"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

Молитва Иисусова (аудио) [1]О главном... [25]
Добродетели [66]Пороки [89]
Вопросы и ответы [163]Дневники [45]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Дневники

42. Дневник-8.


Усилие. Господь сказал, что в Его Царство можно войти только посредством силы - труда/работы/напряжения. Или что то же самое - приобрести Его. Напрягаю ли я себя? Не напрягаю. Как только я начинаю себя напрягать - сразу же начинаю ставить себя выше других человеков. Ну и их, естественно же - ниже себя. Когда я себя не напрягаю - я чувствую себя полным чмошником. А я себя никогда не напрягаю. Типа я всегда - полное чмо. Но тем не менее - часто при этом и превозношусь, и осуждаю. Дурдом. И без усилий - чмо. И с усилиями чмо - правда, большее, раз больше превозношусь и больше осуждаю. Что же делать? Не знаю - что. Пока что не напрягаю себя. Всё-таки меньше превозношусь и осуждаю от этого. Хотя здесь - и однозначный попадос. Царствия-то ведь я не стяжаю. Знаю типа, что всё доброе во мне - по благодати, на халяву. Но это не помогает. Всё равно превозношусь. Ум говорит - ты попал, паря. Без усилия - будешь в геенне. Но что-то говорит - лучше в геенну, чем быть крутым в своих глазах. Парадокс. Всё православие - это сплошные парадоксы и попадосы. Что же делать? Не знаю точно пока. Но мне кажется, что буду делать то - что делаю (т. е. ничего?). Необходимо всё то, что способствует осознанию моего чмошества. И надо не грешить осознанно и свободно (что увы - делаю часто как полный идиот). Попробую действовать без схемы/плана, но по обстоятельствам. Сколько уж я строил всяких планов - всё рушится. Надо попробовать просто довериться Господу - пусть Он ведёт через обстоятельства. Как Ему угодно. Последние месяцы свидетельствуют о правильности такой позиции. В одном из отечников я прочел о совете старца духовному чаду. Тот предлагал и есть, и спать - лишь бы пребывать в своей келье. Вот и я думаю - лишь бы пребывать в покаянии и молитве в келье сердца моего со Господом. И будь, что будет. Буду надеяться, что усилия мои сокрыты от меня милостью Божией - чтобы не превозносился идиот. Иногда ведь вечером мне кажется, что я ни разу за день и не вспомнил о Господе. Хотя вроде бы постоянно предстою Ему в сердце лицем к Лицу. И даже больше - Он во мне и я в Нём. Вместе. Одно. Но может быть - это просто бесовский глюк (предстояние/единство). Типа прелесть. Но. Всё больше и всё чаще я ощущаю себя тем самым разбойником - полным чмом. И это никак не связано с моими усилиями - которых и нету-то вроде вовсе. Я просто плыву по волнам/обстоятельствам жизни с возможными покаянием и реальной благодарностью (ведь всё по кайфу кроме греха). Я постоянно усиливаюсь в ощущении своих разбойничества/чмошества. И мне почему-то кажется, что я могу спастись не усилием, а только лишь видением своего чмошества. А если не так - то и поделом мне ("По делам своим достойное приемлю"). Но есть некоторая надежда. Если бы мне предложить вернуться в прошлое (на год или на месяц) и пережить повторно всё прежитое - мне очень не хотелось бы. Это обнадёживает. Если бы всё было так шоколадно/мармеладно - как кажется/ощущается (т. е. без усилий) - то наверняка хотелось бы. Хотя бы из-за исправления ошибок ("Мои года - моё богатство/покаяние/опыт") . Но очень не хочется. Решительно и категорично. Парадокс. Вроде бы всё без напряга, по кайфу, но - вспять очень неохота. Может быть, Господь от особенно гордых прячет их усилия? Видение их усилий? Очень хочется надеяться на это. Да. Ну а день сегодня выдался тяжёлый. С утра - на Литургию. Господь сподобил меня вкусить Своих Святых Тайн. Слава Тебе, Боже. Потом с братьями и мамой объехали два кладбища - посетили несколько могилок и убрались на них. Потом сели у нас дома за стол и вкусили чего Бог послал. Грусть. Братья храбрятся/бодрятся/хорохорятся. Но состарились. Ожирение. Одышка. Слабость тела и ума. Надежда на их воцерковление мизерная (хотя Серёга сказал, что хочет купить икону Сергия Радонежского - дай Бог, чтобы ради Господа, а не ради мира сего - денег, здоровья и пр.). О духовных же темах (напр., о неизбежности смерти/кратковременности жизни и пр.) они говорить решительно не хотят - боятся. Господи, помилуй рабов Твоих Виктора и Сергия. И нас с мамой, Господи, помилуй. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе. И Тебе, Душе Святый, особенно - слава. Сегодня ведь - Твой праздник. 

Непредсказуемость. Вчера у меня был рабочий день. Жаловался напарнице на маму. Типа пристаёт ко мне с необоснованными капризами/претензиями/упрёками/обвинениями/оскорблениями и пр. . Типа тяжело мне с нею. При этом я типа каялся и молился за маму. Но разве же может быть что-нибудь общего между светом и тьмою? Понятно, что - не может. Бесы как обычно - разводили меня/лоха на счёт раз. Напарница, как и полагается - сочувствовала. Глянул я на руку - а моё серебряное церковное кольцо с молитовкой: "Господи, спаси и сохрани мя" - стало чёрным. Нет, не потемнело, а именно почернело. Ношу его уже лет 10. Оно всегда было светлым. Понял я, что лоханулся/согрешил не по-детски. Заткнул свою зловонную пасть и стал каяться в сердце. Потом не утерпел - пошёл в туалет и попробовал вымыть руки (кольцо) с мылом. Результат был вполне ожидаемым - кольцо так и осталось чёрным. Решил и оставить его таким - в напоминание о том, какова моя душа. Посмотрю на кольцо - и вспомню. Меньше поводов будет мне осуждать и превозноситься. А ночью мне приснился необычный сон. Много лет уже кроме кошмаров мне ничего не снится. Принимаю их безропоптно как заслуженное и мягкое наказание/следствие своей гадкой жизни. Ну дык вот. Во сне прояснился вдруг ум мой. Сознание стало светлым и проницательным. Наяву так никогда не было. Полное понимание/видение всего происходящего. Словно бы щёлкнул некий выключатель и я понял, что началось оно - созерцание. Созерцание - переход/перемещение в мир горний/духовный происходит всегда неожиданно/непредсказуемо. За всё моё воцерковление у меня их (созерцаний) наверное - и десятка не наберётся. Из них только четыре раза было во сне - когда бесам Господь разрешал касаться моей души. В состоянии же бодрствования в последний раз это было около года назад на сельском кладбище. Тогда на некоторых могилках во время наших с другом молитв за упокой, я вдруг переносился в места пребывания усопших душ. Я видел и состояние душ, и места, где они находятся. Безвидно и безобразно. Несколько раз тогда некоторые души из геенны по нашим молитвам переносились на Небеса. В мгновение ока. Сегодня же ночью во время моего сна, Господь впервые Сам - непосредственно проявил Свою милость. Когда созерцание начинается, то ясно начинаешь это понимать/чувствовать с первого же его мгновения. Если раньше Господь прикасался ко мне явно только в состоянии бодрствования, то сегодня во сне - впервые. Но разницы в ощущениях не было никакой. Я сразу понял, что - началось. Во время созерцания душа мгоновенно/неожиданно переходит в мир духовный - а там совсем другое ощущение по сравнению с миром сим. Контраст несравненно больший, чем нежели из парилки в прорубь. Оно-то (ощущение) как раз и является индикатором/свидетельством перемещения в духовный мир, которое ни с чем другим нельзя/невозможно спутать. Словами это ощущение не передать. Вполне возможно, что у разных людей, испытавших подобное - и ощущения могут быть различными. Не знаю точно. Ну дык вот. Вдруг. Яркий свет. Очень яркий, но не ослепляющий. Как бы солнечный, но не солнечный. Я как будто бы полетел вверх и одновременно несколько вперёд. Безграничное светлое пространство как бы расступалось в разные стороны передо мною. Везде/повсюду как бы перистые облака, но - не облака. Как бы полярное/северное сияние (видел его часто под Архангельском) - но и не оно. Не опуская глаз (чтобы не терять из виду открывающееся зрелище), поднял свою правую руку к лицу и увидел пальцы, тыльную сторону ладони (захотелось проверить - в теле ли я). На ноги и пр. (как на сор/мелочь) смотреть не хотелось - настолько всё вокруг было красиво и захватывающе. Цвета вокруг преобладали смешанные - как бы золото и серебро. Как бы некий искусный художник на моих глазах писал непрерывно изменяющуюся, гигантскую по своим размерам и грандиозную/величественную по смыслу/замыслу акварель. Было совершенно ясно/понятно, что это преддверие Царствия/Небес - а может быть и Сами Небеса/Царствие. Радость неописуемая. Что-то ещё описать не смогу - слов нету для этого. Впечатления были не столько от "видеоряда" (который был не так уж и сложен/замысловат, но, напротив - прост), сколько непосредственно от неповторимых/эксклюзивных/сильнейших/необычных/изумительных чувств/эмоций, возникающих в душе от прямого воздействия Божия. Все самые лучшие ощущения от предметов мира сего, которые я испытал за свою довольно продолжительную жизнь - ничто по сравнению с этим. Каково же Там, если таковое при дверях? Длилось это всего несколько минут. Хорошего помаленьку. Чтобы не оборзела псина - не превознеслась. Господь как бы пожалел меня. Он как бы сказал мне - не отчаивайся, паря, всё будет хоккей. И это здорово. Бесы ведь конкретно приступали ко мне - типа каюк/кердык тебе, клоун смердящий. Кольцо, мол, почерневшее - знак геенны, которая уже заждалась тебя давно. Да - долготерпелив и многомилостив Господь. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе. Благодарю Тебя, Господи. Подай мне покаяния, Христе Боже - сколько понести смогу. Непрестанного видения зла моего подай мне, Господи. Только через него ведь я и смогу спасти свою гнусную/чёрную душонку - каясь от всего сердца, обращаться им всем к Тебе - Жизнодавцу. 

Парадоксы. Недели две уж как идёт Петро-Павловский пост. Несколько дней назад приезжали к нам в гости с мамой доча, зять и внучок. Ели всё самое вкусное и пили тоже всё (в том числе и то, что горит). Жарили шашлыки на мангале в нашем саду под яблоньками, сардельки и сосиски на кострах у речек. Рыбачили, купались/плескались, дурачились/веселились, загорали/валялись на травушке/муравушке и пр., и пр. . В общем, молодёжь в полный рост четверо суток блаженствовала - отдыхала в самых красивых/любимых моих местах от столичной жары/духоты/суеты/сутолоки. Благодарю Тебя, Господи. А намедни проводил их обратно в пекло - в раскалённые каменные джунгли. Господи, помилуй нас всех. Сегодня же глянул я на своё колечко и обалдел - оно опять засияло. Ни с того, ни с сего. И даже как бы вопреки. Как бы само собою. Как же всё-таки "щедр и милостив Господь". Не то что я - злыдень. Господи, прости и помилуй меня - лоботряса и разгильдяя. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе.  
 
Плюсы. Минусы. Милость. Чудеса. Давеча во сне бес прикинулся идеальной дивчиной - женщиной моей мечты. И внешне (красивой), и внутренне (доброй). Она всячески ласкала меня. Минус в том,  что я позволил ей это. Прости, Господи. Плюс в том, что я не согласился на большее - на то, что она предлагала мне. Она предлагала не только обычную/всяческую близость тел и душ, но и брак - в полном смысле этого понятия. Но я не согласился - по преждевременности. Это было очень тяжело/трудно. Ведь уже более двух лет у меня не только не было обычного секса, но и даже - ночных поллюций. При моей-то грузинской составляющей. Это чудо из чудес - что я устоял в этом сне. Слава Тебе, Господи. Слава Тебе. Это - великая милость Твоя. Что я без Тебя? Ноль без палочки. Дырка от бублика.

Православие. Отчаяние. Надежда. То и дело бес отчаяния нашёптывает мне на ухо, что нет мне спасения. При этом он приводит множество неопровержимых доказательств - свидетельств моего чмошества (моих реальных предательств Христа-Господа). Но и Господь ведь тоже засвидетельствовал, что истинные христиане (то бишь спасающиеся) будут всенепременно гонимы в мире сем. Грубо говоря - это когда ты к людям со всею душою, а они к тебе в ответ со всею попою. Молот и наковальня. Милость и гонение. Погибель и спасение. Геенна и Царствие. Скорбь и радость. Парадокс. Ближний просит меня помочь что-то сделать или дать. Я помогаю или даю. А потом ближний говорит (ничтоже сумняшеся и глядя мне в глаза), что я чмо и что он сам себе помог - без моего участия. Что он сам всё сделал и что у него и так всё было. Что он ничего не просил и не брал, а я не помогал и не давал. Что я лжец. Что я коварный или и наглый злоумышленник, и пр. . Горе. Ведь ближний погибает через неблагодарность, лживость и клевету, через осуждение благодетеля. И типа я ведь тоже принял участие в этом деле - соблазнил ближнего (хотя бы и невольно) ко греху/погибели. Радость же - что я типа гоним (спасаюсь). Парадокс православия. Горе и радость. Господи, помилуй нас. И меня/придурка - сугубо (наверняка ведь что-то не так делаю), и ближних моих. Покаяния подай нам, Господи. Сколько сможем понести. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе. Прости.

Милость. Мама почти перестала пытаться кормить меня своей стряпнёю. Она почти не обижается, когда я отказываюсь от её предложений. Мама почти не огорчается, что я ем только овощи/зелень/фрукты/ягоды с огорода/сада и хлеб. Ещё год назад я об этом и мечтать не мог. Слава Тебе, Боже. Помилуй нас с мамой, Господи. А пару недель назад как бы само собою появилось и неотходно присутствует довольно сильное отвращение к огненной воде. Сразу же исключил её из пищевого употребления. Тем более, что аппетит мне теперь уже и ни к чему - маминых тазиков-то теперь на столе больше нету. Немного жареных кабачков с несколькими ломтиками хлеба (один-два раза в день) - объедение и без огненной воды. Да и тонизирующие/восстанавливающие/бодрящие свойства/качества водовки в последнее время что-то значительно ослабели. Всё чаще от неё тянет полежать, а не поработать. Старею, наверное. Постоянно прислушиваюсь и удивляюсь милости Божией - бесы тщеславия даже и не подступают. Не вешают мне как раньше свою обычную лапшу на уши - что типа я раскрутой православный трезвенник и пр. . Видно - не позволяет им пока Ангел мой глумиться и наглеть. Благодарю тебя, Ангеле святый. Хотя, если подумать - то что бесёнок может мне сказать? Велика ли заслуга-то - отказаться от противного/неприятного? Ну да поживём - увидим. Жизнь православная ведь - штука переменчивая. Да и бесенята тоже - перцы ещё те.  Изобретательные. Обязательно ведь придумают какую-нибудь очередную мерзкую лажу - чтобы позавлекательнее облапошить беспечного лоха/раззяву/зеваку. Опыт. Вопрос только времени. А пока ощущения хорошие - как будто гора с плеч. Чувство какой-то лёгкости и свободы присутствует постоянно. И ещё кое-что - частенько (раньше это было редко) ни с того, ни с сего мне вдруг начинает казаться, что я слегка как бы поддатый. Понятное дело - тут же огорчаюсь из-за этого и начинаю себя как обычно - укорять. Но потом, правда - быстро спохватываюсь и с радостью/облегчением (как проснувшись во время кошмара) вспоминаю/понимаю, что это глюки (кстати - не бесовские ли?). Ну да ладно. Всё равно - данный отрезок моей жизни можно вполне уверенно/обоснованно назвать очень даже белой полосой. Слава Тебе, Боже. Главное - стараться никогда не расслабляться и быть всё время на стрёме. Враги ведь не дремлют. Никогда. Но постоянно/непрестанно, неутомимо, невидимо/тайно вынашивают/выстраивают свои коварные козни. Помоги мне, Господи, быть всё время начеку. Господи, помилуй. 

Круги своя. Лафа продлилась недолго. Хорошего помаленьку. Съездил я к своим кумовьям под Москву. В гости. Там, как и водится по русскому обычаю - развернись, плечо, разгуляй, рука. Вроде бы и без особых излишеств, но всё же поели/попили/попели/поплясали и пр. . Там нас застала весть о успении отца одного из моих кумовьёв. Инсульт. Скорбь и радость, жизнь и смерть зачастую идут рука об руку. Господи, упокой душу раба Твоего Анатолия. Он был на несколько лет постарше меня. Перед смертью Анатолий вроде бы уверовал - повесил дома несколько икон (сам видел их в спальне его московской квартиры). Помилуй, Господи и сына раба Твоего Анатолия - моего кума Сергия. Сергий потихоньку, но уверенно воцерковляется. Помоги ему, Господи. Года два назад Господь в созерцании показал мне ослепительную святость Сергия - сокрыв, правда, к какому времени она относится - к настоящему или к будущему. Немного поразмышляв (посомневавшись в полезности), я всё же рассказал тогда об этом и ему самому, и его жене - моей куме Анне. Анне - чтобы поменьше наезжала на своего мужа и побольше почитала/ценила его. Сергию - чтобы поменьше печалился/отчаивался/роптал/комплексовал (есть у него такая слабинка). Господи, помилуй нас. На похороны  раба Божия Анатолия я не успевал - надо было ехать на работу. Но был на сороковинах. Помилуй, Господи, всех участников поминальной трапезы. Ну дык вот. Сразу же после первой поездки и до сего дня непрестанное отвращение к алкоголю исчезло. То ли от употребления его (хотя бы и за компанию) в подмосковной деревне с  многочисленными кумовьями, то ли по особому промыслу Божию. Не знаю. Теперь всё по-старому. То вдруг возникает отвращение к огненной воде, то, ни с того, ни с сего - присутствует некоторая тяга к ней. Когда неохота - не употребляю. А когда тянет - принимаю несколько рюмочек. С благодарностью и воздыханиями - под то, что Господь посылает через сад/огород и через маму (что она подкладывает в холодильник или готовит). Вижу, что никто не замечает моего употребления. Да я и сам чувствую, что не пьянею. Но - зато печаль проходит. Осень ведь у нас. И вовсе не золотая. Небо - цвета земли (как моя душа). Целыми неделями - напролёт. Без передыху (как и моё чмошество). И без того серые - дни мизерны по своей продолжительности. Но мало того - с каждым новым вечером/утром они становятся ещё короче. Хандра. Грибы и летняя рыбалка закончились. Огород тоже. Делать - нечего. Гиподинамия. Жду первого льда - зимней рыбалки. И так - каждую осень. Скорей бы Рождественский пост. А за ним - и Великий. Встать в нормальную колею. Внешнее (пост) помогает моей внутренней немощи. И не только мне - народ в храме, напр., становится заметно дисциплинированнее в посты. А вот вопрос с маминой готовкой Господь оставил по-прежнему - идеальным. Мама не обижается на мои частые отказы. Хочу - ем её стряпню. Хочу - не ем. Кабачки закончились - переключился на свойскую капусту. Сочная и сладкая - в жареном/квашеном виде она тоже объедение. Слава Тебе, Боже. Но грусть всё-таки есть - ведь помню своё прошлое/непрестанное отвращение к водовке. Типа бесстрастие. Круто. Но есть и парадоксальная радость - вернулось прежнее состояние непрестанного же и острого ощущения своих чмошества/немощи/погибели. Это ощущение мне кажется гораздо круче/надёжнее ощущения крутизны. Опять парадокс. Господи, помилуй. Господи, прости. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе.

Печаль. Смотрю я нередко на/в себя и на/в окружающий мир. Почти ничего не радует кроме природы. Вроде бы столько зла вижу и в себе, и в ближних, что - ой/ё/ёй. Мир, конечно же - красив. Но. Скорбь от видения зла в нём и в себе - намного больше, чем радость от видения красоты в нём. Да, кое-что в мире сем приносит некоторую радость. Но это – мизер по сравнению со скорбью от зла. Думаю часто – ну чего тянуть? Скорей бы уж конец этой моей земной командировке. А потом прикидываю – а может быть, я всё же не так уж (как кажется) и отвязан от земли? Может быть, всё же мир сей выберу, если сегодня крякну? Вполне может быть. А иначе – зачем бы небо здесь коптить? Если бы не любил я мир сей – Господь наверняка призвал бы уже меня к Себе. Наверняка – не готов я ещё к этому. Не разлюбил я пока, наверное, по-настоящему зло - и вокруг себя, и в себе. И недостаточно/не в полной мере ещё вижу его (хотя часто мне и кажется, что - вижу). Поэтому же и тусуюсь, наверное, пока ещё - здесь. Недостаточно, наверняка, у меня ненависти ко злу, но - есть только некая иллюзия таковой. А если я и вижу всё-таки нечто, то терпелки у меня совсем не хватает. Ну как же - у такого суперского перца и вдруг - столько дерьма. Да. Ведь настоящий мужик - это не тот, у которого просто соответствующие причиндалы в штанах, а тот, кто хочет и может смотреть правде в глаза. Особенно, если она горькая - эта правда. Хочется ведь во Царствие-то не со скорбью/терпением, а на халявку/по кайфушке. А не тут-то было, паря. Просто видеть/смотреть на зло - крайне недостаточно. Надо ещё и кротость/мужество иметь для этого. Которых у меня, видимо - очень мало. Господи, прости меня/клоуна за печаль/малодушие. Не по Сеньке, видать, пока что шапка. А то талдычу/талдычу - подай да подай мне, Господи, большего видения зла – а у самого кишка-то тонка для этого. Как пожрать да попить - тут она безразмерная. Хоть рекорды ставь. А как чуток на гнильё/чмошество своё посмотреть - так сразу же и в кусты. Типа живот прихватило. Обкакался муж - объелся груш. Да. Прости меня/слабака/придурка, Господи. Терпения мужеского подай мне, Христе Боже. Вместо моего - чмошеского/детского. Прости и помилуй меня, Господи. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе.

Опять печаль. Сегодня маме 88. Господи, помилуй и сохрани мою маму. Её днюха совпала с началом Рождественского поста. У меня выходной. На работу - в ночь. Мама приготовила селёдку под шубой, сварила пельмени. Поставила на стол. Села сама и мне велела. Вздохнул и присоединился. Поставил графинчик. Накапал маме на дондышко и себе, как полагается. Употребили, что Господь послал. Слава Тебе, Боже. После трапезы пошёл по делам. Оплатил коммуналку и заглянул в наш "Магнит". Надо было взять хлеба и чего-нибудь сладенького для мамы. Глядь - а у водовки стоит мужик. Рассматривает ассортимент. Он давно уже был прихожанином нашего храма. Лет 7. Но года два уж как пропал из виду. Меня всегда печалило/настораживало его неучастие в Таинствах. Хотя ходил он постоянно/регулярно по субботам/воскресеньям на все богослужения. Принимал участие в Крестных ходах - носил хоругви и пр. . В общем - подавал надежду. Многие на моём веку подавали. Сколько уж народу прошло на моих глазах через храм. Приходили. Подрывались. И исчезли. Девчушки/отроковицы становились женщинами на моих глазах. Выходили замуж. Беременели. Рожали. Из хрупких тростиночек превращались в необъятные баобабы. Отроки/подростки из субтильных хлюпиков потихоньку становились матёрыми мужиками/бородачами. Некоторые алтарничали. Некоторые полагались в дьяконов, некоторые - во священников. Почти все пропали из храма вовсе. И это после как минимум нескольких лет воцерковления. Неизвестно, что с ними со всеми сталось - и с тётеньками, и с дяденьками. В храме на богослужениях я не общаюсь по канонам. А за его пределами никого не вижу. Ограниченный по общению образ жизни. Котельная - дом - храм - лес - река/озеро. Всё. Или почти всё. Да. Ну дык вот. За многие годы община нашего храма заменилась почти полностью. И продолжает заменяться. За редким исключением. Это ветхие и не очень бабуленции, которым просто больше некуда ходить. И которые, как и полагается - постепенно отходят в мир иной. Ротация, одним словом. Ну дык вот. Я уж давно грущу по поводу отсутствия в храме этого самого мужика - молодого и крепкого на вид. Прошёл я мимо него к хлебу, а сам думаю - подойти к нему или нет. Взял хлеба, ореховый рулет для мамы и всё же решил подойти. А он всё ещё выбирал огненную. И не мудрено - глаза разбегаются от предлагаемого изобилия. Привет - говорю ему. Он удивлённо посмотрел в ответ. Не признал. Значит - я не зря шифруюсь в храме. Что - спрашиваю его - поменял храм Божий на ликёро-водочный отдел? Он опять молчит удивлённо/насторожённо. Потом выдавливает - я тебя не знаю. Зато я знаю тебя - говорю ему. Ты даже имени моего не знаешь - говорит он. Это не важно - говорю ему - для Церкви это не имеет никакого значения. А разве тебе не всё равно, что со мной - спрашивает он - переживаешь за меня, что ли? Соболезную - говорю ему. Продал я душу - съёрничал он. На водовку, что ли - спрашиваю я. На неё - кивнул он. Хотя по его виду вовсе не скажешь, что он злоупотребляет - приличный. И корзина полна хавчика. Бухарикам этого не надо. Тем более, что и взял-то он всего один пузырь красного и чекушонок беленькой. Мне, напр., - на один зубок. Ну да ладно. Подходим вместе к кассе. Выкладываю покупки на прилавок. Сегодня маме - говорю - 88. Тортик - ей. А ты - спрашиваю его - по какому поводу отмечаешься? Да просто выходной - поясняет он. Ну дык покаяния тебе и возвращения - желаю я ему и иду на выход. Никогда прежде не встречал его в нашем магазине. Знать - живёт не в нашем районе. Хочется надеяться, что не случайно мы встретились. Господи, помилуй нас. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе.

Бесы. Когда я плачу, они всегда жужжат мне на ухо, что я типа крут. Типа шибко больно мне от зла и в себе, и в мире, и в геенне. Типа жалко мне и себя, и всех остальных людей (и на земле, и в преисподней). Бесы как бы постоянно поддерживают меня под локоточки. Они как бы по-дружески непрестанно/пристально заглядывают мне в душу, как бы участливо/заботливо предлагая мне свои якобы сочувственные комментарии/рекомендации. Скрытные/коварные попытки манипулировать мною. Часто я и вижу себя как бы некой марионеткой в их "ласковых" объятиях. Под один локоток меня постоянно поддерживает бес тщеславия, а под другой - бес отчаяния. Моя душа - как бы некий сосуд. Как бы некий бочонок, в который бесенята то и дело/в очередной раз добавляют свою ложку дёгтя. Бес тщеславия вкрадчиво мне нашёптывает - э, паря, да у тебя полная бочка мёду. Ты крут. Бесёнок же отчаяния с нахрапом внушает своё - капут мол, тебе, гнида смердящая - твоя бочка полна дёгтя. И так постоянно. А ещё моя душа напоминает мне прогнившую лодчонку, на каждом борту которой сидит по бесёнку. И каждый из них изо всех сил старается как бы накренить/раскачать моё утлое судёнышко, пытаясь его перевернуть и утопить. Раньше бесы то и дело норовили соблазнить меня блудными снами перед Причастием. Но вот уж несколько месяцев, как не пытаются. Вернее, пытаются, но - и реже, и в другие дни. Да и мне в их блудных снах либо реально неохота, либо же те или иные обстоятельства во сне почему-то просто не позволяют мне сблудить. Типа ты стал целомудренным - втюхивают они мне. Короче - облом у них почему-то здесь теперь. Я часто и спрашивал себя - а в чём, собственно, дело? А может быть, это только имитация их облома? Чтобы я нюх потерял? Ну ведь не отвязался же я, в самом деле - от блуда. А сегодня пришёл я с ночной смены, переоделся и завалился на диван до всенощной. Как обычно - приснился кошмар. С ерундовым же, как и обычно, сюжетом - во сне я безнадёжно проваливал экзамен в ВУЗе. А когда отчаяние в кошмаре достигло апогея, я проснулся от того, что приплыл. Удивительно. Я как-то ещё понимаю - опорожнить мочевой пузырь от страха. Но - простату?!... Бесовское "чудо" - и смех, и грех... Да уж. Впервые в жизни со мной такое. Чтобы без какого-либо намёка (хотя бы и призрачного/сонного) на кекс - замарать треники? Фу. Хотя сухостой был вполне натуральный/реальный и явно бесовский - максимальный. Да. Бесы, как мне кажется, решили применить новую тактику. До чего же  они всё-таки изобретательные перцы. Решили воздействовать на моё тело непосредственно/прямо, не трогая при этом душу. Хотя, конечно же, во всём этом ясно просматривается и вполне понятный смысл. Испачканные штаны - как бы ещё один образ моей зачуханной/задрипанной души. Увы мне. Господи, помилуй. Господи, прости.

Утешение. Когда я вижу в небе радугу - нередко и зимою в морозы: как вертикальные, так и классические (однажды в феврале, напр., я наблюдал сразу/одновременно 4 гигантских дуги во всё (!) небо над низким солнцем, две из которых были обращены вниз, а две - зеркально вверх (!)) - я обычно с радостью вспоминаю утешающий завет Божий с человечеством через Ноя. Помню, когда я съехал от б/ж на съёмную квартиру, исполнилось примерно полтора года моему воцерковлению. Была зима. Не только снаружи, но и внутри. Скорбь от разъединения семьи. Скорбь от уймы зла в себе, о котором я раньше и не подозревал. Печаль на грани отчаяния. Тогда я ещё не знал наизусть молитвенные правила. Однажды утром, проснувшись, я зажёг свечу, чтобы помолиться по молитвослову. И обалдел. Пламя свечи было в центре радуги. Вернее - в центре радуг. Радуги были в виде сфер, хотя выглядели как бы в вертикальном сечении (как круги). Подобно матрёшкам - они размещались одна в другой. Самая маленькая по диаметру/внутренняя/первая - была самой яркой/насыщенной/контрастной/сочной/нежной/бархатистой (примерно размером с апельсин и толщиною полного спектра в несколько сантиметров). Следующие две за нею постепенно (от центра вовне) теряли/уменьшали свои колористические характеристики (как бы расплываясь/размываясь). Хотя если внимательно присмотреться, то за и за третьей угадывались очертания/контуры четвёртой радуги. Явственно ощущалось/понималось, что количество радуг не ограничено - просто моя способность видеть их ограничена. Зрелище это (несмотря на свою вроде бы незамысловатость) было потрясающим по красоте. Подумать только - радуга не в небе, а в руках. Самая близкая радуга/дуга в моей жизни была на расстоянии ста метров. А здесь - в моих руках. Кроме того, обычная радуга - просто есть/существует. А эти - светятся как фонарики, являясь как бы продолжением своего собственного источника света. Они - как бы некие маленькие солнышки. Светятся. В душе явственно разлилось утешение/покой/радость/мир. Со слезами умиления прочёл я тогда утреннее правило.
"28 В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом. 
(Иез. 1)" 
Про бесовские искушения/глюки я тогда уже знал довольно много. Фотографирование на телефоне показало истинность факта. Посоветовался и с батюшкой. Типа не глюки. Слава Тебе, Боже. С тех пор и до сего времени - в темноте любые источники света (луна, фары автомобилей, окна, уличные фонари, комнатные лампы, дисплей телефона и пр., и пр.) часто окружены радугами. Они могут быть разными по своим характеристикам/яркости/интенсивности/контрастности/размерам. Их может быть несколько или всего одна. Но. В любое время они могут сиять мне. Как правило - в очередной раз и неожиданно, и удивительно. Как бы некий привет от Господа. Как бы некое утешение от Него. Как бы я ни согрешал, чего бы я ни накосячил, каким бы чмом я ни был, так или иначе предавая Господа, я, тем не менее - то и дело вижу радуги. Вполне может быть, что после этих строк я их больше никогда уже и не увижу. Что ж. Ничего страшного. Ведь вовсе не через видение чудес спасается душа (фарисеи видели их куда больше ). Но - через видение в себе зла. Вот этого-то главного чуда и подавай мне всегда, Господи. Особенно сподоби меня, Господи, мгновенно замечать/чувствовать, когда я, предательски забывая о Тебе, дебильно выскальзываю извнутрь - либо к мерзким страстям в свою тупую башку, либо же наружу к ничтожным предметам мира сего. Помоги мне, Иисусе, ясно видеть те моменты, когда я, ничтоже сумняшеся, меняю Тебя, Господи, либо на гнусности, либо на ничтожества. Подобно Иуде. Господи, помилуй. Не о непрестанной памяти прошу Тебя, Господи. Понимаю, что это преждевременно. Но о непрестанном видении начала забвения тебя, Христе Боже. Подай мне его, Господи. Чтобы я мог всегда делать выбор. Между страной дальней и Царствием. Между чужбиной и Родиной. Между бесами и Тобою. Чтобы всегда возвращаться к Тебе. Сразу же. Мгновенно. Как только слиняю от Тебя. Чтобы сразу же - к Тебе. Под Твоё Крыло. Как те самые цыплята из моего далёкого детства. При малейшей опасности - они стремглав бежали к своей призывно кудахтавшей мамке. Да. Вот это было бы чудо, так чудо, Господи - всегда видеть свои подлянки. Чудо из чудес. Всем чудесам чудо. Надеюсь, что когда-нибудь (хотя бы и в 11-м часу) это произойдёт - хотя бы и на смертном одре. Ведь Ты щедр и милостив. Долготерпелив и многомилостив. Не в пример мне - непроходимому чмошнику и жмотяре. Преемнику и последователю искариотского идиота (упокой, Господи, его душу), то и дело колотящему себя пяткой в грудь (и в мыслях, и на словах). Что типа я самый расправославный перец на всём белом свете. А все остальные - типа отстой. Да. Поэтому-то между брюхом/пузом и тем местом, где должна быть шея - у меня огромная вмятина. Марианская впадина отдыхает. Да. Поэтому же до сих пор - когда я не вижу радуги, то ясно понимаю, что достойное по делам своим приемлю. А если вижу её, то отчаяние тут же отступает. И снова хочется/можется жить. Вопреки всему. Вопреки всей своей гадости/мерзости/немощи. Слава Тебе, Господи. Слава Тебе. Прости. 

Бабушкин рецепт. Раньше в деревнях крестьяне хлеб пекли сами. И моя бабушка не была исключением. Господи, упокой душу рабы Твоей Ирины. Помню, как по пятницам вечером бабушка приносила из кладовки ведёрную/глиняную корчагу с опарой (остатками теста с прошлого замеса), смешивала её с тестом новым и оставляла так до утра на лавке под иконами - в красном углу. В субботу рано утром она уже ставила в печь всяко-разные пироги. А лет 10 назад один батюшка - настоятель двух храмов, благословивший меня поститься сверх определённого церковью для мирян (Господи, спаси и сохрани Твоего иерея Евгения) сказал мне, что в наше время питаться одним хлебом невозможно. Мол - качество его уже не то, что раньше. Вот я и решил печь хлеб сам. Тем более, что жаба давит платить втридорога за пародию на хлеб в магазине. Помню ведь, каким он был в детстве/молодости - небо и земля по сравнению с нынешним. Первичную опару приготовил легко - замесил тесто (только вода, мука и соль) на дрожжах. Подождал, когда поднялось - через пару часов. Можно бы было как в старину - просто замесить тесто и поставить в тёплое место. Поднялось бы само через несколько суток (как и тесто для рыбалки зачастую забраживает). Но ждать было неохота. Поэтому воспользовался дрожжами - современным кулинарным средством. Ну дык вот. Получилась начальная опара - чтобы применить её вместо закваски или дрожжей. Потом смешал её с новым тестом один к одному. Подождал, когда всё поднимется и из половины смеси (вторая половина остаётся уже на постоянную опару) выпек полуторакилограммовый каравай. В духовке газовой плиты - 1 час при 220 градусах. Теперь в любое удобное время смешиваю опару с новым тестом и процесс повторяется - одну половину поднявшейся смеси оставляю на опару, а другую отправляю в духовку. Элементарно. Себестоимость такого 1,5 кг. хлеба - менее 20 рублей. Очень вкусный/полезный/питательный. С почти сантиметровой золотистой/хрустящей/бронированной коркой, скрывающей под собою нежнейший/ноздреватый/пышный мякиш. Потому что из муки. Когда такой хлеб черствеет (лишь через несколько суток(!)), то приобретает вкус свежайших баранок/бубликов. Как бы сладковатый. С как бы ванильным(!?) ароматом. Потрясающе. Простейший алгоритм при великолепном результате. Ну чего же так не поститься-то? Полкаравая на день. Сытно/питательно/полезно и очень вкусно - ч. н., дёшево и сердито. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе.

Чмошество. Иногда я открываю Священное Писание. Читаю. А там - про святых Божиих людей. Про пророков. Которых по самые уши надолго сажали в  выгребные ямы с дерьмом (ну откуда, в самом деле, современная канализация в тамошних древних мегаполисах?). Которых перепиливали деревянными пилами. И многое, многое другое. Слёзы катятся градом. А я что? Чмо чмошное. Предаю Господа на каждом шагу. А ведь могу встретиться с ними - со святыми Божиими человеками во Царствии. Если, конечно же - не буду чмом. Обняться с ними !!! Выпить по чарке Небесного вина. Облобызаться !!! Подумать только !!! Но. Чмошество. Господи, помилуй. Но. Надежда умирает последней... Врёшь - не возмёшь. Господи, прости и помилуй. А вот что пишет один из самых крутых пророков - Исаия о том, что происходит сейчас в Сирии. Просто мороз по коже:
"1 Пророчество о Дамаске. – Вот, Дамаск исключается из числа городов и будет грудою развалин. 
2 Города Ароерские будут покинуты, – останутся для стад (террористов/игиловцев/даишевцев - мне так кажется), которые будут отдыхать там, и некому будет пугать их.
3 Не станет твердыни Ефремовой и царства Дамасского с остальною Сириею; с ними будет то же, что со славою сынов Израиля, говорит Господь Саваоф. 
(Ис. 17)"
Господи, прости и помилуй. А вот что говорит/пишет Исаия про чмошников типа меня - подавая мне надежду на Спасение/покаяние:
"23 В тот день из Египта в Ассирию будет большая дорога, и будет приходить Ассур в Египет, и Египтяне – в Ассирию; и Египтяне вместе с Ассириянами будут служить Господу.
24 В тот день Израиль будет третьим с Египтом и Ассириею; благословение будет посреди земли, 
25 которую благословит Господь Саваоф, говоря: благословен народ Мой – Египтяне, и дело рук Моих – Ассирияне, и наследие Моё – Израиль. 
(Ис. 19)"
"1 Близко время его, и не замедлят дни его, ибо помилует Господь Иакова и снова возлюбит Израиля; и поселит их на земле их, и присоединятся к ним иноземцы и прилепятся к дому Иакова.
2 И возьмут их народы, и приведут на место их, и дом Израиля усвоит их себе на земле Господней рабами и рабынями, и возьмет в плен пленивших его, и будет господствовать над угнетателями своими.
3 И будет в тот день: когда Господь устроит тебя от скорби твоей и от страха и от тяжкого рабства, которому ты порабощен был,
4 ты произнесешь победную песнь на царя Вавилонского и скажешь: как не стало мучителя, пресеклось грабительство!
5 Сокрушил Господь жезл нечестивых, скипетр владык,
6 поражавший народы в ярости ударами неотвратимыми, во гневе господствовавший над племенами с неудержимым преследованием.
7 Вся земля отдыхает, покоится, восклицает от радости;
8 и кипарисы радуются о тебе, и кедры ливанские, говоря: «с тех пор, как ты заснул, никто не приходит рубить нас». 
(Ис. 14)" 
"1 Возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, немучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа, говорит Господь.
2 Распространи место шатра твоего, расширь покровы жилищ твоих; не стесняйся, пусти длиннее верви твои и утверди колья твои;
3 ибо ты распространишься направо и налево, и потомство твое завладеет народами и населит опустошенные города.
4 Не бойся, ибо не будешь постыжена; не смущайся, ибо не будешь в поругании: ты забудешь посрамление юности твоей и не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего.
5 Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф – имя Его; и Искупитель твой – Святый Израилев: Богом всей земли назовется Он.
6 Ибо как жену, оставленную и скорбящую духом, призывает тебя Господь, и как жену юности, которая была отвержена, говорит Бог твой.
7 На малое время Я оставил тебя, но с великою милостью восприму тебя.
8 В жару гнева Я сокрыл от тебя лице Мое на время, но вечною милостью помилую тебя, говорит Искупитель твой, Господь.
9 Ибо это для Меня, как воды Ноя: как Я поклялся, что воды Ноя не придут более на землю, так поклялся не гневаться на тебя и не укорять тебя.
10 Горы сдвинутся и холмы поколеблются, – а милость Моя не отступит от тебя, и завет мира Моего не поколеблется, говорит милующий тебя Господь.
(Ис. 54)"
А это вообще выходит за рамки любых представлений о т. н. политкорректности в современной России:
"11 Пророчество о Думе. – Кричат мне с Сеира: сторож! сколько ночи? сторож! сколько ночи?
12 Сторож отвечает: приближается утро, но ещё ночь. Если вы настоятельно спрашиваете, то обратитесь и приходите. 
(Ис. 21)"
Ну не дурдом ли? Это всё и про меня - чмошника. Слава Тебе, Господи. Слава Тебе. Прости. Я - тот самый разбойник. Но не тот, который был справа от Тебя. Я тот - который был слева. Увы мне. Увы. Сегодня Память Твоего Рождества. Как Ты Родился? Без всяких понтов. В хлеву.
"2 Ибо Он (пророчество о Христе) взошёл пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нём ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нём вида, который привлекал бы нас к Нему.
(Ис. 53)"
А я - весь на понтах. Типа не в хлеву. Типа в палатах боярских пребываю. Типа крут и пр. . Глюки дурдома. Прости, Господи. Сегодня ночью хочу пойти в храм Твой - съесть Тебя. Не отрини, Господи. Дозволь неосужденно вкусить Крови и Плоти Твоих. Помоги мне стать разбойником благоразумным - тем, который был справа от Тебя. Научиться смотреть правде в глаза и не облажаться. Потерпеть хотя бы самую чуточку. Прости меня, Христе Боже. Очень люблю Тебя. Но - постоянно предаю Тебя. Дурдом. Прости. Слава Тебе. Не от меня - так от других. Прости.

Успокоение. До сих пор мне не было покоя. Когда мама ложно обвиняла меня, я не знал что делать. Если молчал, то совесть грызла меня. Типа наплевать мне на маму - что она погибает в клевете на собственного сына. Если же пытался оправдаться, чтобы разубедить маму, то попадал на две проблемы. Первая - мама всё равно не верила. Вторая -  я делал это излишне эмоционально. Я раздражался. А это - ненависть. Бесовщина. Теперь я принял решение и сразу успокоился. Пусть Сам Господь разруливает эту ситуацию. А я буду пытаться молчать (хотя прекрасно понимаю, что из-за уязвляемого самолюбия часто будет не получаться). Буду пытаться вместо оправданий молиться за маму. Ну и каяться, конечно же - тоже буду пытаться. И за себя (т. к. дыма без огня не бывает), и за маму, как за самого себя - т. к. и сам нередко клевещу. Ведь хоть и правда, но за глаза - тоже клевета. А сколько я говорю или думаю про кого-нибудь за глаза. Ой-ё-ёй. Помоги нам, Господи. Помилуй нас с мамой и прости. Слава Тебе.   

Опять те же грабли. Идёт Великий Пост. Ночь перед Причастием. Как обычно - снится мне добрая, красивая и типа неприступная девушка. Но - мне типа очень хочется. Я - предлагаю ей. Она - конечно же, вдруг(!?) соглашается. Я помню во сне, что я - типа православный и что ЭТО - типа смертный грех. Но мне - по барабану. В геенну - так в геенну. Однова живём типа!!! И я - совершаю ЭТО. Но - мгновенно (через долю секунды или немного более), соделав ЭТО, я ВДРУГ осознаю, насколько ЭТО омерзительно и вредно/опасно. Я мгновенно же прекращаю ЭТО. Но - мерзость есть мерзость. Гадость - есть гадость. ЭТО - произошло. И неважно - сколько по времени. И виноват во всём - я один. Типа кердык мне. Но я же тёртый калач. Меня же так запросто не возьмёшь на абордаж - не заставишь отчаяться. Ведь мне же сегодня - Причащаться. Иду утром в храм назло всем бесам. Служит не наш батя. А из другого храма. Молодой и статный гренадёр/красавец метра под два ростом. Я его помню, когда он был ещё алтарником - нескладным/неказистым пацаном. Но - он меня мудро исповедывал по блуду лет семь назад (почти сразу же после своего рукоположения). И молится он так, как и положено - медленно, неспешно, ровно и со страхом/благоговением. При этом у бати отличная дикция и бесподобный бархатистый баритон, иногда переходящий в бас. Батя не орёт/не воет как Иерихонская труба, бравируя своими вокальными данными, но и не бубнит себе под нос. У него оптимальная громкость. В общем, это тот самый случай, когда гадкий утёнок превратился в прекрасного лебедя. Ну дык вот. Этот молодой батя отслужил Литургию Преждеосвященных Даров и начал Причащать. Подхожу к Чаше. Последний - как и водится. Слюни текут, сопли пузырями, слёзы градом. Причастился. Слава Тебе, Боже. После службы пытаюсь подойти ко Кресту - Который держит батя в руках на амвоне. Сразу не получилось. Встал последним - как обычно. Но сзади вдруг стали наступать (буквально) на пятки - с каждым шагом. Обошёл по кругу неожиданных/нетерпеливых последователей и пристроился к ним сзади. Наконец-то подошёл ко Кресту. Приложился. Как же батюшка проникновенно поздравил меня с Причастием! ВСЁ он помнит. Слава Тебе, Боже. Спаси, помилуй и сохрани иерея Твоего Игоря. Ну и меня, Господи, тоже - помяни?...

"Святыня" и "бисер/жемчуг". Мама вытирает пыль в доме. Я её типа поблагодарил/похвалил: "Молодец, мама! Теперь везде такая чистота!" Мама с яростью посмотрела на меня и очень убедительно попросила/предложила "не тявкать". Вспомнился фильм про "Ивана Васильевича, сменившего профессию". Точно ведь про меня там было сказано - "пёс" я "смердячий". Ибо "устами младенцев глаголет истина". А моя мама воистину подобна младенцу. Помилуй нас, Господи, с мамой...

Лафа. Мама очень ослабела телом. Готовить больше не может. Теперь готовлю я. Теперь мне не надо обжираться. А значит и водка теперь больше не нужна. Даже не верится, что наконец-то наступила пора пищевой/питьевой свободы. Как же долго я мечтал об этом. Слава Тебе, Боже. Слава Тебе. Помоги теперь мне, Господи, не задирать нос выше облаков. Теперь ведь я буду типа великий постник/трезвенник. Да. Жизнь православную прожить - не поле футбольное перейти. Мины/корки/обломы/падения/грехи/косяки/бесы - на каждом шагу. Господи, помилуй.

Прикол. Мама захотела чаю. Заварил цейлонского(?) Дилмаха с ароматом карамели. Поставил чашку на стол. Поставил хрустальную вазу/чашу с разными конфетами, печеньем, вафлями, зефиром, пряниками. Пригласил маму откушать чего Бог послал. Мама чуть пригубила и говорит - горячо. Налил ей в блюдце. Пьёт. Спрашиваю маму - не горячо? Мама говорит - пошёл нафиг. И тут же ловко поддаёт мне ногой под пятую точку. Акинфеев отдыхает. Господи, помилуй нас с мамой.

Категория: Дневники | Добавил: sglouk (22 Июн 16)
Просмотров: 736

Поиск