну это же типа духовная нищета. Типа блажен ты, паря. Парадокс. Сердце не воспринимает – не верит. Реальное чмо типа блаженно. За что и люблю православие. Никогда его не поймёшь. Безумие для рассудка, как писал отче Павел. Бывало – собираешься в храм вечерком. Мама спрашивает – зачем идёшь, сынок? Я ей – исповедаться надо, мама, душу спасти о геенны огненной. Она – не дури, сынок. Посмотри, сколько вокруг уродов – фашистов и пр. . Типа  - ты по сравнению с ними святой. Я только вздыхаю – помоги ей, Господи. Впервые такое со мною сегодня – заснул вечером. Даже и не помню, как это произошло. Но по порядку. Ночью был на смене в кочегарке. Прикорнул там, как водится, несколько часиков. Пришёл домой около восьми, ополоснул харю, употребил кусочек просфоры (оказывается, это – приношение в пер. с греч.), опрокинул гр. 50 Крещенской, собрал манатки и поехал на велике на рыбалку. Погода была суперской – морозец под -20, солнышко и почти полный штиль. Для второй половины февраля – это лафа. Поймал кг. 2 подлещика –глухозимье, кислорода мало, рыба болеет, резкий перепад погоды и пр. Реально около двух. Постоянно привираю – когда говорю про рыбину – руки развожу пошире реала. Когда говорю про улов – прибавляю полкило-кг. Хвастливость, тщеславие. И зачем мне это надо? Дурдом, да и только. Приехал с рыбалки – отнёс улов к соседке (у неё кошка). Возьми с полки пирожок. Мама предусмотрительно поставила на стол тарелку с винегретом. Махнул гр. 100 одним глотком, поел винегрета. Собрался, сходил на вечернюю службу. В храме были только я и ещё две тётеньки. Если я типа ничего, то они, мне кажется – не в себе. Короче – "многичисленная и достойная" компания для последних времён. Поддатый придурок и две местных полоумных. Ну да мне не привыкать. Еле отстоял. Старею. Шатает. Находит сонливость. Да и бесенята не дремлют – тоже вносят свою лепту. Хочется присесть – отдохнуть, прийти в себя, восстановить силы. Но понты выше – стоять, паря. Короче – всё, как обычно. Это ещё что. Раньше бесы приступали в храме покруче. Как будто вдруг окатывало кипятком всего.  Интенсивное потовыделение. Головокружение. Дезориентация в пространстве. Тошнота. Уверенность в немедленной смерти если останусь в храме. Острое желание выйти из него. И пр. состояние паники и ужаса. Вот это – я понимаю, не по детски. Не раз бывало – и только в храме. А то, что сегодня – семечки (усталость, старость). Пришёл домой. Опрокинул гр. 300 огненной воды, отведал рассольника, драников, котлет, откинулся на диван и вот сейчас проснулся. Впервые такое. Старею. Одна радость – завтра на Причастие. Давеча слушал лекцию о. Андрея (Кураева). Энциклопедический человек. Говорит, что в оригинале есть Тело Христово означает – жрать (подобно голодным собакам, набрасывающимся на кости). Круто. Обожал бы о. Андрея, если бы он не тараторил как пулемёт, когда молится. Всякого таратору-молитвенника мне хочется вдарить кирзовым сапогом под задницу – для вразумления. А тем более – батюшку (типа пример для молитвенного подражания). Если бы к нему-человечешке так тараторили-обращались, то как бы он отнёсся к тому тараторке? А тут – Господь. Дурдом. Странно, что о. Андрей уподобляет отношения человека с Богом как сына, отрывающего дверь в кабинет отца с ноги. К отцу так нельзя относиться. А тем более к Богу. Странно, что о. Андрей предлагает просить у Бога всякую ерунду. Св. отцы говорили, что это примерно то же самое, что просить у царя гноя. Странно. Когда-то к нам в геологический лагерь забрели местные коровы. Они всё жрут и везде гадят. Для убыстрения процесса их изгнания я поддал кирзовым сапогом одному бычку под задницу – потом лодыжка неделю болела. Так и с о. Андреем надо поосторожнее. Он – не бычок. Тем более стал теперь гонимым. Типа страдалец-исповедник. Кто его знает – может быть и так. Помоги ему, Господи. 

Чудеса. Все говорят – где, мол, в наши времена чудеса и пр.? То ли дело, мол, в стародавние времена. А вот вспомнилось мне происшествие лет трёх-четырёх тому назад. Тогда я ещё на острове балдел. Был июль – заготавливали сено скотине на зиму. Чтобы определить вес кипы сена, надо было сначала определить вес трактора. Загнал Вован-тракторист свой раритетный (ещё совковых времён) Беларусь на весы и смотрит на стрелочку. А мне для чего-то (не помню уж зачем) понадобилась его лопата, закреплённая за кабиной трактора. Вынимаю я её. Вован увидел и как распахнёт гортань – типа ты чё, совсем страх потерял? А надо сказать, что Вовчик был очень раздражительный и злой. Как очень долго не топтанная курица. Все его боялись. Злющий, короче, как та самая собака. А Господь вдруг послал мне тогда любовь и великую жалость к нему. До сих пор ясно помню эти пронзительные чувства. Без всяких слов я просто с жалостью посмотрел на него. Может быть, подобно Господу на Петра после его отречения. И вот чудо-то. Встретившись со мной глазами, Вован вдруг осёкся на полуслове-полукрике и виновато потупил глаза долу. Невиданное и неслыханное доселе дело. Вовчик никогда и никому не давал спуску. Ни в чём. А тут вдруг такой гуманный демарш. Чудо сугубое – моя любовь к Вовану и его раскаяние. А вы говорите – где чудеса.

Любовь. Пронзительное ощущение. Блажен, кто испытал его. До своего воцерковления я помню два таких случая. Первый раз это было в 1980-м году. В Москве. В метро. Просто еду. В обычном вагоне. В полупустом. Тогда шла Олимпиада и поэтому въезд в столицу иногородним был резко ограничен. И вдруг ни с того, ни с сего меня посетило совсем необычное до селе– яркое, сильное и светлое чувство общности-единства со всеми пассажирами вагона. Как будто бы мы – единый и нераздельный организм или что-то типа того. Как бы единая и родная семья. Никогда до того не испытанное ощущение. Сердце как бы замерло от некоей тайны. Второй раз это произошло примерно через полтора года в Иркутске. Всё лето я провёл в Саянах на геологической практике. Общение с людьми там было весьма ограничено и поэтому я очень соскучился по ним. Помню, что зайдя в автобус в Аэропорту и передав пятачок за проезд, я вдруг ощутил невыразимую никакими словами, ничем не мотивированную нежность к пассажирам. Удивительное и трогательное чувство. Тогда я подумал, что это от длительного одиночества – с непривычки к людям. Но значительно позже понял, что это не совсем так. Потом я бывал без людей и гораздо дольше – но, тем не менее, ничего подобного не испытывал. Благодать иногда касается и нехристей (когда это ведомо только Подателю её). Я ведь тогда не был крещёным. Да - советские времена. Было в них и нечто доброе. Тогда все спокойно передавали в переполненном автобусе деньги за билет. Назад всегда возвращали и сам билет, и сдачу. Попробуйте сейчас передать. Во младенчестве родители нас с братом не крестили. Сами они были неверующими, да и не принято это было уже. Но когда мне стукнуло 33 года, в один из моих приездов к маме, она предложила мне пойти покреститься. И дала мне купленный предварительно, крестик. Поставила перед фактом. Я не возражал. К тому времени я уже преодолел атеизм и был пантеистом. Крещение я воспринимал как белую магию. Крестик – как оберег. Почему бы и нет? Помню как во время Крещения батюшка гневно сказал мне, что я стою как на рынке. И при этом не сказал, как надо стоять. Я был в недоумении. На рынке к тому времени я был всего один раз в жизни, да и то мимоходом - за компанию. Никогда не любил базар. Помню, как обиделся на священника. Но Само Таинство помню плохо – как в тумане. На следующий день Причастился. Часто жалею, что послушался тогда маму. Никаких впечатлений о Самом важном Событии в жизни. А может быть, благодаря Ему я потом и поверил? Может быть это было как семя, которое потом (в своё время) дало свой всход? Не знаю. Но так хотелось бы Креститься сознательно и свободно. Поэтому я и дочке с зятем советую не Крестить пока внучка. Пусть, мол, подрастёт, определится и сам решит. А если решит – вот истинно Праздник-то будет! И небо будут праздновать и земля! А если Крестят без его воли во младенчестве, а он потом не станет жить по заповедям, то грехи его будут на них и на его крестных – на восприемниках. Но я не настаиваю – они родители, пусть сами и решают. Моё дело – совет. Но вроде бы пока слушают, согласны со мною. Да. Любовь. Где ты? В Царстве Небесном. Поскорее бы уже. Так не хочется на сковородку.  

Непонятки. Слушаюсь маму – лицеприятствую. Не слушаюсь маму – раздражаю её и оказываю непочтительность. Говорю маме что-нибудь – обижаю ненароком словом. Молчу – тоже обижается. Типа презираю. Говорю тихо – мама не слышит. Говорю громче – обижается. Зачем, мол, на меня кричишь? Иногда и правда – выскакивает грубое слово. Виноват. Прошу прощения. Мама всегда прощает. Где грань между лицеприятием и почтительностью? Между лицеприятием и послушанием? Где золотая середина между молчанием и говорением? Не хватает мозга. Каюсь, исповедуюсь, молюсь типа. Батюшек пытаю. Плохо помогает. Тупость и гордость мешают разобраться. А гордость сильна.  То и дело вспыхивает раздражение на многие слова и поступки мамы. Типа неблагоразумно или безрассудно. Или глупо. А я типа дока. Крутой перец. Мама – суперэффективный проявитель моей гордости. Спасибо ей. Живи подольше – тренируй меня и дальше. Без неё бы я уже давно бы распустил бы крылышки км. на несколько. Небесное воинство бы отдыхало. Подозреваю, что когда мама отойдёт ко Господу, то первое, что я сделаю - это надену очень тёмные очки. Чтобы нимб не слепил. Ой-ё-ёй.

Рыбалка. Раньше, бывало, увидишь соседа на новой иномарке и в сердце мгновенно как будто бы вонзается огненная стрела. Странно – ведь и у самого есть, даже покруче. Типа, когда у меня что-то есть – так это нормально, а когда у кого-то другого – низзя. Это было давно – на заре воцерковления и до него. Казалось бы, давным-давно пора покончить с этим отстоем – с завистью. И это почти так. Всех много имущих мне жалко. Одних – потому что не православные и шансы на спасение у них мизерные. Других – типа православных потому, что лишнее надо отдавать нуждающимся. Но раз не отдают, то, значит – только косят под православных и, значит, их шансы на спасение еще меньше, чем у первых. Вот и жалко почти всех. Да и нищие-то, в основном, только косят под нищих из меркантильных интересов и лени. Используют, так сказать, религиозность православных людей в корыстных целях. Разводят их на жалость. Их тоже жалко именно поэтому – что шансы на спасение у них из-за кощунства невелики. Ну да про рыбалку-то. Так вот – только на рыбалке я теперь и могу ощутить зависть. Эту ядовитую сердечную стрелу. Никакой логики. Рыбу я всю раздаю. Почти всегда. Мне просто её не сожрать. Ловлю её много и почти каждый день. Мать её не любит. И готовить мне её лень. Но когда вижу рядом рыбака, вытаскивающего рыбку – чувствую ту самую огненную стрелу. Почему – не понятно. Уж стараюсь не смотреть вокруг. Но глаза как будто сами по себе зыркают по сторонам. Так и стреляют по "конкурентам". Стараюсь и ловить вдалеке от всех – один, а не в группе. Но не всегда удаётся уединиться. Когда у кого-то не клюёт – жалко его. Хочется ему всё рассказать про ловлю – чтобы ловилось хорошо и пр. . Что всегда и делаю. А когда кто-то ловит – завидно. Чудно. А может - это просто очередная бесовская разводка? А может быть, это – зависть, но основана она не на корысти материальной, а на интересе душевном? Типа кто самый крутой здесь рыбак? Может быть - здесь играет тщеславие? Пока не разобрался. Но рыбалка очень хороша в этом смысле, она не позволяет задаваться в духовном плане – типа преодолел зависть и пр. . Если бы не она – точно бы так и думал. Спасибо рыбалке в очередной раз и Подателю её. И спасибо подателю зависти – без него превознёсся бы аки шестикрылый серафим. Потом падать будет больно. А так – пожалуйте скоренько рылом в вашу очередную блевотину.

 Неблагодарность. Что я обычно делаю, когда согрешаю? Прошу прощения. А что важнее? Благодарить. За что? За то, что Господь помог заметить грех. Почему? Потому что если не замечу, то и не попрошу прощения. Как минимум. Не покаюсь и пр. . Всё идёт от видения греха. Как часто я его тупо не замечаю. Как было бы здорово всегда замечать свои грехи. Ещё в их зародыше. Поэтому благодарность важнее просьбы о прощении. Она раньше. А может быть – ещё не время видеть всегда свои грехи? Типа впаду в отчаяние и пр.? Не исключено. Как же всё-таки подсознательно не хочется видеть свои грехи. Гордость не хочет. Она шепчет – ты супер. Иначе бы замечал. Как хочется всегда пребывать в сердце с Господом. Но то и дело выскальзываю из него и от Него. Значит – не очень-то и хочется. А может быть – пока ещё не время? Чтобы не было халявой? Не знаю. Так хочется замечать тот момент, когда забываю о Нём. Чтобы тут же вспомнить. Но часто не чувствую. Даже нередко не вижу, что не помню Его уже давно. Что давно уже не в сердце с Ним, а снаружи со всякой ерундой или с подобным барахлом суетных помыслов. Не с Ним. О благодарности часто забываю. Когда заметил, что выскользнул от Господа извнутрь – необходимо тотчас благодарить. Чтобы в следующий раз заметить. А я всё как тот попка – прости да прости. А почему не замечаю, что свалил от Господа в страну далечу и не заметил? Почему не чувствую, что без Господа пребываю и ем со свиньями их рожки? Потому что еще не люблю Его в полной мере. Потому что еще не набил шишек в полной мере. Не смирился до конца. Ещё полно понтов. Душа бесчувственная. Она должна чувствовать отсутствие Божие как тело чувствует отсутствие воздуха. Человек должен задыхаться без Господа и Его благодати как и без кислорода. Но не задыхаюсь. Даже прекрасно себя чувствую. Раз не только не замечаю, что не помню Его, но еще и кайфушки стригу по полной программе. Душа каменная, оштукатуренная сластолюбием – кайфом и от всего внешнего, и от помыслов. Свинья грязи везде и всегда найдёт. Я помню первые впечатления при воцерковлении. От всего радовался и умилялся. А теперь душа ко всему привыкла. То, от чего она приходила в восторг, теперь уже её не трогает. Всё как бы замылилось, набило духовную оскомину. Отсюда и неблагодарность. Типа это уже обыденность и данность. Когда впервые я ощущал свободу от всего мирского, то был на седьмом небе от радости и от всего сердца благодарил Подателя свободы. Ибо что может быть лучше беззаботности? Кроме греха, конечно. А теперь уже и не благодарю. Привык. И так во всём. Как тот самый Адам. Получил без труда – легко и отдал. Надо всегда помнить, откуда я и кем был. И помня – всегда благодарить. За всё, что Господь даёт. Это залог всех благ – как полученных, так и будущих. Эх, Господи, прости. И благодарю. 

Парадоксы. Похоть даёт о себе знать. То ли природа бунтует, то ли бесенята пристают опять. Кто знает? Но лень. Что лучше? Или что хуже? Блуд – смертельный грех. Но и лень не позволяет исполнять заповеди Христовы. По лености не иду блудить. Это хорошо. Но по лени и заповеди не исполняю. Это плохо. Некоторые могут подумать – да этот парень ведёт типа аскетический образ жизни. Однажды мне уже говорили, что я типа спартанец и пр. . Но я просто скупец. Жалко бабло тратить на ерунду. Лентяй вместо целомудренного. Скупец вместо аскета. Как часто я вижу желаемое вместо реальности.

Глаза. Руки. Ноги. Сердце. Печень. Легкие. Почки. И пр. Господь говорит, что если они соблазняют – отвлекают от Него и исполнения Его заповедей, то вырви их и отбрось подальше от себя. Чтобы не больше не соблазняли – не отвлекали. Каково это? Понятно, что очень больно. Ведь своё же. Не чужое. А я что? Вижу ли я ближних как свои собственные члены? Ведь это непреложная и неопровержимая истина. Нет.  В упор не вижу. Они чужды для меня. Чужды ли для меня мои телесные члены? Которые стремительно стареют с каждым годом и которые неминуемо потом сгниют в могиле? Они родные для меня. Мне больно их колоть, жечь, морозить и пр. А ближних я люблю калечить гневом, раздражительностью, оскорблением, осуждением, обидой, злопамятством, клеветой и пр., и пр. . Одно слово – клоун.

Хитропопость. Подступает похоть. К той или иной. Что делать? Уж я и так, и сяк. Типа и молюсь, и каюсь. Не помогает. Что же ещё делать? Подхожу к нашему благочинному (он священствует дольше, чем я живу). Так мол и так, батюшка, могу ли я вызывать отвращение в себе к женскому телу в случае похоти, чтобы бороться с нею? Он благословил. Наверное, снизошёл к моей немощи. Ведь всё творение Божие прекрасно. И тела людей в том числе. Но не все могут это правильно принять. И я – в их числе. Вот и обижаю Господа тем, что представляю его творение (тело женщины) плохим. Попадос. Опять. Из блуда – в кощунство. Но что же делать? Из двух зол выбираю меньшее. В юности, в нашей разбитной компании я шутил – если, мол, очень хочется, но нет возможности, то представь предмет своих вожделений в деревенском отхожем месте. Типа она там пытается справить естественную потребность по-большенькому. Но сегодня типа не её день. Не получается у неё. Надо представить свою зазнобу с красными навыкате глазами от не имеющего положительного результата напряжения. Вкупе с  гудением роя огромных зелёных мух вокруг неё (как от рёва подлетающей эскадрильи юнкерсов), очень эффективно удаётся снизить похоть. Типа на это меня и благословил тот батюшка. Хотя всё это является творением Божиим. И нельзя это ненавидеть. Надо ненавидеть даже не похоть в себе, которая от Бога для продолжения рода человеческого, но блуд. Но не могу. Легче ненавидеть не себя, не то, что во мне, не грех, не блуд, а то, что снаружи – творение Божие. Женщин, алкоголь и пр., и пр. .  

    Тряпошная голова. Как часто бывает так, что вдруг ни с того, ни с сего открывается ясное и чёткое видение сущности, значения того или иного духовного предмета. А спустя всего лишь пару минут, отвлёкшись к тому или иному предмету суетному, вдруг с ужасом понимаешь, что не просто забыл увиденные смыслы, но и даже наименование самого того предмета забыл. И просьбы к Господу о восстановлении памяти не помогают никак. Поэтому необходимо сразу же всё записывать. Но не всегда под рукою есть ручка с бумагой. Но дело, конечно же, не в их отсутствии. Дело в моём сластолюбии, превосходящем всё духовное. "В голове мой опилки –да-да-да" и пр.

Телевизор. Смотрю иногда боевики, фантастику (типа с духовным смыслом), сериалы, музыку и пр. . Трачу многие часы. Понимаю отвергающих ящик. Но только благодаря ему я могу узнать о зле в мире. Я же бываю только в храме, на работе и на природе. Там мало зла. Только благодаря телеку я могу интенсивно упражняться в покаянии и молитве за тех, кого в нём вижу. Да и по телеку иногда показывают хорошие программы о православии, истории, природе и пр. . И никто не отменял патриотизм. Можно ли любить Родину, не зная, что в ней происходит? Будучи равнодушным к Её событиям? Не молясь за Неё и за тех, кто в Ней живёт? Этому помогает просмотр новостей. С соответствующими покаянием и молитвой. Понятно, что плохо получается. Но и Москва не сразу строилась. Терпение и труд всё перетрут. Не приходит Царство Небесное приметным образом. А незаметно, постепенно. Моё дело – тренироваться в покаянии и молитве. Иногда зависаешь в сети часами. Но только благодаря компу и нету я могу поупражняться в покаянии и молитве за тех, с кем общаюсь в сети. И благодаря компу и нету можно практически бесплатно почитать или скачать любую православную книгу, православный фильм, православную передачу или получить любой другой род православной информации. Да и отдых у нас немощных ещё никто не отменял тоже. Всему свои мера, время и место. Блажен, кто это всё имеет. Только не я. Но мечтаю, идиот, что когда мама отойдёт ко Господу - не смотреть его. Я же лентяй - зачем мне напрягаться о спасении россиян и всего остального человечества? Хочется тихонько и незаметно сидеть в своей норе и думать о спасении только своей шкуры.

Облом Петрович. Вчера был канун Великого поста. Думаю. Может быть, я уже достаточно смирился и могу себе позволить серьёзное воздержание от алкоголя? Начну, думаю, завтра – т. е. сегодня. С утра поехал, как обычно, на рыбалку. Глухозимье. Кислорода в воде мало. Рыба стоит на месте. Ничего не ест. Типа как и я. Вместо того, чтобы спасаться – грешу. Но поймал кг. полтора . Мелочь. Соседской кошке. Приезжаю домой. На столе - как обычно. А я ведь маму за неделю предупреждал – Великий пост тогда-то и тогда-то. Она мне с порога про остатки мясного в доме. Всё понятно. Буженина, тушёная печень и пр. . Вздохнул. А кому сейчас легко? Вспомнил, что на нижней полке серванта стоит полный графинчик огненной воды. Поллитра туда не входит. Из социализма мы уже вышли, а в капитализм ещё не пришли. Застряли между. Так же и я. Графин – мой образ. Из нечестия я уже вышел, а в благочестие ещё не пришёл. Зачем нужны графины? Знающие понимают, о чём я. Чтобы взять дешёвую водку и налить в него. А она, как правило, разливается в 0,5 л. Лью, помнится в первый раз и обалдеваю. Остаётся в бутылке около 50 гр. . Дурдом. Красивый, дорогой, хрустальный графин с таким скрытым дефектом малой ёмкости. Как моя душа. Ёмкость моей души от Бога – ой-ё ёй. А на деле – ай –я –яй. Куда ни посмотрю – везде своё чмошество вижу. Ну да ладно . Продолжу тему первого дня Великого поста. Думаю – не пропадать же добру – продуктам. Тем более, что сегодня типа и мой праздник – День защитника Отечества. Употребил их под содержимое графина. Мама спрашивает – сынок, тебе же типа, на работу скоро. Ну а мне это как слону дробинка. Пишу с работы сейчас. Никто и не заметил. Да оно и понятно – масса моего тела 178 кг. Разве его таким количеством опьянишь? Кстати, о толстяках. Не люблю, когда нас так называют. Мы не толстые - мы могучие. Типа богатыри. Это не жир, это - мускул. Трудовой мозоль. Да и вообще, пока толстый сохнет - худой сдохнет. Чем толще человек, тем добрее. Нас часто спрашивают -ну какие вы, типа, постники? Типа толще атеистов. Атеисты типа все худые, а на вас, на типа православных, как ни посмотришь - всё жирные. Хоть пост, хоть не пост. Хоть молодые, хоть старые. Хоть мирянин. Хоть монах. Хоть Хоть простой священник. Хоть иерарх. А если худой - говорят, что не в коня корм. А если упитан, то говорят, что нарушен обмен веществ в организме и пр. Типа на нервной почве. Типа от борьбы с нечистой силой. Почва типа такая нервная - бесовская. Прикольно. Но я отклонился от алкогольной темы. Начну трезвый образ жизни с завтрашнего утра. Надо будет последить за душевным самочувствием. Если всё будет хоккей, то тщеславие и осуждение не будут сильно напрягать. Понятно, что без них всё равно не обойдёшься в этой жизни. Вопрос доминирования. Поэтому если они будут всё-таки возобладать, то значит – рановато я отбросил алкоголь. Ну да посмотрим. Время покажет. Употребление водки меня напрягает по двум причинам. Первая – это стоит денег. А я – скупердяй. Лучше эти деньги отдать нуждающимся в них. Вторая причина – удар по печени. Потом надо будет её лечить. А это – тоже деньги. А я – скупердяй. Лучше эти деньги отдать нуждающимся в них. Да и терпеть боль от болезни неохота. Я же ведь – неженка. Короче – надо завязывать. Попробую. Посмотрим. Буду следить за самочувствием. Буду записывать, чтобы не забыть. Головушка-то у меня тряпошная. Постоянно всё нужное забывает. А ненужное помнит и вспоминает. Помоги, Господи. Как Ты хочешь – так да и пусть будет. Но совсем забыл добавить про технологию. Водка мне обходится в 20 руб. Такова её себестоимость. За поллитра. Сам делаю. По своему рецепту. Похмелья нет. Даже сушняка утром. Нисколько. Кто понимает – тот заценит. Очень вкусная. Часто донимают помыслы открыть православный трактир. Супердешёвый. Чтобы любой алчущий и страждущий (и душевно, и телесно) из неимущих мог зайти на огонёк и за три копейки утешиться  с себе подобными. Понимаю утопизм идеи. Да и образ неплохой - огонёк, как огнь будущей геенны. И для зажёгшего его, и для зашедших на него. Как мотыльки на лампу. Да и на помойках эта проблема, как мне кажется, успешно решается и без таких идиотов, как я. Помоги мне, Господи. Прости.

Утро. Собираюсь на Литургию преждеосвящённых Даров. Третий день Великого поста. Не пил. Прислушивался. Такое ощущение, что как будто бы бухал накануне. Клёво. Я боялся тщеславия, а тут чмошество процветает. Вот бы так всегда - и бухать не обязательно. Чудеса, да и только. У меня и раньше многократно бывали мнимые ощущения либо опьянения, либо похмелья. С детства. Ведь первый раз мы с брательником выпили лет в семь. Домашнего самогона. Он у нас не переводился в доме. Экономика должна быть экономной. Дедушка (а потом и дядя) эту Брежневскую заповедь усердно воплощал в реальную жизнь (в отличие от продвигавших её от болтунов-коммуняк). Вот было бы здорово, если бы Господь помиловал - оставил бы всё как сейчас. Но кто его знает? Может быть ещё преждевременен для меня этот дар навсегда? Понимаю. Может быть и попадос нищего. Типа я крут - в мою кружку кинули пятитысячную купюру, а другим - только медяки и пр. Идиотизмам тщеславия нет предела. Буду наблюдать и дальше. Посмотрим. На всё кроме греха - воля Его. Слава Тебе, Господи. Служба кончилась. Выхожу из храма. Цыганята просят на хлеб. Дал. Их мать попросила ради Бога. Дал. Цыганята спрашивают - почему, мол, ей дал больше, чем нам? Что, спрашиваю, больше - Бог или хлеб? Они отвечают - Бог. Вот поэтому, говорю и дал больше ей. 

Нищие. Я часто думаю – современные нищие и в заправду таковыми являются или только имитируют нищету? Теоретически, думаю, это, конечно возможно. Но невольна ли эта нищета? При современном уровне соцзащиты невольная нищета в наше время, мне кажется, маловероятна. А еще элементарный арифметический расчёт показывает, что заработок нищих превосходит мой. Некоторым доказательством всем этим предположениям являются разбросанные вокруг нищих медяки. А их недовольные лица, когда им дают мелочь? Но заповедь о милостыне никто не отменял. Мне кажется, что если есть возможность, то надо давать несмотря на имитацию. Чтобы уменьшаться в сребролюбии и возрастать в любви. Первого ведь много, а второго мало. Понятно, что молитва за нищих должна сопровождать милостыню, что давать надо от чистого сердца и пр. Это самое тяжёлое. Очень плохо получается. Ну а пьяных, матершинников и пр. наглецов приходится вытаскивать из храма – кого за локоток, а кого и за шиворот. Рядом находящихся шугать подальше. И также это надо делать с молитвой за них. Очень плохо получается сохранять при этом молитвенное состояние. Особенно, когда они сопротивляются, угрожают, матерятся и пр. Но надо. Иначе они заполнят и храм, и его окрестности. Иногда приходилось и крайние меры применять. Когда по-хорошему не понимают. Одним приходится давать пендалей – напр., когда у храма справляют нужду или спускать задом по лестнице, когда в самом храме неоднократно матерятся, распивают алкоголь и пр. Крайние меры, как правило, очень эффективны. Обычно кощунники исчезают раз и навсегда. По крайней мере, я их больше никогда не встречал. Иногда же хватает и просто словесных угроз о физическом воздействии. В совокупности с моими 178 кг., это тоже иногда производит хороший эффект. Ну а вообще-то я им всем очень благодарен, т. к. они хорошо выявляют мои гордость, гнев, высокомерие, самонадеянность, сребролюбие и пр., и пр. гниль (напр., тщеславие, когда дашь чуть побольше). Так что независимо от истинности или ложности нищеты, сами по себе нищие очень полезны для православных. По крайней мере, для меня – точно. Спасибо им. Ну и подающему их Господу, само собой.

  Лай. Ехал сегодня с рыбалки. Подъезжаю к одному частному дому. Еще метров за 50 заливисто и азартно стала лаять собака. На меня. Отрабатывает свою косточку. Чтобы и новую получить. Чтобы и хозяина порадовать. Трудяга. Добросовестная. Не то что я. Вот бы и мне так лаять на бесенят - на их прилоги. А то ведь как обычно набью брюхо, залью зенки и дремлю, почиваю напропалую - то сочетаюсь, то сослагаюсь. После нас хоть потоп. Берите меня тёпленьким со всеми потрохами. Трын-трава. В смысле - хоть трава не расти после нас. Ой-ё-ёй. 

Прошла первая неделя Великого поста. Полёт нормальный. Не пью. Наблюдаю. Прислушиваюсь. С утра обычно тишина. До обеда. С обеда начинают приступать бесы чрева и гортани. Типа пожрать и запить огненной водою. И наоборот. Но не особо стужают. Спокойно можно терпеть. Тем более, что рыбалка – дело занимательное, хорошо отвлекает от страстей. Бес тщеславия пока не подкатывал. Типа за что хвалиться-то ему? Напряги-то ведь маленькие. А может быть – просто выжидает своего часа. Типа ведь всё-таки какие-никакие напряги есть. Типа немного всё-таки крут – возьми с полки пирожок и пр. . Надо быть на стрёме. За этими товарищами не заржавеет. Бес гортани может свалить, бес тщеславия – тут как тут. Типа крут – даже желания нету. Ну да ладно, поживём – увидим. Главное, что и мать не заставляет есть мясо и пр. . Можно хоть своей картошки поесть вволю. Она у нас хороша. И капуста квашеная тоже ядрёная. Для обжоры ведь всё-равно, чем пузо набивать. Да. Постник из меня ещё тот. Аховый.

Непредсказуемость. Хорошо, что я не прозорливец. Как было бы скучно жить, зная всё наперёд. У меня на рыбалке пробурено десять постоянных лунок для ловли. И никогда не скажешь точно, на каких из них будет клевать завтра. Две недели подряд я ловил постоянно каждый день с двух лунок – на них клевало каждый день очень хорошо. На шести лунках клевало без всякой системы. На одной из лунок – вообще не клевало. Я всякий раз подумывал не подкармливать её – чего зря хлеб переводить типа. Но всякий раз вспоминал притчу Господню про садовника, который просил своего господина подождать ещё один год для удобрения и не срубать не приносящую два года плодов смоковницу. Вот и я всё переносил и переносил закрытие неплодной лунки. А сегодня был сюрприз. На тех двух крутых лунках не было ни одной поклёвки. А на неплодной клюнул лещ побольше кило. Еле втянул его в лунку. Красавец. Бронзовобокий. С золотистым отливом. Глаз не оторвать. Соседка будет рада. Если последняя тварь так прекрасна, то каков же её Творец? Да. Воистину неисповедимы пути Господни. Как же нужно терпение в жизни. А смирение? И как же их не хватает. Всё время хочется получить результат поскорее и с наименьшим трудом. А ещё лучше на халяву. Задарма. И самоуверенность с самонадеянностью всегда подзуживают – типа ты же ведь знаток в таком-то и в таком-то деле. У тебя же типа опыта немеренно. Рыбалка замечательно иллюстрирует, проявляет духовную жизнь. Лежит, к примеру, на снегу лещ. Плавал, он себе, плавал. Никому ничего худого не делал. А тут вдруг его берут и, обманув приманкой, вытаскивают из родной стихии в стихию враждебную. Да ещё и с явной перспективой попасть на сковородку. А он - само смирение. Покорно так себе лежит. Типа на всё воля Божия. Даже перед лицом неминуемой погибели. Не возмущается моим рыбацким коварством и несправедливостью по отношению к себе - твари Божией. Мне бы его смирение, послушание и терпение. Да. Всё вокруг показывает мне пример добродетелей, не существующих во мне. Как я подсунул лещу ложную смертельную приманку и поймал его, так же и бесы подкидывают мне свои смертельные приманки страстей - улавливают меня в геенну. Я давно ловлю на искусственные приманки, похожие на букашек, имитируя их движение в воде. Как мой лещ поверил и клюнул, так же и я всё время клюю - заглатываю ядовитые внутри и красивые снаружи бесовские приманки порочных прилогов. Если так и дальше пойдёт, то в недалёком будущем (жизнь течёт быстро) придётся и мне разделить с ним сковородную перспективу. Глупый, доверчивый, неосторожный лещ - мой образ (безрассудный соблазняющийся грешник). А я как рыбак - образ соблазняющего (меня же) беса. Сколько раз по самоуверенности (бесёнок гордости) я пытался спрогнозировать те или иные результаты в тех или иных духовных делах (заглатывал сладкую, но гнилую бесовскую наживку безрассудства) – типа рассчитать время и меру получения того или иного добра для себя или уменьшиться в том или ином зле в такой-то мере и в такое-то время. Строил технологические алгоритмы-схемы. Типа тактик-стратег в духовной жизни. Всегда Облом Петрович. Всегда пролёт. Как фанера над Парижем. Как стая напильников. Да. Я настоящий пролетарий. Бесы потешаются. Пути Господни всегда неисповедимы в духовной жизни. Как клёв на рыбалке. Никакое мастерство и труд на рыбалке (а я постоянно рыбачу с самого детского сада) не гарантируют хорошего улова. Опыт. Давно в этом убедился и постоянно, всегда убеждаюсь. Так же и в православии. Всегда только сюрпризы. Всегда неожиданно что-то теряешь или приобретаешь. Всегда неожиданно падаешь или восстаёшь. Всегда неожиданно вдруг приходит понимание той или иной истины. И вдруг неожиданно так же понимание исчезает. Иногда даже забываешь и сам предмет, который вдруг еще минуту назад так ясно понял. Господь воспитывает. Ведёт по жизни самоуверенное дитя. Тыкает носом в немощность, в греховность, в неблагоразумие, в самонадеянность, в самоуверенность, в глупость и в пр. .Господь смиряет. Но упрямство даёт себя знать. Сколько ещё раз придётся наступить на одни и те же грабли. Наверняка не раз. Может быть и много раз. Пока не набью, наверное, такую шишку, что она будет свисать со лба на глаза, застилая их и постоянно напоминая о том, что я полное чмо без Него. Дырка от бублика. Ой-ё-ёй.

Странности. Идёт вторая неделя Великого поста. Прислушиваюсь. Наблюдаю. Чего-то бесенята задумали. Какую-нибудь очередную пакость. Надо держать ухо востро. Затишье перед какой-то бурей, наверное. Куда-то мои кореша рогатенькие разбежались. Наверное – в засаду. Бес гортани смылся. За целый день об алкоголе даже и не напомнил. Бес тщеславия чего-то тоже не появляется похвалить меня за трезвый образ жизни. Даже бес чрева ведёт себя очень робко. Странно. И это при том, что я уже пропустил одно Причастие. Коллега заболела и я теперь на весь период её больничного должен ходить и в её смену. Так что дней десять, как минимум, буду вне храма и Таинств. Без Причастия-то со мною бесенятам намного легче справиться. Странно, что они теряют инициативу – не пользуются моментом. А может быть и Господь их шугает - не позволяет наезжать на меня. Сам Лично или через ангела-хранителя, святых. Всё может быть. Но то, что точно не очень хорошо, так это уменьшение ощущения своей мерзопакостности. Всё-таки водка – замечательное средство для смирения. Жаль, что не могу найти ей соответствующей альтернативы в этом плане. Такой же простой и эффективной. А придётся, наверное, с нею завязывать. Всё-таки печёнка-то не казённая. Пока вроде фунциклирует. Но портить её неохота. Потом по больничкам мотаться в лом. Это тот случай, когда лень полезна. Ну да ладно, поживём – увидим. Я предполагаю, а Господь располагает. Время всё покажет. Главное – не расслабляться. Помоги, Господи.

Парадоксы. То, что я вижу в себе отсутствие добра – это хорошо. А то, что добра во мне нету – это плохо. Парадокс. Когда во мне реально нету добра, но я при этом осуждаю других людей за отсутствие в них добра – это и плохо, и парадоксально одновременно. То. Что я вижу в себе наличие зла – это хорошо. А то, что во мне присутствует зло – это плохо. Парадокс. И моё осуждение других людей за то, что в них присутствует зло – тоже плохо и тоже парадоксально. Я подобен нищему, который, имея пустую кружку для подаяний, осуждает своих коллег по цеху за их пустые кружки. А еще я подобен человеку-идиоту, который, справляя нужду в общественном туалете, возмущается при этом от вида и запахов предметов жизнедеятельности (аналогичных моим собственным), исходящих из соседей. А уж о парадоксальности тщеславия я вообще молчу. Я подобен бездельнику-забулдыге из колхоза "50 лет без урожая", непрестанно ковыряющемуся в своём собственном отхожем месте и при этом восхищённо хвастающемуся самому себе жирными опарышами, которых он там видит в великом множестве. Дурдом.

Чудо. Сижу я сегодня на рыбалке. Погода – супер. Солнце. Слабый ветерок. Около + 10. Идеал для середины марта. Клюёт. Казалось, что ничто не предвещало. Подходит мужик. Рыбак типа. Первый раз вижу его. А он – меня. Даже не поздоровавшись, сходу обвинил меня в наглости, воровстве, хамстве и лицемерии. Спрашиваю – типа на каком основании так утверждаешь? Он же не отвечая, отошёл поодаль и сел ловить. Свирепый дядя. Ну а дальше - как по нотам. Подкатил бес обиды и давай стужать. Типа гонят православных ни за что нечестивые. И ведь в морду-то дать нельзя по заповеди обидчику. Тем более, что он по сравнению со мной хиляк. Как будто чуют эти мелкие, что я их не обижу. Бесы – ещё те стратеги. Ну так вот – с периодичностью минут в десять бес обиды весь день стужал меня. Ну а мне, как расправославному перцу приходилось немедленно отвечать ему молитовкой за "врага". И так до тех пор, пока мужик тот не ушёл домой. Тогда-то и произошло чудо. Собравшись, мужик вежливо поинтересовался моим уловом, потом отдал мне свою рыбу и разрешил мне ловить на своих лунках, сказав, что я остаюсь за хозяина здесь. Ну не чудо ли? У бесов сегодня был Облом Петрович. Не их день. Сила Господня превозмогла их силёнки. Ну да и я как мог прикладывался по мордасам своему рогатому корешу. Раз "врагу" нельзя давать в репу, то бесу и можно, и нужно. Слава Тебе, Боже. Спасибо и тебе, мужик. Завтра, может быть, встретимся. Надеюсь, всё будет не как сегодня утром, но как вечером.  Ночью бесы попытались отомстить. Снится мне, что выхожу я на улицу. Иду в центр города. Попал в центр сильнейшего смерча. Куртку задрало вверх. Меня закрутило и стало поднимать. Поднимает всё выше и выше над городом. Крутит всё быстрее и быстрее. Темнота-мрак сгущается вокруг всё больше. Понимаю, что поднялся уже на несколько километров над землёй. Где то на уровне облаков-туч. Удивляюсь, что хватает кислорода и не морозит. Ясное ощущение реальности происходящего. Полное понимание того, что это дорога в геенну. Немного удивляюсь тому, что двигаюсь не вниз, а вверх. Удивляюсь, что не умер и ещё в теле. На воспоминания коматозников о свете и туннеле не похоже. Скорее, туннель во мраке. Сильнейший ужас бесовской власти одолевает. Они со всей ясностью дают мне понять, что это их дело. Что скоро я буду в аду. Что мне каюк. Типа допрыгался ты паря издеваться над нами. Очень страшно – на пределе человеческих возможностей. Ору изо всех сил молитву Иисусову. Спохватываюсь. Ну чего ты, в самом деле, паникуешь? На всё воля Божия. Не дрейфь. У Него всё под контролем. Возьми себя в руки и помолись как надо. Успокаиваюсь. Отбрасываю слова. Вхожу в сердце. Приникаю ко Господу как младенец к мамке. Просыпаюсь. Очень удивляюсь, что это был сон. Не удалось бесеняткам в очередной раз вбить клин между мною и Ним. Опять у них Облом Петрович. Слава тебе, Боже. 

Красота. Иногда Господь как бы открывает мне глаза. Он как бы сбрасывает с них некую пелену. И тогда я начинаю видеть, насколько же прекрасен человек. Любой. И старый, и малый. И больной, и здоровый. И злой, и добрый. И сильный, и слабый. И красивый, и увечный. Как образ Божий. Это часто бывает по отношению к природе, к животным, к птицам, к рыбам, к букашкам-таракашкам, к растениям и пр. бессловесному живому и неживому. Но по отношению к людям так очень редко бывает. И не долго. В такие моменты невозможно никого осудить. Сердце как бы замирает от неизъяснимого блаженства и какой-то ускользающей тайны. Хочется так быть всегда. Но увы. Через пару минут – добро пожаловать назад в своё болото ненависти.

Милость. Идёт пятая неделя Великого поста. Прислушиваюсь. Наблюдаю. Тяга к алкоголю минимальна. На уровне тяги к специям – к чесноку, луку, перцу и пр. горькому, которое я так обожаю. И это милость Божия в сочетании с Его премудростью. Милость – потому что тяга мизерная. А премудрость - потому что если было отвращение к алкоголю или полное равнодушие к нему, то неизбежно приступало бы превозношение как минимум. А как максимум и осуждение пьяниц до кучи. Опыт. А так всё супер. И тяга смиряет, и её малость не напрягает. Щедр и милостив Господь. И премудр. И мать тоже особо не напрягает по еде. Вчера приезжаю с рыбалки. На столе – ливерная колбаса. Свеженькая. В морозилке – пломбирчик. Отказался. Типа и так сыт по горло. И это была чистая правда. Ну чего пережирать-то. Потом ощущение кирпича в брюхе. Огромного и тяжеленного. Наверное, так себя чувствуют женщины на последних месяцах беременности. И мать не очень огорчилась. Это радует. Слава Тебе, Боже. Так, глядишь, мои 178 кг. к концу поста и уменьшатся на несколько штук. И тогда возьму с полки пирожок. И снова всё по новой. Прости, Господи.

Причастие. До конца Великого поста осталась всего пара недель. Коллега вышла на работу после больничного. Вчера причастился. Перерыв был примерно с месяц. Бытует мнение, что от частого Причастия человек обретает привычку к Нему, перестаёт воспринимать Его как Таинство и теряет благоговение. Мне тоже было интересно проверить эту версию. Оценку я осуществлял по нескольким параметрам: по степени благоговения, умиления, молитвенной сконцентрированности при Причастии и последующей благодарности. Выяснилось, что после месячного перерыва качество Причастия несколько снизилось по всем характеристикам. Т. е. причащаться часто для меня полезнее, чем редко. Сколько людей, столько и мнений. Вчера же перед Литургией в наш храм привезли частицу мощей вмч. Пантелеимона. В храме негде было яблоку упасть. Страждущие толпились у ковчежца. Хотел перед Причастием приложиться, но не получилось – всё было заблокировано многократными кордонами бабулек. А применять локти и горло не хотелось. Ну да ладно – Тело и Кровь Господа неизмеримо круче. Слава Тебе, Боже. 

Сегодня Вход Господень в Иерусалим. Приехал с ночной, попросил прощения у соседки. Она – у меня. У матери просить не стал, чтобы не провоцировать её на превозношение и осуждение. Как в притче Христовой про святыню, бисер, свиней, псов и пр. К сожалению. Издалека доносился колокольный звон – мой храм звал на Литургию. Жаль – не в графике, не могу. Поехал на рыбалку. Не зря это воскресенье зовут Прощёным. Приехал на озеро и издалека понял, что на моих лунках уже сидят партнёры. В 90-е годы была такая контора – вроде бы Хопёр-Инвест, что ли. Там был в её рекламе такой перец – Лёня Голубков. Он там говорил, что он не халявщик, а партнёр. Почти месяц я ловил на безлюдной поляне. Но не всё коту масленица. Подъезжаю. Заранее готовлюсь к брани. Мужики уже проверили мои лунки, сами пробурились впритык ко мне – нарушили неписаный рыбацкий закон. Обрубили подход рыбы к моим лункам. На льду уже мусор, бычки. Не поздоровавшись, один мужик как ни в чём не бывало стал вести беседу. Потом стал отправлять малую нужду прямо у моей лунки – бесстыже и вплотную встав передом ко мне. Попросил их пересесть на свои лунки и там же предложил гадить. Пересели, выразив на лице недоумение - типа что за ханжеские капризы. Весь день вели разговоры о былых рыбацких подвигах и вообще за жизнь. Удивительно – мужикам лет по 60. А потом они возмущаются про плохую молодежь – типа оттуда она взялась. Потом пришёл ещё один партнёр и тоже нагло сел на мою лунку. Пришлось и его вежливо попросить удалиться, объяснив (что и так очевидно), что это моя лунка – мною пробуренная и мною же прикормленная. Он, как и водится, сделал удивлённое лицо – типа не понял этого сам, без моей подсказки. Но ушёл.  Да - бесы потрудились сегдня. Притащили мужиков ко мне и принялись стужать осуждением. Весь день стужали с некоторыми перерывами. Весь день приходилось отвечать молитвой за мужиков. Да. Бесы упрямые. Уже сколько раз они проделывали подобные штучки. Но спасибо им. С каждым разом я всё меньше и меньше раздражаюсь на партнёров. Нередко даже чувствую к ним жалость. Удивительная страсть – осуждение. Одна из тех, которые приносят сильнейшие страдания. Тем удивительнее ощущение некого (в глубине сердца) согласия с ним. Согласие с осуждением - это плохо. Но видение согласия с осуждением смиряет. И это хорошо. Так же и как нежелание уступить типа свои лунки - есть проявление скупости. Это плохо. Но видение своей жадности смиряет. И это хорошо. Парадоксы. Сегодня бес осуждения был не самый крутой. Крутые прямо-таки сжимают сердце, подобно неким тискам. А сегодняшний бесёнок был третьесортным по силе – лишь слегка прикасался к сердцу. Но всё равно надоел хуже горькой редьки. Но благодаря ему я смог (как мог) упражняться весь день в прощении. Слава Тебе, Боже. И прости жадину-говядину и гордеца "в одном флаконе".

Эксперимент. Сегодня ходил в поликлинику рвать зуб мудрости. Надеюсь, что вместе с ним я хоть отчасти расстался и с так присущим мне мудрованием человеческим. Это в третий раз за всю мою весьма уже не короткую жизнь. Первый раз это было ещё в детском саду – удаляли в той же поликлинике молочник. Во второй раз это было за несколько лет перед воцерковлением. Будучи воцерковляемым, я тоже несколько раз посещал стоматолога и пытался исследовать возможность сохранять внутреннее умное молитвенное состояние во время лечения зубов. Мне было интересно, возможно ли это в принципе. К моему удивлению, это было нетрудно. Но одно дело – лечение (уколы, бормашина и пр.) и другое – зубодёрство. Тем более, что это дело эксклюзивное для меня, ранее (во время воцерковления) не испытываемое, непривычное и поэтому потенциально трудное для молитвы. Но всё обошлось, хотя и тяжеловато было отвлекать внимание от вращающегося (перед тем как вытащить, врач крутил его щипцами) в челюсти зуба и устремлять его в сердце ко Христу. Слава тебе, Боже.

Облом Петрович. Сегодня Великая суббота. С утра собирался на работу. А вечером – на Пасхальную Службу, исповедаться, причаститься. Ещё в кровати был, когда позвонила напарница и сообщила об изменении графика. На работу – в ночь, с 20-00. Праздник отменяется. Я пролетаю как стая напильников. Как фанера над Парижем. Наверное – по грехам моим. Увы. Вчера ходил на речку – смотрел свой рыбацкий мосток. Зимняя рыбалка закончилась – льду хана, надо готовиться к летней. Мосток построил в прошлом году, км. в 5 от дома, среди болотистых полей Цнинской поймы. На самом большом омуте р. Цна. На невысоком берегу. Вокруг берёзовые, ольховые и осиновые перелески. Встречаются дубки. Грибы, ягоды, птички, зверьки всякие. Рядом с мостком две диких яблони. Одна с кислыми и зелёными плодами (это как бы мой настоящий образ), а другая с жёлто-красными и терпко-сладкими (то, каким я должен быть). Глухомань. Хотя и рядом с городом, если смотреть по прямой. Но из-за стариц, ручьёв, проток и болот – много удлиняющих зигзагов. Прихожу к мостку и удивляюсь. Бобры обглодали несколько жердей-стоек, а одну бревенчатую опору мостка изгрызли и вовсе в ноль. Не надо было использовать осину – любимоё лакомство бобров. Хотя для воды она подходит лучше всего – не гниёт. Но удивительного в бобровой грызне мало - рядом их хатка и хорошо проторенная тропа. Эту территорию зубастики расценивают как свою законную собственность. Придётся сегодня идти переделывать-доделывать мосток. Применю ольху – царское дерево с мягкой и красноватой после среза древесиной, которую бобрики не очень жалуют из-за её горьковатого привкуса. Пока рыба не подошла, можно и пошуметь. Как только черёмуха зацветёт – пойдёт лещ на икромёт и пр. рыбёшка. Начнётся летняя рыбацкая лафа. А пока схожу в магазин за куличами – мама посылает. Она варит холодец. Огромную бадью. Завтра начнётся обычное обжорство. Пост заканчивается. А жаль - из-за моих щёк наконец-то появились уши. Пару кило небось с хари сошло. Ну да ладно – нам не привыкать. Прости, Господи, мальчиша-плохиша. И дозволь в ближайшее время причаститься Святых Твоих Тайн.

Категория: Дневники | Добавил: samcfv (17 Фев 15)
Просмотров: 428

Поиск