"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

О главном... [25]Добродетели [66]
Пороки [89]Вопросы и ответы [163]
Дневники [45]Фонотека [6]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Дневники

39. Дневник-4.

Светлый четверг. Типа печаль. Типа по Бозе. Несколько причин. Не удаётся причаститься – даже в храм сходить некогда. Типа производственные причины. Надеюсь причаститься послезавтра. И войти дальше в обычный четырёхдневный график. Но на всё Его воля. Ещё телек сегодня. Зло в мире хлещет через край. На Украине убивают. Всех без разбора. Особенно хороших. Олега Калашникова, Олеся Бузину. Царство им Небесное. Смотрел только что шоу-интервью с президентом всея России. При всём уважении. О чём речь? О бабле и пр. мирском. Это – главное, что беспокоит россиян. Раньше это тоже меня беспокоило. Помню, когда я только начинал в мутных 90-х заниматься коммерцией (будучи пантеистом-гуманистом), то с радостью обещал сам себе, что всю сверхприбыль буду отдавать на социальные нужды. Тогда в стране был полный пипец. Я загадывал открыть в своём городке социальные/бесплатные столовые/кафешки. Коммерции моей тогда тоже быстро пришёл тот самый пипец. Понятно, что не без Его воли. Потом помню, когда я занимался строительством в Москве и уже, читая Ветхий Завет (поверив в Святую Троицу), клялся Богу, что буду отдавать Ему десятину с бизнеса. Тогда меня по-прежнему (в крупных реальных проектах) нередко преследовал тот же самый странный пипец. Вроде бы ведь во славу Божию и для людей типа. Непонятки. Бизнес и богатство не есть решение мирских проблем. А уж тем более – проблем спасения. Понятно, что Господь может Сам разрулить любую материальную проблему любого человека. А тем более – проблему его спасения. Ибо всё от Него и Им. И все материальные проблемы в том числе. И я лишь инструмент в Его руке. Не ахти какой. Скорее никудышний. Но когда подходит ближний и конкретно просит на то или то, то, конечно же – даю, если есть что дать и если вижу, что это не лажа. Но всё реже и реже подходят. Наверное, потому, что возможности ограничиваются всё больше и больше. А может быть и не полезно мне. Типа жмот и пр. И уже не заморачиваюсь (по поводу мат. помощи) так, как раньше. На всё Его воля потому что. И на бедность, и на роскошь. Ведь не ради же богатства или бедности рождается человек. И не ради же здоровья или болезни. И не ради же счастья или горя. Это всё ведь лишь средства. Для кого-то средства спасения. А для кого-то и погибели. А моё спасение через что? Наверняка через покаяние. Да. Печалька. Где ты – моё покаяние? За какими горами, лесами, реками и долами? Прости, Господи.

Светлая суббота. Последний день Светлой седмицы. Господь милостив. Позволил мне сегодня причаститься Своих Святых Тайн. На удивление мало было причащающихся. Ведь вроде бы халява – плиз. Поститься  перед Причастием не надо. Непонятки. Зато за артосом была настоящая давка. Так бы к Телу и Крови Христовым. Даже меня бабульки чуть не затоптали. Батюшка тщетно пытался увещевать их с амвона, жалобно крича: "Будьте православными христианами!" Но куда там. Одна из женщин-клириков поднесла мне сама артос, не дожидаясь, когда подойдёт моя очередь к святыне. Был приятно удивлён – она всегда, казалось, демонстративно была холодна ко мне. Наверное, всё-таки соскучилась из-за моего длительного отсутствия в храме. А некоторые тётеньки-бабушки за время моего отсутствия и совсем расслабились – самозабвенно пытались болтать о чём-то о своём, о "девичьем" во время службы. Пришлось им напомнить о дисциплине – погрозить пальчиком. Буквально. Хорошо помогает. Благо пальчик у меня как их коленка. Бабульки не зря побаиваются моих габаритов. Настоятель давно разрешил мне любые законные физические воздействия. К кощунникам. Действовать по ситуации. Здесь главное – не забывать про молитву и покаяние. А вот это-то и тяжеловато. Не всегда получается. Иногда наглость захожан отвлекает к раздражению. Но надо же что-то делать. Иначе храм превратится в хлев. До особо болтливых бабулек я давно это благословение настоятеля довёл – почти сразу же. Ну а их сарафанное радио уже довершило распространение этой опасной и весьма неприятной для них информации. Тем более, что они неоднократно были свидетелями того, как мною выдворялись из храма "хулиганничающие". Раньше их было много. Бухарики всех мастей, псевдонищие, псевдоинвалиды, цыгане, псевдоюродивые, псевдонуждающиеся, псевдоправлославные и пр. косящие под всё и вся. Лишь бы бабла подрубить или хотя бы подразвлечься на халяву. Постепенно их становилось всё меньше и появлялись они всё реже. Надеялись, наверное, что прокатит. Что я типа чел временный в храме. Пролёт бывает и у них. Который Петрович. Теперь их и вовсе нету. Как сгинули. Радио, наверное и по городу работает. Теперь чистить не приходится. Достаточно просто изредка поддерживать уже существующий образовавшийся порядок. Ведь главное – не мусорить. Тогда и субботники ни к чему. Можно заниматься чисткой только души. Своей. Главным. Покаянием. И не отвлекаться наружу. Иногда просто восхищаешься молитвенной тишиною в переполненном храме. Который не так ещё давно реально напоминал какой-нибудь заштатный автовокзал или проходной двор. Радость бывает безмерна в такое время. Реальная территория православия. Царство Небесное на земле. Щедр и милостив Господь. Долготерпелив и многомилостив. Прости. Слава Тебе. Думал, что последний день Светлой седмицы закончится без сюрпризов. Не тут-то было. Непредсказуемость духовной жизни. Никаких алгоритмов (программ). В обед, листая в рекламу телек, наткнулся на эпизод из старого фильма "Стиратель" с Арнольдом. Там героиня сокрушается по поводу утраты электронных документов. Атеист и американец успокаивает её, говоря, что это всего лишь пластик и цифры, что её личность – в её сердце. А наши т. н. православные боятся чипов, ИНН, карточек и пр, и пр. . Америкосы круче нас. В сто раз. Дурдом. Но это не всё. Целый день шуршал по хозяйству. Физически. Типа с молитовкой и покаянием. К вечеру было бы логично упокоиться в мире. Облом Петрович. Потянуло вдруг и к алкоголю, и к кексу. Бес подзуживал, что зря не женился. Щас ходил бы типа к жене когда надо и сбрасывал бы давление. Но ангел говорил, что лучше застрелиться, чем так. Странно. Непонятки. Хотя и не в первой. Весь Великий пост (даже и сегодня утром ещё) не тянуло. Даже и подташнивало иногда. И это с учётом того, что не причащался долго. А тут после Причастия (и после поста) наехали бесенята. Никогда нельзя расслабляться. Но попадос по любому. Если воздерживаться (а придётся) – буду превозноситься. Если же поддаваться – упаду и трудно будет вставать. Опыт. Многократный. Надо научиться терпеть и смиряться. Смиряться, чувствуя похоть. Терпеть, т. к. это легче покаяния от смертного греха. Хотя есть и компромисс. Не блудить, но иногда употреблять огненную воду. Пока ещё не решил, что делать. Утро вечера мудренее. Кажется, что второй вариант практичнее. Очень уж боюсь ощущения крутости при воздержании от всего. Могу ведь. Опыт. Но и тщеславие тут как тут. Вот бы мозга где-нибудь подзанять. Подай, Господи. Помилуй. Эх. Вот уж точно, жизнь прожить – не поле перейти.

Парадоксы. Кто обычно мне желает зла? Свои. Типа православные. А кто обычно мне желает добра ? Чужие. Типа атеисты, иноверы, инославы и пр. Вот уж воистину любовь и ненависть всё определяют. Но это же и обнадёживает. Раз чужие способны любить чужих – значит, могут и сами спастись. Но есть и печалька. Раз свои не любят своего, значит и спастись не могут. Печаль. А может быть, я не православный? Тогда уже – другой расклад. Но это уж с лишком. Господи, помилуй.

Одиночество. В первые годы воцерковления бес диночества приступал часто. Очень сильный бес. Хотел склонить меня к отчаянию или хотя бы к печали. Да и блуд не исключение. Потом, правда, отступил. Я уж и отвык от него. А теперь до кучи к бесам пьянства/гортанобесия/блуда опять подошёл ещё и бесёнок одиночества/изоляции. И это после  окончания поста. Новый опыт. Это когда искушения во время поста не растут, но возрастают после его окончания. Надо потерпеть. Не превозносясь от терпения. Господи, помилуй. У меня много друзей. Но у них свои заморочки. Уважительные. Куча детей. Мизер по зарплате. Живут на пятачках по кв. м. Что им до меня? Уважуха. Я бы на их месте застрелился бы с их бытовухой. Респект им. Помоги нам, Господи.

Любовь-ненависть. Не они ли мерило-индикатор православия/христианства? Как часто я шкурой чую ненависть/враждебность от собратов по вере. Где же ты – любовь? И как нередко я вижу любовь от казалось бы, неверов-инославных. Давеча глядел (краем глаза) крутяк из Голливуда с участием Брэда Пита в роли Смерти. Не помню название фильма . Что-типа знакомиться с кем-то (с Джеком Блэком?). Один из персонажей в качестве аргумента о любви своей жены к нему выдвигает её терпение его прегрешений. Ну не св. ли ап.Павел? А наши жёны? Всё пилят и пилят. Типа православные. Типа любят. Господи, помилуй.

Брань. Да. Бесы блуда и одиночества не по-детски приступают. Давно так не было. Забыл уж и как это бывает. Ну да вспомнить не трудно. Острое ощущение покинутости, разобщённости с другими людьми. Хотя ум и знает, что в Церкви все едины. И что Господь Всё и во Всём. Тем более, что я вижу Его в своём сердце. Но знание и видение не снимают скорбь. И Господь на Кресте страдал от покинутости Отчей. Сердце щемит. Бесы продолжают подзуживать пойти и женится. Благо она хочет сама - писала смски, да и так видно. Но надо потерпеть. Нельзя идти у бесенят на поводу. И мне, и ей. Кинут потом бесенята. Сто пудов кинут. Разведут за три копейки по-любому. Опыт. Рассудок. Если бы была неосуждающая жена – другое бы было дело. Но соблазнять через осуждение жену к погибели нельзя. Осуждение губит. А она обязательно будет меня осуждать. Опыт. Мне-то по-барабану – я бы потерпел осуждение. Во спасение своё. Как и Господь терпел. Но как терпеть гибель осуждающей жены? Тем более, что ты знаешь это заранее? Не могу. И нельзя. Время всё расставит по своим местам. Хотя бесёнки и вешают лапшу на уши, что через брак жена освятится и спасётся. Что типа я просто эгоист и не хочу брать на себя ответственность и пр. Нет. Дерзновения нету спасать кого-либо такому чму. И через брак тоже. Женюсь, только если возникнут обстоятельства непреодолимой силы. Какие? Не знаю. Но зато точно знаю, что на халяву в Царство Божие не проникнуть. Только через скорбь. Помоги мне, Господи, потерпеть немного мою скорбишку. Многие по жизни терпят намного больше моего. Даже и неверы. А я же типа христианин. Типа православный. Назвался груздем – полезай в кузовок. Слава Тебе, Господи. Прости за малодушие.

Утро вечера мудренее. Не зря так говорят. Ещё вчера бесы властвовали. А сегодня и след их простыл. Это хорошо смиряет. Показывает моё бессилие и могущество Божие. От похоти и одиночества ничего не осталось. А я же ещё и экспериментатор. С утра решил употребить огненной воды. Алкоголь чисто физиологически усиливает похоть. Употребил около 0,5 л. Никакого порочного эффекта. Похоти как не было, так и нет. Одиночество как отсутствовало, так и не имеется в наличии. Даже и не опьянел нисколько. Господь всему Голова. Его власть и сила. Ещё вчера свет был не мил из-за власти бесовской. А сегодня уже солнышко светит. Слава Тебе, Боже.

Нечаянная радость. Не все осуждают. Некоторые и любят. Только что открыл почту и воспрянул. Точно не одинок. Слава Тебе, Боже. Вот письмо от неведомого мне брата Вадима: "Христос воскресе! Держись, мужик! Не сходись с женой, пропадешь. Жизнь твоя духовная пропадет. Это как в отечниках, бес выгонял подвижников (хотя мы и не подходим к ним), чтобы они отошли от Бога, и тратили силы на жену и все что с этим связано. Пусть Господь поможет тебе устоять! А блуд - так лови образы и мысли как только появятся, с первой секунды,  и тут же молись, поклонов много делай. Тем сам и до разжжений не дойдешь. А дойдешь, бери палку, веревку и по ноге или спине так стукни, чтобы почувствовать боль. Это совет Феофана Затворника. У меня друг так лупил себя как только образы появлялись, и куда потом делись... Плоть дурная, а понимает, когда получить может. Крепись!  Если все это знаешь, прости, что даю советы. Но вижу, что мучаешься, вот и не выдерживаю..." Храни тебя Господь, брат Вадим. Не успеем моргнуть глазом, как наша земная жизнёшка закончится. До встречи во Царствии! Надежда умирает последней. А может быть, ещё и здесь успеем до того. Воистину Воскресе Христос, Вадим!!! 

Сопли. Давно не ревел. Спрашивает меня только что Господь: "Чего хочешь для России?" А я в рёв. Материальных благ для неё не хочу – будет как в той же самой гнилой Финляндии. Духовных же благ хочу, но не могу просить. Потому что сам чмо болотное. Увы. Духовная импотенция. Господи, помилуй.

Искушения. Вроде везёт – выходные упали на субботу и воскресенье. Можно сходить на нормальную всенощную, на Литургию с Крестным ходом. Вчера сходил на всенощную, исповедался. Казалось, ничто не предвещало. Да. Всё в этой жизни непредсказуемо. Утром просыпаюсь – голова как колокол. Типа не выспался. Странно. 6-ти часов обычно мне хватает за глаза. И спал вроде бы крепко. Ну, думаю – дреману пару минут, благо время еще есть. Просыпаюсь и вижу, что времени в обрез. Шустрю. Опоздал в храм на несколько минут. Литургия уже началась. Стыдоба. И что характерно – когда я прихожу раньше богослужения, то оно начинается с опозданием. А когда опаздываю, то всегда – раньше расписания. А ещё говорят, что бесов нету. Ну ладно. По иконам не пошёл – встал на привычное место. К ростовой иконе прп. Нила Столобенского. Года два я искал своё место в храме. Где только не стоял. Везде я мешал кому-нибудь. И в центре храма (трапезе), и в его закоулках. В центре вся служба как на ладони – стоять приятнее. Но зато и развлечённее, и народа много. В закоулках идеально – и неразвлечённо, и народу (которому можно помешать своим присутствием) поменьше, толчеи. Но в закоулках бабульки меня не приняли – и шипели, и кричали. Типа - чего тут стоишь. А в центре я постоянно мешал людям ходить туда-сюда. Нашёл компромиссное место – за колонной (дымоходом). Она закрывает от народа. И никто тут не стоял, т. к. здесь стоять людям скучно – вовсе не видно иконостаса, солеи, амвона и пр. Лет десять я уже топчу одно и то же место. С прп. Нилом скорешился как с родным. Крутой был отшельник-монах. Сейчас на месте его подвигов отстроился великолепный монастырь в его честь. Приложился к нему и встал. И началось. Давно уже бесенята не приступали так. Все симптомы – жар, пот, тошнота, боль в висках, круги перед глазами, головокружение и пр. по нарастающей. Терпел сколько мог. До Символа Веры. Рядом освободилсь табуретка. Гордость не позволяла сесть. Но понимал, что ещё чуть-чуть – и рухну. Присел. К концу Символа вроде отпустило. Встал опять. Тут же табурет заняла бабулька. Стою. Опять началось. Сесть некуда. Терплю. Чую, что опять скоро рухну. Пошёл в притвор. В углу – мешок со свечными огарками. Присел, как самарянин, на корточки, прислонился к мешку. Начался Отче наш. Вроде бы отпустило. Только бы у чаши не началось. Но Господь не позволил. Причастие прошло нормально. Больше бесенята не подступали. После службы зашёл на рынок. Купил королевскую форелину, свинину, куриные грудки. Форель распустил на филе, засолил. Голову, хвост и брюшину отдал матери на уху. Мясо перекрутил на фарш. Замесил тесто, налепил пельменей (первый раз в жизни). Дело непревычное – трудно было сохранять молитвенное состояние. Часто выскакивал извнутрь наружу. От Господа к пельменям. От памятования к забвению.  Прости, Господи. Да. Мытарство лепки пельменей я бы не прошёл сейчас. Надо тренироваться. Благо теста ещё осталось много. Переборщил с замесом. Да получились они корявые и большие - как вареники. Тёща бы меня за них грохнула (она лепила их размером с напёрсток). Шутка. В смысле что грохнула бы. Как там ей сейчас в Донецке туго, небось. Помоги ей, Господи. Засунул всё в морозилку. И тесто, и пельмени. Скоро приезжают доча, зять и внук в гости. Хочу их угостить как следует. Только что открыл почту. Почил один хороший мой знакомый. Лет 60 от роду. Метра 2 ростом. Здоровенный, как бык. Жил в деревне. Не пил, не курил. Казалось, что ничто не предвещало. Мы нередко встречались, беседовали за рюмкой чая в деревне. У костра. В саду. На природе. На веранде. Да. Пути Господни неисповедимы. Жаль, что он был невоцерковлённым. Я был уверен, что он будет ещё жить ради воцерковления. Он ведь интересовался православием, носил крестик и был хорошим человеком. Да. Что-то скрыто от нас в человеческих судьбах. В спасении человека. Упокой, Господи, душу раба Твоего Петра. И меня тоже, Господи, помяни во Царствии Твоём. Кто его знает, сколько и мне осталось…

Жизнь прожить – не поле перейти. Спрашиваю маму – где мои штаны такие-то, серые. Она говорит – не знаю таких. Ищу. Нашёл. Показываю. Мама говорит – ты дальтоник, штаны синие, всякий так скажет. Выхожу во двор, спрашиваю соседа – какого цвета штаны? Он говорит – серые. Захожу в дом. Мама спрашивает – что сосед? Да тоже дальтоник, говорю. Осенью посеял крутые яблоневые семечки. Огородил место. Сказал маме. Вчера смотрю – всё перекопано. Спрашиваю её. Говорит – не помнит осени. Тю-тю яблонькам. Вчера красил забор. Сначала валиком по площадям. Потом кисточкой по закоулкам. Бесы тут как тут – последняя банка отличается по оттенку. Забор и калитка стали пёстрые. Думал сначала, что отличие в цвете – результат разности во времени покраски. Нет. На заводе лоханулись. Краска была из одного магазина. Последняя. Не хватило её. Два раза покупал. Теперь надо по всему городу искать аналог. Из социализма мы уже вышли, но в капитализм ещё не пришли. Подай мне, Господи, безропотности, терпения и благодарности к маме и к ближним. Подай отношения к ним как к самому себе. Бесёнок раздражительности очень часто побеждает меня. Пусть раздражение будет направлено не на них, а на зло в них и во мне. Постоянно забываю про Тебя, про Твой промысел, про Твою любовь ко всем. Ко мне. Прости. С горя и с пельменей (мама вчера предложила на ужин магазинных) употребил гр. 200 огненной воды. Ни в одном глазу. Но. Сразу же после употребления и до сей поры не покидает сильнейшее чувство вины и перед мамой, и перед Господом. Неужели мне придётся и дальше употреблять водовку как одно из средств смирения? Неужели же обычное покаяние для меня недоступно? Не знаю. Весь Великий пост вроде бы было всё в порядке - неохота было. Ну да поживём – посмотрим. Господи, помилуй.

Дневные впечатления. Прихожу на вечернюю службу. Перед храмом. Пытаюсь поклониться и перекреститься перед входом в него. Метрах в пяти слева стоящий дядя называет меня мужчиной. Перекрестился, помолился, пытаюсь сообразить что к чему. Понимаю, что он не наш. Но подхожу. Спрашиваю – чего надо? Начинает лечить. А я ведь и сам доктор ещё тот. Перебиваю его – чего надо? Опять начинает лечить. Здоровенный бугай. Под 2 м. Бухой. Опять спрашиваю – чего надо? Хотя надо было бы идти на службу. Но надежда умирает последней. Типа – вдруг человек не в себе и нуждается. Он наконец формулирует нужду в 40 руб. У меня и было 40 (!). 10 оставляю для подаяния на храм (там это обычная такса - во время службы собирают на подносе тётеньки). А 30 отдаю дяде. Он типа благодарит. Я типа отвечаю взаимностью. А совесть грызёт – зачем отдал Божии денежки бухарику? Лучше бы в храм отдал и пр. На душе кошки скребли всю службу. А может быть – это бесенята? Я всех наших бухариков знаю. Этот – новенький. Надо будет помониторить. Что к чему. Ежели хитропопый – то отвадить от храма. А ежели и впрямь проблемный – то вникнуть и попытаться помочь по сути. Время покажет. Но осадок неприятный всё равно остался. Типа развели как лоха. Хотя ведь Господь заповедал давать просящему. Непонятки, одним словом. Захожу в притвор – там тётька клянчит. Явная разводка. Профи. В притворе ведь намноо наваристее, чем на паперти. Конкурентов нету, да и весь народ твой - мимо никто не прошмыгнёт. Устал уже с ними бороться. Оставил на волю настоятеля и Господа. Прошёл в храм. Служба прошла в штатном режиме. Пришёл домой. Поужинал. Мама смотрит телек. Новости. Почил Батырхан Шукенов. Инфаркт. Моложе меня на несколько лет. Ещё пару дней назад он блистал на федеральных телеканалах в крутых проектах. А сегодня уже каюк. Непредсказуемость. Вчера ещё князь, а сегодня грязь. Мне нравились его песни. Господи, упокой душу раба твоего Батырхана. Батырхан – это наверное, что-то типа Сильного Властителя. Был ли он верующим? Или атеистом? Не знаю. Как хорошо, что я типа православный. Типа верующий. Типа истинный. Сколько мне отмерено? Не знаю. Но страшновато. Ведь не готов ещё пройти через мытарства, встретиться с Господом один на Один. Реально. В натуре. Одно дело - верою в сердце и другое - лицом к Лицу. Не. Боязно. По крайней мере - пока. Надо ещё потренироваться. Покаяться, помолиться. Чтобы Он стал Самым. Среди всего. Пока что не Он всегда и везде Самый. Нередко забываю даже про Него вовсе. И не чувствую, что не помню, что забыл. Что без Него. Завтра на Литургию. Слава Тебе, Боже. Хотя бы на шажок поближе к Тебе. Причастие.

Чудеса. Пришёл со смены. Поужинал. Смотрю телек. Репортаж с Афона. Тамошний игумен (не понял, какого монастыря) рассказывал о чуде сохранения в огне иконы влмч. Георгия. Вспомнился один случай. Когда у меня сгорел дом, то через пару дней на головешках(!) я нашёл целёхонькие иконы Казанского образа Божией Матери, Господа Вседержителя и свт. Алексия. В полиэтилене! Я был на этом месте сразу после пожара и точно помню, что там ничего не было. Только угли. В доме раньше жили татары. Атеисты. Сочувствующие мусульманам. Соседи тоже атеисты. Да и кому придёт в голову идти на пожарище и подкладывать иконы? Окна разбить – это да. Разбили в течение недели после пожара. Русь православная. Да и из дома во время пожара стырили ценные вещи. Не до икон. Чудеса, одним словом. Чё делать? Св. отцы пишут – не хули и не принимай чудо. Вдруг от бесов? А вдруг от Бога? Сделал полочку, прибил в сарае. Поставил там. Хочется, конечно же, повесить дома. Но боюсь тщеславия. Типа – дом сгорел по воле Божией с чудесами. И я типа суперправославный перец, удостоившийся если не уцелевших в огне икон (что маловероятно), то уж точно – явленных от Господа сверхъестественным образом. Сегодня звонила дочурка. Завтра бывшая жена привезёт её, зятя и внучка в гости на майские праздники. Искушение. Мне кажется, что я ещё её люблю. Устоять бы. В помыслах, конечно. Жена у меня кремень. Даже если бы я и домогался, она будет против. Редкий экземпляр целомудрия. Опыт. Не чета мне – типа православному. Господи, помилуй.

Приезд. Б/ж, доча, зять, внучок. Доча спрашивает – что такое б/ж? Бывшая жена, говорю. Приехали на одну ночь. А я-то на неделю наготовил. Забил оба холодильника. Досада. Думал, походим на природу, посидим у костерка, пожарим сосисок, порыбачим и пр. Но. Бизнес и пр. Увы. Грешен – пожурил несколько раз и дочу, и зятя. Ропот. Печаль. Своеволие. Прости, Господи. Сам не люблю повторы (одни и те же фразы, слова) от людей. Тем более порочные. Придётся теперь всё жрать самому. Бесы чего-то взяли отгулы. Даже не приступали ко мне по блуду. Хотя б/ж по-прежнему 90/60/90. Всё такая же гуттаперчевая. Наверное, ангел мой подвизался за меня. Спасибо тебе. Мы с б/ж прожили вместе почти 23 года. Она ни разу не дала мне повода к ревности. Это чувство мне было не знакомо. И до сей поры. Правда, во снах бесы ко мне приступали и искушали ревностью. Кошмары. Такая у них работа. Не наяву, так хоть во сне. Помоги нам, Господи.

День Победы. Как я к нему относился до украинских событий? Понятно, что как к Празднику. Но когда на Украине стали гнобить и Победу, и ветеранов, стал относиться трепетнее. Раньше День Победы был для меня как нечто само собою разумеющееся - как некая данность. А теперь увидел возможность Его отнятия. Что имею – не ценю должным образом. Что теряю – тогда только ценю. Украинский пример учит меня ценить Победу. От чего отказалась Украина? От славы победителей фашизма. Что она взяла взамен? Позор Бандеры, Шукевича и иже с ними. Что я возьму, отказавшись от Победы? Позор генерала Власова и иже с ним. Да. Не было бы счастья (осознания важности Праздника), да несчастье (неонацизм/фашизм Украины) помогло. Что отвергают на Украине? Славу взятия рейхстага, например. А что принимают взамен? Позор Хатыни, например. Ну не сатанизм ли? Не безумие ли? Семена сатанизма на Украине начали сеяться еще в 15-м веке, когда она начала предпочитать православию католицизм. Сейчас взошли плоды и унии, и раскола, который Украина предпочла единству церкви. И патриарха Украина выбрала себе соответствующего – явного волчару (человеконенавистника), даже и вовсе не затрудняющего себя прикрываться овечьей шкурой (имитировать человеколюбие/православие). Иногда я думаю (пытаясь примерить эту кольчужку) – а как бы я повёл себя на месте моих дедов/прадедов? Не знаю. Не уверен. Одно дело – теория. Другое дело – практика. Я стоял перед лицом смерти раньше. Но это было в мирное время. А как было бы на войне – не знаю. А каково это – остаться без рук? Без ног? Без глаз? Без слуха? Без челюсти и пр.? Я имею всё. И даже с избытком. И всё равно непрестанно ропщу. Непрестанно разражаюсь. Непрестанно осуждаю. Непрестанно печалюсь. Непрестанно унываю. Непрестанно забываю о Подателе всего, что имею с избытком. Вместо того, чтобы непрестанно радоваться и непрестанно же благодарить. Чтобы непрестанно молиться за дедов, отдавших душу свою за други своя – за меня. Прости, Господи. Помню, как несколько лет назад позвали меня родичи на трапезу в честь Дня Победы. Сел за стол. Поднимаю фронтовые сто грамм и предлагаю помянуть павших на полях сражений. В ответ слышу упрёк – типа, мол, зачем Праздник превращаешь в Траур. Надо типа есть, пить и веселиться. И это лишь один пример из нескольких. Очень теперь стараюсь не ходить на языческие трапезы. К родственникам в первую очередь. Бьют себя пятками в грудь, что они типа православные. Но заповеди Христовы приводят их в ярость. Да. Разделение. Меч Господень. И разделение, и зеркало. Как меч разделяет, так и зеркало разделяет меня и моё отражение. Они – моё отражение моих пороков. Они – моё напоминание обо мне самом. О том – каков я сам на самом деле. Чтобы помнил. Чтобы каялся. И за себя, и за них, как за себя. Непрестанно. Но. Увы. Прости и помилуй, Господи.

Сюрприз. Казалось, что ничто не предвещало. Сколько уже времени воцерковляюсь. Давно уже знаю, что бесенята подступают неожиданно. Типа всегда готов. Как тот самый пионер. К искушениям. И всегда неожиданно. Вчера была последняя ночная смена перед отпуском. Приехал утром, вздремнул, позавтракал/пообедал. Мама упрекнула, что торможу – типа пора картошку сажать. Сегодня с утра предложил ей идти сажать. Она упрекает, что рано. Ропщу. Прости, Господи. Идём сажать картошку. Посадили всю к 12 часам. Пообедал остатками буженины и сала (после приезда б/ж, дочи, зятя и внука), жареной картошкой и свойской редиской (уродилась в этом году знатная). Употребил с устатка гр. 300 огненной воды (свойской же). Приступил бес блуда. Не по-детски. По-взрослому. Видно, не хилый был бесёнок. Похоть возникла не только плотская. Хотелось, главным образом, пообщаться. Хотя и кровь кипела тоже. Скорее всего – общение было просто прикрытием. Не уверен, что устоял бы, если бы рядом (в шаговой доступности) оказалась бы легкодоступная фемина. Но не оказалось. Слава Тебе, Боже. Думаю – в чём причина? Не знаю. Может быть – в высококалорийной еде и алкоголе? Экспериментирую на ужине. Ем остатки свойских пельменей (будет покруче казённых буженины и сала) и употребляю ещё гр. 300-400 огненной воды. Прислушиваюсь. Никакой похоти. Бесенята блуда убежали. Хотя под вечер по логике должны были усилить натиск. Типа сходить к б/ж или в места общепита к типа православным тётенькам и пр. . Значит, еда и питьё не были причиной. Скорее всего – гордость. Похоть для смирения. На маму раздражался во время работы в городе. Не так сидит, не так свистит и пр., и пр. .Осуждение мамы. Страшный грех. Под прикрытием логики. Типа ведь не правильно она делает, не полезно, вредно для огорода и пр,, и пр . Мама - сеперпроявитель моей порочности. Спасибо ей. Без неё бы я чувствовал себя суперправославным перцем. А так всегда вижу своё чмошество. Непрестанно раздражаюсь, гневаюсь, хамлю, поучаю, обвиняю, оскорбляю, осуждаю, прекословлю, и пр., и пр. . И по отношению к кому? К маме. Ту, которая меня зачала, выносила, родила, воспитала без мужика на зарплату в 80 руб., дала образование, помогала материально в первые годы (самые тяжкие) супружеской жизни и пр., и пр. - не почитаю. Даже в Ветхом Завете презрение/оскорбление родителей было смертным грехом. Побивание камнями. А меня лишь бесёнок блуда прессанул слегка. Малёхо. Слава Тебе, Боже, что смилостивился. Я-то знаю, что бывает, когда блудливый бес наезжает по беспределу. Не устоял бы. Прости, Господи и помилуй.

Эксперимент. Попробую употреблять алкоголь по двум критериям. Первый необходимый - желание ближнего. Второй достаточный – польза для него (ближнего). Бесы подзуживают, что я просто жмот. Но в наше время всеобщей скупости навряд ли кто-нибудь будет предлагать пить на халяву. Я давно уже не помню такого. Если исключить щедрых кощунников и нечестивых, то становится понятным малая вероятность употребления алкоголя. К тому же и стоимость огненной воды для меня ничтожна. Попробую. Основная ведь цель употребления алкоголя мною уже достигнута – беспристрастность к нему (способность сохранять молитвенное состояние во время употребления его и после). Есть надежда на прохождение мытарства пьянства. Ну а обойтись без алкоголя как без тонизирующего средства я как-нибудь, думаю, сумею. Не так уж я и запахиваю физически и душевно. Ещё, правда, бесы подзуживают, что во время алкогольного опьянения молитва даже лучше, чем по-трезвому. Но это понятно, что бесовские приражения и верить им не надо. Господи, помилуй. Время всё расставит по своим местам. Скоро поеду в гости к доче с зятем, потом к друзьям в деревню. Там проверю. Слава тебе, Боже.

Ангел Хранитель. Хорошо с Тобою дружить. Жаль, что не знаю Твоего имени. Наверное, только после смерти и познакомлюсь с Тобою. Ну да ладно. Подожду. Время бежит быстро. Не успею оглянуться и - ау. Конечно, благодарить Тебя можно и сейчас уже. И нужно. Спасибо Тебе. Но хотелось бы всё-таки воочию, что называется. Ты реально меня хранишь. Вместо малой тяги к алкоголю – лёгкое отвращение. При наличии полных закромов коньяков, вин, водки (заготовил по нескольку коробок для неожиданных гостей и неотвратимой поминальной трапезы) и спирта, полностью отсутствует тщеславие на тему трезвости. Даже в прилогах. Наверняка Ты даёшь промеж рогов бесу гордости, когда тот приближается. Не может быть, чтобы бесенята тщеславия и осуждения упустили бы такую возможность постужевать меня. Но пока глухо. Не их пока время. Слава Тебе, Боже. На днях были дни рождений у племянника и у жены брата. Звали. Не пошёл. Типа под уважительными предлогами. Не будет им пользы. А значит и мне тоже. В последний мой визит к ним на застолье, у них проявились немотивированные раздражение, осуждение и клевета. Зачем их соблазнять ещё раз? Мне-то понятно – блаженство за гонения. А им? Не буду дразнить ихних бесенят. Целее, может быть, будут. Хотя и тут не без минусов – наверняка подумали, что я их презрел и обиделись. Ну да из двух зол надо выбирать меньшее. Вчера мама мне сказала, чтобы я выключил телек, т. к. он ей на нервы действует. Слава Тебе, Боже. Обычно она меня всё время приглашает смотреть ящик вместе с нею и дуется, когда я отказываюсь. А теперь я имею полное моральное право не только не смотреть телек вместе с нею (типа сама виновата), но и вообще – без неё. Хотя по нему иногда показывают неплохие фильмы и передачи. Особенно по каналу Союз. Да и потренироваться в молитовке, глядя телек тоже нехило. По ящику нередко показывают места и обстоятельства, которые не встречаются по жизни. Молиться во время таких передач очень трудно из-за отсутствия соответствующей привычки и поэтому особенно пользительно. Телек помогает молиться там, где тебя никогда не будет/не было. Хороший тренажёр. И смиряет хорошо. Легко молиться в храме. В миру тяжелее. Еще тяжелее с телеком. Поэтому и смиряет. Без телека думаешь, что ты уже крутой молитвенник типа. В этом и его ценность. От гантельки – к штанге. Это ещё один плюс телека. Да и отрываться от коллектива (страны, народа) тоже негоже. Не отшельник ведь. Ну да ладно. Надоел он мне хуже горькой редьки. Лентяй радуется – не надо теперь будет напрягаться перед ящиком. Хотя и посмотрю, понаблюдаю. Всё-таки Царство Божие только усилием берётся. А то, может быть, ещё и бесенята тщеславия опять нарисуются. Типа крут – ящик игнорирую при том, что он всегда рядом и обычно работает. Но не хотелось бы. Ладно, время покажет. Господи, помилуй.

Компромисс. Реакция мамы на мой отказ смотреть телек оказалась предсказуемой. Она примерно такая же, как и на отказ есть её стряпню. Как личное оскорбление/презрение. Демонстративное. Эдак и до инфаркта недалече. Решил пойти по аналогии с водовкой. Сам включать не буду ящик. И смотреть буду только по принципу пользы (минимального вреда) для мамы. Совместный просмотр вечерних Вестей показался мне самым оптимальным вариантом. И волки сыты, и овцы целы. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Телек для мамы является святыней. На первом месте по важности в жизни. Вторая значимость принадлежит еде (сказываются довоенное, военное, послевоенное детство и юность). Третий приоритет – огород. Новости для меня самый тяжёлый вариант передач. Там показывают концентрат мирового и отечественного человеческого зла. В совокупности с собственным злом, иногда мне кажется, что не смогу всё это вынести. Но ведь и в тепличке обособленности тоже как-то не ахти. На малодушие и эгоизм смахивает. Да и тщеславие с осуждением могут подтянуться, если не смотреться в зеркало реалий. По большому счёту телек – зеркало меня и моей жизни – и внешней, и внутренней. Там всё про меня. Может быть, в несколько сугубой форме, но – про меня. А уж про прошлое – точно про меня, даже и по форме, без перебора. Не даст забыть про старые грехи. Напр., лет 20 назад убил человека. Сбил на машине мужика. Типа по его вине. Типа нечаянно. Типа я не виноват. ПОЧ (пер. осн. чер). Скончался в больнице через пару недель после ДТП. Упокой, Господи, душу раба Твоего. Всё было на глазах доченьки и жены. Кошмар. Ручьи крови на асфальте из ушей бедолаги и пр. Он лежал на спине, раскинув руки, а машины проносились в нескольких сантиметрах от его головы как ни в чём не бывало, как мимо кошки или вороны. Прямо по крови. Того и гляди - раскатают в лоскуты. Никто не остановился, не поинтересовался, не предложил помощь. Пришлось стоять перед ним, раскинув руки - охранять до приезда ГАИ и скорой. Тяжело. Очень. Но надо, Федя, надо. Да и всё-таки хоть какие-то покаяние и молитовка теплятся от меня-клоуна за всех действующих лиц телерепортажей. Типа кто, если не я? Да и мне пользительно, хоть и напряжно. Больно ведь смотреть на весь этот беспредел. Одна только Украина чего стоит. Особенно тамошние лицемерие и наглость. Ну да кто говорил, что будет легко? Господь терпел и нам велел. Помилуй нас, Господи.

Без сюрпризов. Был в гостях у дочи и друзей в деревне. Употребляли пиво и огненную воду. Поминали на 40 дней успения р. б. Петра. Несколько часов провели на деревенском кладбище. Посещали могилки родственников друзей, молились, вспоминали кратковременность земной жизни. Непредсказуемость смерти и пр. . Всё прошло на удивление по плану. В соответствии с новой методой. По послушанию, т. е. . Все типа довольны. Типа всем на пользу. Никаких типа подводных камней. Удивительно. Лишь иногда (когда голоден бывал) возникала лёгкая тяга к водовке. Как к столовому напитку. Но лишь иногда. И слабо. Не в счёт. Думаю, что это по ассоциации с праздником. Всё-таки встреча с близкими по крови или по духу – для меня очень радостное событие, которое хочется отметить не только внутренне, но и внешне. Тем более за мой счёт. Попробую и дальше так держать. Погляжу, что будет. Слава Тебе, Боже.

Маленькие неожиданные радости. Еду в электричке домой. От друзей, кумовьёв и крестников. От единомысленных к противникам. Из деревни в город. Из глухомани в цивилизацию. Из мироотречения в мир. Из безмятежности в суету. В муравейник. В одиночество. Печаль вроде бы. Но вдруг. Гляжу, а напротив сидит тётенька лет на 10-15 помоложе меня. Миловидная. Сама скромность. Умные глаза. Открытый взор. Без косметики. Без ювелирки. В длинном современном платье. В платочке. Во всём светлом (не косит под монашку). Внимательно читает книгу. Видно, что наша (в смысле тётенька). Прошу показать обложку. Показывает. Примерно это я и предполагал. Но чтобы вот так! «Слово о смерти» свт. Игнатия свет Брянчанинова. Мой любимый писатель. Любимый святой. Сидел бы на дубе – рухнул бы. А кто-то уверен, что блондинки бестолковые. Есть ведь и противоположные примеры. Мне кажется, что она заметила мои удивление и радость. Перебросились парой слов. Москвичка. Выразил своё соболезнование. Жить в столице очень напряжно. Недаром МКАД по пятницам напоминает кухню коммуналки, которую СЭС обработала дихлофосом (или тонущее судно). Удирающие из последних сил насекомые и грызуны. Сочувствую. Жаль, что времени поболтать не оставалось. Приятная во всех смыслах женщина. Помоги ей (и мне), Господи. Конечная. Пора выходить. Жаль. Но всё равно, слава Тебе, Боже.

Всяко разное. Ща напишу. Был такой клёвый мультик советский про пса. Там волк под столом предупреждал его, что споёт. Ща напишу. Приехал я домой позавчера ночью. Приехал раньше запланированного, т. к. мама типа заболела. Радикулит. Типа в лёжку легла. 30 лет она не болела радикулитом. Я приехал. Радикулита как не бывало. Хотя упрёки были, что я виноват в радикулите – открываю форточки, окна и двери. Создаю сквозняки. Господь заповедал терпеть оскудевших разумом родителей. Помоги, Господи. За моё отсутствие пацанята повыдёргивали на улице папоротники, а некоторые просто поломали. Св. отцы писали, что ненависть к природе – суть ненависть к её Творцу. Печаль. Пошёл и посадил новые папоротники (у нас с мамой их много растёт). С детства я любил природу, втыкал ветки на улице – сейчас у нас парк. Самый зелёный квартал в городе. Утки дикие (кряквы) и сейчас плавают в канаве за окном. А весною плавал неизвестный мне по виду/породе селезень с хохолком как у папугая – весь разноцветный (но без подруги). В прошлом году пара кавказцев палками и бутылками забила насмерть крякву-самочку. Мама кричит – сынок, наших бьют. Я подорвался и – к ним из дому. Подхожу. В драных трениках, в соответствующей рубашонке, в сланцах. Понятно, что не авторитет. Но мои 178 кг. со мною. Говорю, что если ещё раз такое повторится – кранты вам. Типа всех ментов городских на вас спущу. А самому хочется вдарить промеж рогов им. Вспомнить боксёрскую молодость. Копец типа вашей коммерции будет (они же все на рынке тусуются или наркотой промышляют). Типа 90-е уже прошли. Наша власть типа теперь - русских. Не в горах, типа вы тут, а в Расее-Матушке. У нас тут типа свои законы, расейские, а не ваши чурбанские. Типа на первый раз прощаю. Типа поняли, хотя и оправдывались – типа охотились. Я им говорю – хотите охотиться как мужики, езжайте за город. Попробуйте подойти к дикой утке. А эти – ручные, их дети с руки кормят. У нас перед домом утки постоянно дикие плавают, белки шныряют (я им даже кормушку перед домом на ёлке смастрячил). Но хлеб не едят – орешки им подавай. Но я отклонился от темы. Мне бы вернуть десятка полтора лет – урыл бы самарян на месте. Но – низзя. Типа православный. Сам на четверть грузин по папе. Царство ему Небесное. Когда приехал домой, на следующий день окучил картошку. Как странно – посадил весной 10 саженцев и все распускались в разные сроки. В очень разные. На одних уже ветки более 30 сантиметров, а на др. еще почки только набухают. Так и я. Все уже во Царствии Небесном, а я ещё всё там же. Воз ещё и ныне там. Типа 11-й час. Ну хотя бы так. Вчера сходил на всенощную. Исповеди не было. Пять священников в храме, а исповедывать некому. Служат двое - старый и малый (настоятель храма/благочинный и его внук). Трое - где-то. Последние времена. Увы. Сегодня прихожу загодя на Литургию. Только-только началась молитва к Исповеди. Типа успел. Выслушал типа. Потому что всё равно ничего либо не слышно (потому что тихо говорят), либо не разберёшь (потому что шепелявят, гнусяват, бубнят и пр.). Но канон есть типа канон. Очередь большая – потому что с вечера не исповедали. Подошёл, наконец-то и ещё один батюшка. Самый крутой, седобородый и умный. Я стою позади всех жаждущих Исповеди. Батюшка приглашает. Никто не идёт. Все хотят к первому – доброму и ласковому. Иду ко второму. Вижу его недоумение потому что. Мне-то по-барабану к кому идти. Хочется его поддержать. Вообще хотелось бы посидеть с ним, побухать, потолковать за жизнь и пр. . Но – понимаю – этикет, статус и пр. . Хотя у меня есть и примеры из жизни другие. Выпивал я с батюшкой одним. Он служил, как это не странно, в храме, где я был старостой. Он сам предложил в трапезной коньячку. Чуть-чуть. Пузырёк в 250 гр. В трапезной храма. Вечером. Под картошечку, оставшуюся после трапезы. Отец Валерий. Светлый батюшка. Нигде не учился – ни в каких Семинариях или Академиях. Когда он делал земной поклон, его простой крест со стуком бился о кафельный пол храма. Нашего храма. Во имя прп. Серафима. Который Саровский. Смиренный был батюшка. Гонимый. Мы так с ним общались близко. Его перевели по доносу в другой храм. Я пытался протестовать, но видно – недостаточно. Думаю, в этом есть и моя вина. Батюшка был бессеребреник. Без жилья – я сам обустраивал его келью при храме. Мне его очень не хватает. Искренний был и открытый. Смиренный и кроткий. С ним можно было поговорить без всяких понтов. Типа я священник – а ты второй сорт и пр. . Когда я в первый раз в жизни пришёл в храм на всенощную (в другой храм – Христорождественский) – он служил. Я тогда ещё ничего не понимал и не знал. Он обходит храм, кадит. А я тупо стою и смотрю на него. А он с любовью смотрит на меня и понимающе машет кадилом на меня. Люблю его так, что нет сил сказать. Да сумбур типа в голове. Это следствие алкогольного воздействия. Сегодня Господь сподобил причаститься Его Крови и Плоти. Прихожу домой. Мама уходит на шопинг и к подруге. Оставляет меня наедине со щами и с холодцом. Холодца много – целый судок. А завтра начинается ПетроПавловский пост. Меня всегда напрягает/возмущает уничижение моего любимого апостола Павла. Пост называет Петровым, хотя по окончании празднуется память и ап. Павла. Несправедливость. Павел такой же как и я был по началу – зверь. Правда, потом он стал крутым, а я всё таким же подзверком остаюсь. Прости, Господи. Ну так вот – мама пошла по маркетам, а я стал хитрить. Типа продукты надо доедать до поста. Без водовки аппетита не будет. Клятвы я типа не давал. Типа просто планировал. Типа правило – это то, что бывает чаще всего, обычно. А исключение из правил – это то, что бывает очень редко, вопреки, а не благодаря правилу. Оставалось гр. 300 спирта (остальное отвёз в поездку) на технические нужды. Оставил гр. 50. Остальное развёл и употребил под щи с зелёным лучком, укропчиком и холодцом (мама его готовит очень знатно). Обязуюсь всегда писать об употреблении алкоголя. Потому что теперь я стал звездой (так и хочется зарифмовать) интернета. Теперь мне всё пишут и пишут. Типа православный люд. Одни ругают. Другие наставляют на путь истинный. Такое складывается впечатление, что весь православный народ давным-давно уже вынул все свои брёвна из своих ясных очей и озабочен только одной целью – вынуть соломинки из моего глазика. Уверяю всех моих доброжелателей, что если сложить все соломинки, которые вы находите в моих глазиках, то никаких глазиков не хватит (а уж тем более в моих – в узких и заплывших от многолетнего жира невоздержности). Я же ведь обжора. Лучше бы вам помолиться обо мне. О моём спасении. И мне, и вам будет польза. Ну да ладно. Сам такой потому что. О чём это я? А ну да – про алкоголь. Клятвы не даю (как тот самый Ирод), просто ставлю задачу употреблять водовку (сладкое не люблю) только по послушанию. С редкими (по определению) исключениями. Желательно, на пользу ближнему (по крайней мере, не во вред). И мой (с недавнего времени) любимый прп. Симеон Новый Богослов писал, что если человек размышляет о Боге, о Его заповедях (вообще о православии) – то это плод Духа Свята. Бальзам на мои раны. Когда я употребляю водовку, то и не выползаю из богомыслия (размышления о вере и пр.). Но это не главное, т. к . может быть просто игрой бесовскою. Главное – что я смиряюсь. А вот смирение бесенятам неподвластно. Но огненная вода, с моей точки зрения, должна отойти на последний план. Практика это подтверждает со всею убедительностью. Пришла мама. Не заметила, что я употребил графинчик. Доказательство Господня обещания, что ничто ядовитое не повредит верующим в Него. Да и эти строчки свидетельствуют – орфография, грамматика, синтаксис и пр. . Ну а от опечаток никуда не деться - нетбук умещается у меня на ладошке. Моя сарделька то и дело нажимает одновременно несколько клавиш. Да. А ведь будучи абсолютно трезвым, мама часто обвиняла меня в том, что я пьян. Такова се ляви христианина. В мире гонимы будем. В первую очередь от близких. Во вторую очередь от единоверцев. Но разве это можно сравнить с гонениями первых веков христианства? Цветочки. Ягодки первых веков Евангелия нам не понести. Хотя бы просто потерпеть и покаяться. Господи, помилуй. Ну ладно. Пора попить чайку и идти поливать огород. Благо не надо напрягаться. Нажал кнопочку – и водичка течёт себе куда надо. Слава Тебе, Боже. Полил огород. Попил чайку. Вышел на улицу. Травища так и прёт, так и прёт. Моих берёзок и папоротников почти вовсе не видно. Пошёл за косой. Заправил. Выкосил до соседского дома. Вообще-то это по умолчанию их территория, но там живут мать и несколько детишек. Косить некому. Хотя старшенький уже повыше меня. Ну да ладно. Как сказала бы моя любимая тётя Нина (Царство ей Небесное – позавчера была седьмая годовщина её успения), берёзки и папоротники сразу заулыбались. Так она сказала когда-то про наш общий сарай, который я поднял, поменял несколько нижних венцов, отсыпал ПГСом, подвёл фундамент, кинул на пол стяжку и пр., и пр. .Мать к тому времени поставила на плиту картошку. Было время. Поехал выпить к б/ж чашку чая. Не налила. Типа генуборка в доме. Слава Богу. А то вдруг бы чашкой чая не обошлось бы. Хотя реально намеревался только попить чайку. Приезжаю домой. На столе свойский картофан, посыпанный укропчиком, холодец, зелёненький лучок с петрушечкой. Сообщаю маме, что сегодня день всех святых. Она предложила выпить. Я отказался. Реально неохота. Да и не полезно будет маме. Осуждение – главный её порок. Она и на трезвого-то меня думает, что я выпивши. Упрекает постоянно. Помоги ей (и мне), Господи. Поужинали. Смотрим Киселёва – Вести недели. Потом почитаю отче Симеоне (который Новый Богослов) и бай-байки. Если кончится ветер (сегодня ураган – даже сливу сломало в огороде), то завтра с утра на рыбалку. Господи,помилуй.

Тётя Нина (Царство ей Небесное). Она была женою моего дяди Саши (Царство ему Небесное) – младшего брата мамы. Из одной с ними деревни, расположенной среди лесов, болот и озёр. Деревня (27 дворов) в начале 60-х годов прошлого века приказала долго жить. Тогдашний плешивый генсек (Царство ему Небесное) всё укрупнил. В результате ничего не осталось. Все крестьяне перебрались в города и потерялись в затеянном большевиками (Царство им Небесное) процессе урбанизации. В те времена женихи и невесты чаще всего подбирались или из одной и той же деревни, или из близлежащих. Ну чего далеко ходить-то, в самом деле. Обычно всё самое необходимое у человека под носом. Просто он не видит. И всё ищет и ищет. Любовь у т. Нины с д. Сашей была сильная. Так говорит мама. Поженились они вскоре после его демобилизации в 1954 г. В начале 60-х переехали из деревни в город. Разобрали и собрали наш деревенский родовой дом (расширив его), поселились вместе с моими дедушкой и бабушкой (Царство им Небесное) в одной половине дома, а в другой половине стали жить мои мама с папой. У т. Нины с д. Сашей родились два сына (помоги им, Господи) и у моих мамы (Господи, помоги ей) с папой (Царство ему Небесное) родились два сына. Старший Олег (Царство ему Небесное) и я паршивец (Господи, помилуй). Д. Саша был не подарок. Страдал национальной немощью. Работал то трактористом, то водителем на 151-м ГАЗоне. Калымил, как водится. Каждый вечер на взводе. Характер отнюдь не нордический. Мягко говоря. А т. Нина никогда даже слова поперёк ему не сказала. Никогда не упрекнула его ни разу ни в чём. Она вообще никому и никогда не навязывала свою волю. Понятие "пилить" - это не про неё. Это наоборот. Образец послушания. Я никогда не слышал от неё ни слова ропота или недовольства. Когда лет 20 тому назад отошёл ко Господу д. Саша, она мужественно перетерпела горе. Она всегда всё держала внутри. Чтобы не огорчать близких. Образец самообладания. Старший её сын рано женился и отделился. Младший демобилизовался из Афгана в 90-х, жил с нею. Безработица. Военкомат тянет с документами. Пособий и льгот нету. Денег не было даже на еду. Пенсию не дают. А т. Нина знай твердит – слава Богу за всё. Хотя в церковь не ходила. Но вот документы младшенькому выдали, он устроился на работу, быстро женился на соседке, родил сына, быстро развёлся, быстро женился ещё раз и уехал к новой жене в деревню в примаки. Осталась т. Нина одна. Лишь за стенкой моя мама. Вдвоём и коротали нулевые годы. Внучок подрастал. Т. Нина часто сидела у окошка и поджидала его. Приглашала, угощала чем Бог послал и отдавала ему последние копеечки. Сейчас её внучек вымахал в огромного мужика, женился и уехал в областной центр в примаки. Не завидую ему. Житьё в примаках не сахар. Ну да у каждого свой крест (помоги ему, Господи). А когда я вернулся на малую родину и начал шуршать по хозяйству, восстанавливая обветшавшее родовое подворье, т. Нина как воспрянула. Каждый вечер она категорически приглашала меня к столу. Никакие мои доводы (типа надо еще есть мамину стряпню) на неё не действовали. Образец гостеприимства, хлебосольства и благодарности. Как только я заходил к ней в горницу, она мгновенно накрывала полянку из нехитрой снеди. Ставила бутылку чистой как слеза самогонки и радостно наблюдала, как я хоть и ограниченно (действительно ведь надо было ещё оставить место в животе, а то мама будет ревновать), но с аппетитом вкушал трапезу. Она очень любила слушать про веру и заповеди. Я иногда предлагал ей вместе сходить на богослужение, почитать молитвенные Правила, но она застенчиво отказывалась, считая себя пока ещё не готовой. Она с жадностью впитывала слова о необходимости непрестанного памятования Божия, о Иисусовой молитве, о всепроникающем промысле Божием, о Его вседержительстве и пр. В противовес моей маме, у которой при словах о вере, сразу начинает болеть голова или начинается неудержимая зевота. Помоги ей, Господи. Очень бывает страшно, когда представляю её посмертную судьбу. Но может быть, ещё не пришёл её 11-й час. Господи, помилуй мою маму. А т. Нина – образец внецерковной праведности. Представляю, какого уровня бы она достигла, если бы стала воцерковляться. Она иногда с трепетом мне говорила, что видя, как опускаются снежинки или листочки с дерев, с радостью вспоминает, что их опускает Господь в Своих ладошках. Я был очень рад, что жил с нею в одном доме. Видел её духовный потенциал. Она вне церкви была в сто раз круче меня типа церковного. Радовался перспективам. Но недолго мне пришлось греться у костерка её души. Годика через два с половиною т. Нина тихо отошла ко Господу. Заснула и не проснулась. Ишемия – сердечная недостаточность. Я никогда не слышал, чтобы т. Нина когда-нибудь сказала что-нибудь худое про кого-нибудь или осудила кого-нибудь. Надеюсь, что по слову Господню и она не осуждена. Упокой, Господи, душу рабы Твоей Нины. Теперь в её половине живёт её старший сын (мой двоюродный брат) с женою. Помоги им (и мне), Господи. 

Категория: Дневники | Добавил: sglouk (16 Апр 15)
Просмотров: 338

Поиск