"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

Молитва Иисусова (аудио) [1]О главном... [25]
Добродетели [65]Пороки [88]
Вопросы и ответы [163]Дневники [43]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Добродетели

Самоукорение и самоосуждение


  - радование Христа искренним обличением/уничижением самого себя...

 



 
 
  "46 Пришла же им мысль: кто бы из них был больше?
  47 Иисус же, видя помышление сердца их, взяв дитя, поставил его пред Собою
  48 и сказал им: кто примет сие дитя во имя Мое, тот Меня принимает; а кто примет Меня, тот принимает Пославшего Меня; ибо кто из вас меньше всех, тот будет велик.
  11 ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится.
  (Лк. 9; 14)"
 "31 Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы.
 (1 Кор. 11)"
  "8 а после всех явился и мне, как некоему извергу.
  9 Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию.
   (1 Кор. 15)"
  "10 Так и вы, когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать.
  (Лк. 17)"
  "2 подлинно, я более невежда, нежели кто-либо из людей, и разума человеческого нет у меня,
  3 и не научился я мудрости, и познания святых не имею.
  (Прит. 30)"
  "20 Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы;
  21 поэтому не на всякое слово, которое говорят, обращай внимание, чтобы не услышать тебе раба твоего, когда он злословит тебя;
  22 ибо сердце твоё знает много случаев, когда и сам ты злословил других.
  23 Все это испытал я мудростью; я сказал: «буду я мудрым»; но мудрость далека от меня. 

  (Екк. 7)"
  "5 И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, ... , – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа. 
  (Ис. 6)"
  "9 Потому-то и далек от нас суд, и правосудие не достигает до нас; ждем света, и вот тьма, – озарения, и ходим во мраке.
  10 Осязаем, как слепые стену, и, как без глаз, ходим ощупью; спотыкаемся в полдень, как в сумерки, между живыми – как мертвые.
  11 Все мы ревем, как медведи, и стонем, как голуби; ожидаем суда, и нет его, – спасения, но оно далеко от нас.
  12 Ибо преступления наши многочисленны пред Тобою, и грехи наши свидетельствуют против нас; ибо преступления наши с нами, и беззакония наши мы знаем.
  13 Мы изменили и солгали пред Господом, и отступили от Бога нашего; говорили клевету и измену, зачинали и рождали из сердца лживые слова.
  (Ис. 59)"
  "19 Мы сделались такими, над которыми Ты как бы никогда не владычествовал и над которыми не именовалось имя Твоё. 
  (Ис. 63)"
  "6 Все мы сделались – как нечистый, и вся праведность наша – как запачканная одежда; и все мы поблекли, как лист, и беззакония наши, как ветер, уносят нас.
  7 И нет призывающего имя Твоё, который положил бы крепко держаться за Тебя; поэтому Ты сокрыл от нас лице Твоё и оставил нас погибать от беззаконий наших.
  (Ис. 64)"
  "14 Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху.
  15 Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю.
  16 Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр,
  17 а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех.
  18 Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу.
  19 Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю.
  20 Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех.
  21 Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое.
  22 Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием;
  23 но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих.
  24 Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?
  25 Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха.
  (Рим. 7)"
  "15 Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. 
  (1 Тим. 1)"
  "21 И говорили они друг другу: точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали его; за то и постигло нас горе сие. 
  (Быт. 42)"
 


 


 

  «Помни два помысла, и бойся их. Один говорит: ты — святой, другой: ты не спасешься. Оба эти помысла от врага, и нет в них истины. Но ты думай: я — великий грешник, но Господь Милостивый, Он много любит людей, и простит мне грехи мои» (Прп. Силуан Афонский).
  "
Не оправдывай себя и свои ошибки, а пред собой и пред Богом называй вещи своими именами, сознавай свои грехи, свое бессилие самому справиться с ними и с бесами, внушающими и толкающими на грех, плачь пред Богом о своем рабстве греху и дьяволу и проси, чтоб Господь освободил тебя от них. (Игум. Никон (Воробьёв))"
  
 "Когда вам диавол указывает на чужие недостатки и немощи и побуждает вас к осуждению, вы говорите себе: „Я хуже всех, я достоин вечных мук. Господи, помилуй мя", и если даже будете говорить это без чувства, то все-таки нужно так говорить. (Прп. Варсонофий Оптинский)"
  "
Господь сказал: молитесь за обижающих, гонящих, раздражающих вас и досаждающих вам. Значит, когда у нас возникает по отношению к человеку обида, зависть, раздражение или гнев, мы должны за него помолиться. Тогда вступает в силу естественный духовный закон: нас, пребывающих в заповеди, касается благодать Божия и помогает нам преодолеть раздражение, гнев и обиды. Другим же способом приобретения или сохранения внутреннего мира является оправдание ближнего. Старец Паисий Святогорец говорил, что не умеющий оправдывать грехи другого, сам не будет оправдан Господом.
  Человек нас оскорбляет, в нас возникает гнев на него, человек нас унизил, в нас рождается обида. Найдите оправдательную причину, по которой он поступил именно так. «Он меня обругал, потому что пришел уставший с суточного дежурства, был очень утомлен и сорвался». «Меня не поняли потому, что я неясно выражался». «Мне наступили на ногу в трамвае, потому что я поставил ногу не туда». Этот духовный прием приносит нам двойную духовную пользу. Мы можем обратить оправдание ближнего в обвинение себя, и это крайне важно для нас с точки зрения аскетического делания, о котором говорит святитель Игнатий Брянчанинов: именно самоуничижающийся не будет унижен от Господа.
  Богу незачем смирять его, когда он сам смиряет себя. Человек не просто говорит: «Он наступил мне на ногу, потому что не видел», — но он идет дальше и продолжает: «И потому, что я, не подумав, встал там, где не надо». «Меня обругали не только потому, что собеседники были уставшие и раздраженные, но и потому, что я начал разговор, хотя видел их усталость, и тем спровоцировал это оскорбление, унижение». И вот, человек уже не осуждает ближнего, и к нему начинает привлекаться благодать Божия благодаря его самоукорению за то, что подал повод для проявления этого греха ближнего. (Протоиер. Сергий Филимонов)"
  "Начало спасения – самоукорение. (Авва Евагрий)
  "Когда раб возложит укоризну на себя (обвинит себя) и скажет: я согрешил, немедленно господин милует его. (Авва Моисей)
  "Брат спросил старца: «Отчего мое сердце жестоко, и я не боюсь Господа?» Старец отвечал: «Думаю, если человек будет содержать в сердце самоукорение, он стяжет страх Божий». Брат спросил: «Что значит самоукорение?» Старец сказал: «Самоукорение состоит в том, чтобы человек всегда укорял свою душу, говоря ей: «Помни, что тебе подобает предстать Богу». Приучи мало-помалу сердце свое говорить о каждом брате: «Поистине он лучше меня».
  Таким образом, мало-помалу приучишься считать себя грешнее всех людей. Тогда Святой Дух, вселившись в тебя, начнет жить с тобою. Если же укоришь человека, то отойдет от тебя благодать Божия и дастся тебе дух во осквернение плоти, ожесточится сердце твое, удалится умиление и ни одному из духовных благ не будет места в тебе. Старец отвечал на вопрос, почему нас так беспокоят бесы: «Потому что мы отвергли оружие наше: самоукорение, смирение, нищету и терпение». (Автор неизвестен)
  "Начало покаяния – осуждение грехов. Осуди и ты свои грехи; этого достаточно для Господа к твоему оправданию, потому что осудивший свои грехи не так скоро решится опять впасть в них. (Свт. Иоанн Златоуст)"
  "Кто не почитает себя грешником, того молитва не приемлется Господом. (Прп. Исаак Сирин)"
  "Ближе к Богу мы бываем, когда считаем себя самыми недостойными. И приятнее всего для Него мы тогда, когда смиряемся и раскаиваемся до пыли и пепла. (Св. прав. страстотерпица императрица Александра)"
  "Бог ничего так не любит и так не желает видеть в нас, как искреннее сознание своей ничтожности и полное убеждение и чувство, что всякое добро в нас, в нашей природе и нашей жизни происходит от Него одного как Источника всякого блага, и что от нас самих не может произойти ничего истинно доброго — ни помысел добрый, ни доброе дело. (Прп. Симеон Новый Богослов)"
  "Когда будешь позван куда, не садись на первое место. Обобщив это, получим: всегда и везде держись самой последней части. В этом простом правиле сокращенно выражено все богатое содержание смирения. Возьми его, сядь и рассмотри все возможные случаи твоей жизни и наперед избери себе во всех их последнюю роль.
  Это будет практикой смирения, которое от внешних дел мало-помалу перейдет внутрь и положит там осадку смирения как основу.» Время возрастит это семя среди той же практики, и смирение преисполнит наконец всю душу и тело и все внешние дела. Что же будет? А то, что величие нравственное будет сиять на челе твоем и привлекать всеобщее уважение; и исполнится над тобою: «ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет».
  Но не это имей в виду, практикуясь в смирении, а само смирение. Оно само с собою приносит в душу ублажающее благонастроение. Куда придет смирение, там все внутренние тревоги прекращаются и все внешние невзгоды не производят поразительных впечатлений. (Свт. Феофан Затворник)
  "Брат сказал авве Сисою: «Я замечаю за собой, что память о Боге всегда со мной». Старец ответил ему: «Не самое важное дело, что ты размышляешь о Боге; важно увидеть себя ниже всей твари» (Отечник)
  "Женщина, больная раком, зная по слухам об авве Лонгине, искала его. Он жил к западу от Александрии. Когда пришла женщина, блаженный Лонгин собирал дрова на берегу моря. Увидев его и не зная, что это сам Лонгин, она спросила: «Авва! где живет Лонгин, раб Божий?» Старец сказал ей: «Чего ты хочешь от этого обманщика?» Женщина сказала ему о своей болезни. Авва Лонгин перекрестил больное место и отпустил ее: «Ступай, Бог исцелит тебя, а Лонгин ничем не может помочь тебе». Женщина поверила слову старца, пошла и тотчас исцелилась. После того, рассказывая некоторым об этом и описывая старца, она узнала, что исцелил ее сам авва Лонгин. (Достопамятные сказания)"
  "Как спасаться, если нет старцев? — «Все имеют скорби. Они заменяют старцев, так как их попускает Господь, зная сердце каждого. Никто не поможет и не изменит, если не менять себя. Начинать надо со внимания к языку и уму. И надо постоянно следить за тем, чтобы обвинять себя, а не других. (Схиигум. Серафим (Романцев))"

  "Не смотри на чужие грехи, а смотри на свои злые дела; ибо не за первые будешь судим, но за себя непременно дашь ответ. (Свт. Димитрий Ростовский)
  "Если человек не начнёт работать над самим собой, то диавол найдёт ему другую работу — выискивать недостатки у других. (Прп. Паисий Святогорец)"
  
"Кто занят познанием себя, тому некогда замечать за другими. Осуждай себя и перестанешь осуждать других. Суди себя сам и Господь не осудит. (Прп. Серафим Саровский)"
  
"Пытались наши прародители слагать вину один на другого: Адам на Еву, Ева на змия и диавола, но Бог не принял во внимание их оправданий и воздал каждому из них должное наказание. Ни соблазны мира, ни совращения злых людей, ни диавольские искушения не могут вовлечь нас в грех, если не будет на то нашего злого произволения. Всего лучше и надежнее в своих грехопадениях во всем осуждать только самих себя, укорять за все одних себя. Самоосуждение отвратит от нас строгость суда Божия, преклонит к нам Его милость и исходатайствует нам прощение во грехах. (Архим. Кирилл (Павлов))" 
  "До конца дней своих считай себя недостойным благодеяний Божиих и даров благодати. И на добрые дела свои не засматривайся - они от благодати, а не от твоих подвигов. Всегда считай себя первым грешником и спеши к благодати как недостойный её, как за лекарством от зла в себе, уповая на милость Божию. (Архиеп. Варлаам (Ряшенцев))"
  "В духовной жизни большое значение имеет самоукорение. Оно облегчает, прежде всего, нести скорби. Случилось со мною что-либо скорбное: если я не стану укорять никого, возлагать вину на другого, а сам себя обвиню, внутренно скажу, что я достоин всего скорбного, то этим самым обличу себя и без смущения, с некоторым спокойствием, перенесу для меня трудное, тяжелое, так что можно сказать: укорение себя доставляет успокоение, умиротворение нашего духа. Самоукорением подавляются, так сказать, притупляются наши страсти, наши грехи. Самоукорение для страсти то же, что вода для огня, — водой заливается огонь, самоукорением страсти. Самоукорение развивает тонкость различения нравственно доброго от скверного, дурного, так что у кого нет самоукорения, у того притуплено познание доброго. Самоукорение развивает, укрепляет смирение, ибо кто укоряет себя, тот все, что ни случается с ним доброго, будет считать делом Божия Промысла, а злое — за грехи наши. Самоукорение ведет к взаимному миру. Если бы все укоряли себя, то водворился бы мир, все бы мирствовали друг с другом и, наоборот, — укоряя друг друга, мы посеваем вражду и неприязнь. Самоукорение дает нам спокойно переносить оскорбления, не чувствовать их. Самоукорение есть узда, сдерживающая проявление, движение в нас всего дурного. (Свщмч. Арсений (Жадановский))
  "Если придут хульные помыслы и осуждающие других, то укоряй себя в гордости, и не обращай на них никакого внимания. (Прп. Амвросий Оптинский)"
  "Если со мною случается скорбь, я не должен в ней обвинять других и оправдывать себя тем, что если бы не тот или другой человек, то я бы не скорбел. Принимай все как случающееся по твоей вине, так говорят святые отцы. (Свщмч. Сергий Мечёв)"
  
"Апостол Иоанн пишет: "Не любяй брата своего, егоже виде, Бога, Егоже не виде, како может любити?" Любовь к ближнему не так проста как может показаться вначале для тех, кто обвык на вещи смотреть поверхностно. Есть ли критерий, "лакмусовая бумажка", которая показывала бы имею ли я любовь к ближнему? Есть, и это смирение. Если мы любим ближнего, но не почитаем его лучшим себя или по крайней мере равным по достоинству, то это не любовь. Это высокомерие прикрытое жалостью. И даже сама жалость без высокомерия есть чуство душевное, но не духовное. Любовь духовная неотделима от смирения. Только если мы видим себя ниже того, кого видим или кому благовествуем, мы можем удостоверится, что имеем истинную любовь к ближнему. (Записки православного монаха)"

"Согрешивши, вини не тело, а - мысль (страсть, с которой согласился, которую принял своим собственным свободным произволением, согрешив прежде внутри сочетанием или сосложением с нею - от авт.), ибо если бы не текла впереди мысль (вольное/осознанное желание/намерение - от авт.), не последовало бы за нею и тело. 
(Прп. Марк Подвижник)"



"Помышляй всегда, что ты окаянен, беден, нищ, слеп и наг душевно без Бога, что Бог для тебя — все: Он твоя правда, освящение, богатство, одеяние, твоя жизнь, твое дыхание, — все. Ничем не озлобляйся, побеждай всё любовью: всякие обиды, капризы, всякие неприятности семейные. Не знай ничего, кроме любви. Вини всегда искренно себя, признавая себя виновником неприятностей. Говори: я виноват, я грешен. Помни, что как ты немощен, так и ближний, а немощь за немощь уничтожается, и винить нечего немощных и грешных, если они признаются в своей немощи. Диавола, сильного во зле, надо винить. Ничем не озлобляйся, побеждай всё любовью: всякие обиды, капризы, всякие неприятности семейные. Не знай ничего, кроме любви. Вини всегда искренно себя, признавая себя виновником неприятностей. Глубочайшее смирение, уничижение самого себя, преданность в волю Божию есть действительнейшее средство служить Божественные службы и причащаться достойно, животворно, сладостно животворящих Тайн.
(Св. прав. Иоанн Кронштадтский)"


  "Главная причина всякого смущения, если мы основательно исследуем, есть та, что мы не укоряем самих себя. Оттого проистекает всякое расстройство, оттого мы никогда не находим покоя. И нечего удивляться, когда слышим от всех святых, что нет другого пути, кроме этого. Мы видим, что никто, минуя этот путь, не обрел покоя; а мы надеемся получить спокойствие или полагаем, что идем правым путем, никогда не желая укорять самих себя. Поистине если человек совершит и тьмы добродетелей, но не будет держаться этого пути, то он никогда не перестанет оскорбляться и оскорблять других, теряя через то все труды свои. Напротив, какую радость, какое спокойствие имеет тот, кто укоряет самого себя! Куда бы ни пошел укоряющий себя, как сказал авва Пимен, какой бы ни приключился ему вред, или бесчестие, или иная какая-либо скорбь, он уже предварительно считает себя достойным всякой скорби и никогда не смущается. Есть ли что беспечальнее такого состояния? 
  Если мы во всем, что с нами ни случается, считаем виновными самих себя, а не других, то это приносит нам много добра и доставляет великое спокойствие и преуспеяние, и тем более должны мы это делать, что ничего не бывает с нами без промысла Божия.
  Исследуем, братия, от чего происходит, что иногда кто-либо, услышав оскорбительное слово, не обращает на него внимания и переносит оное без смущения, как будто вовсе и не слыхал его; иногда же, как только услышит, тотчас смущается. Какая причина такого различия? И одна ли причина этого различия или многие? Я нахожу, что это имеет многие причины, но есть одна, так сказать, рождающая все другие причины. И скажу вам, как это бывает. Во-первых, случается, что иной после молитвы или доброго упражнения находится, так сказать, в добром расположении духа и потому снисходит брату своему и не смущается его словами. Случается также, что иной имеет пристрастие к кому-нибудь и потому без огорчения переносит всё, от него наносимое. Бывает также, что иной презирает желающего оскорбить его и потому не обращает внимания на его обиды, не считает его за человека и потому не вменяет ни во что всё, что тот говорит или делает. И скажу вам нечто такое, чему вы удивитесь.
  В общежитии, прежде моего удаления оттуда, был один брат, которого я никогда не видал смутившимся или скорбящим, или разгневанным на кого-либо, тогда как я замечал, что многие из братии часто досаждали ему и оскорбляли его. А этот юноша так переносил оскорбления от каждого из них, как будто никто вовсе не смущал его. Я же всегда удивлялся чрезвычайному незлобию его и желал узнать, как он приобрёл сию добродетель. Однажды отвёл я его в сторону и, поклонившись ему, просил его сказать мне, какой помысл он всегда имеет в сердце своём, что, подвергаясь оскорблениям или перенося от кого-либо обиду, он показывает такое долготерпение. Он отвечал мне презрительно без всякого смущения: "Мне ли обращать внимание на их недостатки, или принимать от них обиды как от людей? Это - лающие псы."
  Услышав это, я преклонил голову и сказал себе: нашёл путь брат сей, и, перекрестясь, удалился от него, моля Бога, чтобы Он покрыл меня и его. Итак, случается, как я сказал, что кто-либо не приходит в смущение и от презрения ближнего, а это явная погибель. Если же кто смущается на оскорбляющего его брата, то сие происходит или от того, что он в это время находится не в хорошем расположении духа, или от того, что имеет неприязнь против него. Этому есть много и других причин, о которых уже было говорено. Но главная причина всякого смущения, если мы основательно исследуем, есть то, что мы не укоряем самих себя. Оттого проистекает всякое подобное расстройство, оттого мы никогда не находим покоя. И нечего удивляться, когда слышим от всех святых, что нет другого пути, кроме сего. 
  Мы видим, что никто, минуя путь сей, не обрёл покоя, а мы надеемся получить спокойствие, или полагаем, что идём правым путем, никогда не желая укорять самих себя. Поистине, если человек совершит и тьмы добродетелей, но не будет держаться сего пути, то он никогда не перестанет оскорбляться и оскорблять других, теряя чрез то все труды свои. Напротив, какую радость, какое спокойствие имеет тот, кто укоряет самого себя! Куда бы ни пошёл укоряющий себя, как сказал авва Пимен, какой бы ни приключился ему вред или бесчестие или иная какая-либо скорбь, он уже предварительно считает себя достойным всякой скорби и никогда не смущается. Есть ли что беспечальнее такого состояния?
  Но если кто-нибудь скажет: если брат оскорбляет меня, и я, испытав себя, найду, что я не подал ему никакого повода к сему, то как могу укорить себя? Поистине, если кто-либо испытает себя со страхом Божиим, то найдёт, что он всячески сам подал повод или делом, или словом, или видом. Если же он видит, как говорит, что он в настоящее время не подал ему вовсе никакого повода, то верно он когда-нибудь в другое время оскорбил его, или в этом, или в другом деле, или, вероятно, опечалил другого брата и должен был пострадать за сие, или часто и за иной какой-либо грех. Потому если кто, как я сказал, со страхом Божиим рассмотрит самого себя и строго испытает свою совесть, то он непременно найдёт себя виновным.
  Случается также, что иной, как кажется ему, пребывает в мире и безмолвии: но когда брат скажет ему оскорбительное слово, то он смущается, и потому полагает себя вправе скорбеть на него, говоря: если бы он не пришёл и не смутил бы меня своими словами, то я не согрешил бы. Вот смешное суждение! Вот обольщение диавольское! Разве тот, кто сказал ему слово, вложил в него страсть? Он только показал ему ту, которая уже была в нём, для того чтобы он, если хочет, покаялся в ней. Такой подобен гнилому хлебу, который снаружи хорош, а внутри заплесневел, и когда кто-либо разломит его, то обнаруживается его гнилость. Так и этот - пребывал, как ему казалось, в мире, но страсть была внутри его, а он не знал о сём; брат сказал ему одно слово и обнаружил гнилость, сокровенную внутри его.
  Итак, если он хочет получить помилование, то пусть покается, очистится, преуспеет; и пусть видит, что он ещё должен благодарить брата, как доставившего ему таковую пользу. Ибо искушения не будут уже одолевать его, как прежде; но насколько он преуспеет, настолько они окажутся для него легчайшими: ибо по мере того как душа преуспевает, она становится более крепкою и приобретает силу переносить находящие на нее искушения. Как сильное животное, если на него навьючат большое бремя, спокойно несёт его, и когда случится ему споткнуться, то встаёт тотчас и вовсе не чувствует, что споткнулось; если же, напротив, животное бессильно, то и лёгкое бремя отягощает его, и когда оно упадёт, нужна большая помощь, чтобы поднять его.
  Так бывает и с душою: по мере того как она творит грех, она изнемогает от него, ибо грех расслабляет и приводит в изнеможение того, кто предается ему; и потому всё приключающееся с таковым отягощает его.Если же человек преуспевает в добре, то, по мере преуспеяния, ему делается более лёгким то, что некогда было тяжело. Посему-то, если мы во всём, что с нами ни случается, считаем виновными самих себя, а не других, то это приносит нам много добра и доставляет великое спокойствие и преуспеяние, и тем более должны мы это делать, что ничего не бывает с нами без промысла Божия.
  Если кто говорит: "Как я могу не скорбеть, если нуждаюсь в вещи и не получаю её, тогда как она мне необходимо нужна?", то даже и в таком случае он не имеет права укорять кого-нибудь или скорбеть на кого-либо. Ибо если он действительно нуждается в вещи, как говорит, и не получает её, то он должен сказать: "Христос знает более меня, должен ли я получить желаемое, и Он будет мне вместо сей вещи, или вместо сей пищи". 
  Сыны Израилевы ели манну в пустыне сорок лет; и хотя вид манны был один и тот же, но для каждого она была тем, в чём он имел нужду: кому нужно было солёное, для того она была солёна; кому нужно было сладкое, для того она была сладка, и, одним словом, каждому она была тем, что было сообразно с его потребностью. Так, если кому нужно яйцо, а он не получает его, но получает только овощи, то пусть скажет помыслу своему: "Если бы мне было полезно получить яйцо, то Бог непременно послал бы мне его; однако Он может сделать, что и самые эти овощи заменят мне яйцо". И верую Богу, что сие будет ему вменено в мученичество.
  Ибо если кто поистине достоин покоя, то и сарацинскому (варварскому) сердцу Бог возвестит сотворить с ним милость, смотря по его надобности. Если же кто недостоин успокоения или оно неполезно ему, то хотя бы он и новое небо, и новую землю сотворил, не найдёт покоя. Однако иногда человек находит покой и сверх своей потребности, а иногда не получает и необходимого. Поелику Бог, как милостивый, каждому подаёт, что ему нужно. Но бывает, что Он посылает человеку более нужного ему: сим показывает избыток человеколюбия Своего и научает его благодарению; когда же не посылает ему и нужного, то словом Своим заменяет действие той вещи, в которой человек нуждается, и научает его терпению.
  Итак, во всяком случае должны мы взирать горе. Добро ли нам кто-нибудь сделает или злое потерпим от кого-либо, мы должны взирать горе и благодарить Бога за всё, случающееся с нами, всегда укоряя самих себя и говоря, как сказали отцы, что если случится с нами нечто доброе - то это дело Божия промысла, а если злое - то это за грехи наши. Ибо поистине всё, что мы ни терпим, терпим за грехи наши.
  Святые если и страдают, то страдают за имя Божие или для того, чтобы обнаружились добродетели их на пользу многим, или для того, чтобы умножились венцы и награда их от Бога. Но можем ли мы, окаянные, сказать это о себе, мы, которые так согрешаем ежедневно, и, удовлетворяя страстям нашим, оставили правый путь, указанный отцами - путь самоукорения, и идём кривым путем - укорения ближнего? И каждый из нас старается во всяком деле сложить вину на брата своего и на него возложить всю тяготу: каждый небрежёт и не соблюдает ни одной заповеди, а от ближнего требует исполнения заповедей.
  Однажды пришли ко мне два брата, скорбевшие один на другого, и старший говорил о младшем: "Когда я приказываю ему что-либо сделать, он скорбит, и я тоже скорблю, думая, что если бы он имел ко мне доверие и любовь, то принимал бы слова мои с уверенностью." Младший же сказал: "Прости, авва, он говорит мне вовсе не со страхом Божиим, но повелевает, как властелин, и я думаю, что потому и не располагает к доверию сердце моё, как говорят отцы". Заметьте, как оба они укоряют друг друга, и ни один из них не укорил себя. Также и других двое скорбели друг на друга и, поклонившись один другому, не получили успокоения. И один говорил: "Он не от сердца поклонился мне, и потому я не успокоился, ибо так сказали отцы".
  Другой же говорил: "Так как он не был приготовлен любовью ко мне, когда я просил у него прощения, то посему и я не успокоился". Видишь ли, господине, какое смешное суждение! Видишь ли, какое превращение понятий! Бог знает, как я ужасаюсь, что и самые изречения отцов наших мы употребляем сообразно с лукавою волею нашею и к погибели душ наших. Каждому из них надлежало возложить вину на самого себя, и один должен был сказать: поелику я не от сердца поклонился брату моему, то посему Бог и не расположил его ко мне; а другой должен был сказать: так как я не был приготовлен любовью к брату моему прежде, нежели он просил прощения, то посему Бог и не расположил его ко мне.
  Так же следовало поступить и двум вышеупомянутым - один должен был сказать: я говорю властительски, и потому Бог не располагает брата моего в доверии ко мне; а другой должен был помышлять: брат мой со смирением и любовию приказывает мне, но я непослушен и не имею страха Божия. И ни один из них не нашёл пути к самоукорению, напротив, каждый возлагал вину на ближнего. Вот почему мы и не преуспеваем, вот почему и не получаем ни от чего пользы, но всё время наше проводим в противлении друг другу и мучим сами себя. Поелику каждый оправдывает себя, каждый, как я прежде сказал, позволяет себе ничего не соблюдать, а от ближнего требует исполнения заповеди, потому мы и не можем придти в познание доброго; ибо, если хотя мало научимся чему-либо, тотчас и от ближнего требуем того же, укоряя его и говоря: он должен был это сделать; почему же он так не сделал? Почему мы лучше от себя не требуем исполнения заповедей, и не укоряем себя в несоблюдении их?
  Где тот старец, который, когда его спросили: "Что главное из найденного тобою на пути сём, отче", - отвечал: "То, чтобы во всём укорять себя".Это и вопросивший похвалил и сказал ему: "Нет иного пути, кроме сего." Так и авва Пимен сказал со стенанием: "Все добродетели вошли в дом сей, кроме одной, без которой трудно устоять человеку". И когда его спросили: "Какая это добродетель?", он отвечал: "Та, чтобы человек во всём укорял себя." И святой Антоний сказал: "Великий подвиг человека состоит в том, чтобы он пред лицом Божиим возлагал всё согрешение своё на себя и ожидал бы искушения до последнего издыхания".
  И везде находим мы, что отцы, сохранив сие и возложив на Бога всё, даже и самое малое, обрели покой. Таков был тот святой старец, которому во время болезни брат влил в пищу вместо мёда льняное масло, которое очень вредно. Однако же старец ничего не сказал, но ел молча и в первый, и во второй раз, и нисколько не укорил служившего ему брата, не сказал, что он небрежен, и не только не сказал этого, но даже никаким словом не опечалил его. Когда же брат узнал, что он сделал, и начал скорбеть, говоря: "Я убил тебя, авва, и ты возложил сей грех на меня тем, что промолчал", то с какою кротостью он отвечал ему: "Не скорби, чадо, если бы Богу угодно было, чтобы я ел мёд, то ты влил бы мне мёду". И, таким образом, он возложил это на Бога.
  Какое дело Богу до сего, монах? Брат ошибся, а ты говоришь: "если бы Богу было угодно"; какое участие Бога в сем деле? Однако он говорит: поистине если бы Богу было угодно, чтобы я ел мёд, то брат и влил бы мне мёду. Вот, хотя старец был в такой болезни и столько дней не мог принять пищи, однако же не поскорбел на брата, но возложил дело на Бога и успокоился. И хорошо сказал старец, ибо он знал, что если бы Богу угодно было, чтобы он ел мёд, то и зловонное льняное масло претворил бы Он в мёд.
  Мы же в каждом деле устремляемся на ближнего, порицая и укоряя его как нерадивого и не по совести поступающего. Как только услышим хотя одно слово, тотчас перетолковываем его, говоря: если бы он не хотел смутить меня, то он не сказал бы этого. Где пророк Давид, который сказал о Семее: Оставите его, и тако да проклинает, яко Господь рече ему проклинати Давида. Мужу ли убийце говорил Бог, чтобы он проклинал пророка? Как, ужели Господь сказал ему сие? Но пророк, имея разум духовный и зная, что милости Божией ничто так не привлекает на душу, как искушения, и особенно наносимые и налагаемые во время скорби и нужды, сказал: Оставите его проклинати мя [Давида], яко рече ему Господь. Для чего? Негли призрит Господь на смирение мое, и возвратит ми благая вместо клятвы его.
(Авва Дорофей)"

 


"Не языком говорить: я ничто, а в сердце чувствовать свое ничтожество надо. Смиряйтесь пред всеми и других выше себя имейте. Радуйтесь, когда встретится уничижение внешнее, невольное. Принимайте его как особую милость Божию. Чем наипаче удерживается в душе благодать? Смирением. Мерою себе поставьте, что когда вы стоите в полном недовольстве собой, то вы в добром чине; коль же скоро хоть малое чувство самодовольства придет и начнете вы цену себе давать, знайте, что вы не в своем виде, и начинайте теребить себя. Чудное дело! начиная укорять себя машинально, насильно, мы достигаем наконец столько убеждающего нас и действующего на нас самоукорения, что при помощи его переносим не только обыкновенные скорби, но и величайшая бедствия. Искушения уже не имеют такой силы над тем, кто преуспевает, но, по мере преуспеяния, они становятся легче, хотя бы сами по себе были тяжелее.
(Свт. Феофан Затворник)"


  "Хотя бы получил ты небесный вкус, хотя бы соделался причастником оной мудрости, и имел уже упокоение в душе своей; и в таком случае не превозносись, и не будь самонадеян, как уже постигший и уразумевший всю истину, чтобы и тебе не услышать: се сыти есте, се обогатистеся, без нас воцаристеся: и о дабы воцарилися есте, да и мы быхом с вами царствовали. Напротив того, и вкусив Христианства, думай о себе, будто бы не касался еще оного. И это пусть будет у тебя не поверхностною мыслию, но чем-то как бы всегда насажденным и утвержденным в уме твоем. 
  Вот признак христианства: сколько ни потрудишься, сколько ни совершишь праведных дел, оставайся в той мысли, будто бы ничего тобою не сделано. Постясь, говори: я не постился, молясь - не молился, пребывая в молитве - не пребывал, что полагаю только начало подвигам и трудам. Хотя бы и праведен был ты пред Богом, должен говорить: я не праведник, не тружусь, а каждый день начинаю только. Но должно также христианину всякий день иметь упование, радость и чаяние будущего Царства и избавления и говорить: если не избавлен я сегодня, буду избавлен наутро. 
(Прп. Макарий Великий)"


 

"Благодарность Богу и добрая жизнь есть угодный Богу плод от человека. Но как плоды земные не в один час созревают, а требуют времени, дождя и ухода, так и плоды человеческие требуют подвига, рассуждения, времени, пождания, воздержания, терпения, пока явятся во всем блеске своем. Впрочем, если ради их покажешься ты иногда кому–либо мужем благоговейным, не верь себе, пока находишься в теле сем и ничего своего не считай вполне угодным Богу. Ибо знай, что неудобно (трудно) человеку до конца сохранить безгрешность.
(Прп. Антоний Великий)"

 

"Поопасись допустить беспечную и поблажливую мысль, что поелику ты таков (немощен - от авт.), то будто право некое имеешь делать что-либо неподобающее. Нет, несмотря на то, что ты немощен и худонравен, все неподобающее, делаемое тобой, вменяется тебе в вину. Ибо все, происходящее от тебя, произволением одаренного, произволению твоему принадлежит, и как доброе бывает тебе в одобрение, так худое в охуждение. Потому, осознав себя худым вообще, осознай вместе и виновным в том худом, в которое впал в настоящий час. Осуди себя и укори, и притом себя одного, не озирайся по сторонам, ища, на кого бы свалить вину свою. Ни люди окружающие, ни стечение обстоятельств не виноваты в грехе твоем. Виновато одно злое произволение твое. Себя и укоряй.
(Прп. Никодим Святогорец)"

 


  "Во всех случаях будем прибегать к смирению, ибо смиренный лежит на земле, а лежащий на земле куда может упасть? Находящемуся же на высоте удобно пасть. Почитать надлежит себя грешником паче всех грешников, не сделавшим ничего хорошего перед Богом, укорять себя во всякое время, на всяком месте и за всякое дело, никого не хулить и не находить на земле человека, который был бы грешнее и нерадивее тебя самого. 
  Брат! что скажу тебе я, вовсе ничего не сделавший? Хотя ты и говоришь, что ты делаешь и делаешь, но я не помню ничего о себе, кроме того, что всегда прогневляю Бога делами моими, и потому ничего не ожидаю от дел; надеюсь же спастись, ради человеколюбия Его, ибо Он умер для спасения грешных. Когда бы совершил ты все благие дела и сохранил все заповеди, вспомни Сказавшего: когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать, тем более, когда мы не достигли ещё и того, чтобы исполнить и одну заповедь. Так всегда должно думать и укорять себя при благом деле, и говорить себе: не знаю, угодно ли оно Богу.
(Прп. Варсонофий Великий)"


  "Самоукорение есть обвинение себя в греховности, общей всем человекам и в своей частной. При этом полезно воспоминать и исчислять свои нарушения Закона Божия, кроме блудных падений и преткновений, подробное воспоминание которых воспрещено Отцами как возобновляющее в человеке ощущение греха и услаждение им. Самоукорение есть насилие падшему естеству, как служит ему насилием молитва и прочие иноческие подвиги, которыми Царствие Небесное нудится и которыми нуждницы восхищают Его.
  Самоукорение имеет, при начале упражнения в нем, характер бессознательного механизма, то есть произносится языком без особенного сочувствия сердечного, даже в противность сердечному чувству; потом мало-помалу сердце начнет привлекаться к сочувствию словам самоукорения; наконец самоукорение будет произносится от всей души, при обильном ощущении плача, умалит пред нами и закроет от нас недостатки и согрешения ближних, примирит ко всем человекам и к обстоятельствам, соберет рассеянные по всему миру помыслы в делание покаяния, доставит внимательную, исполненную умиления молитву, воодушевит и вооружит непреодолимою силою терпения.
  Упражнение в самоукорении вводит в навык укорять себя. Когда стяжавшего этот навык постигнет какая либо скорбь, — тотчас в нем является действие навыка, и скорбь принимается, как заслуженная. Главная причина всякого смущения — если мы тщательно исследуем, есть то, что мы не укоряем себя. Отсюда проистекает всякое расстройство; по этой причине мы никогда не находим спокойствия. Нет иного пути кроме, этого. Не видим, чтоб кто-либо из святых, шествуя каким другим путем, нашел спокойствие! А мы хотим иметь его и держаться правого пути, никогда не желая укорять себя. Поистине, если человек совершит тьмы добродетелей, но не будет держаться этого пути, то никогда не престанет оскорбляться и скорбить, губя этим все труды свои. Напротив того: укоряющий себя — всегда в радости, всегда в спокойствии.
  Укоряющий себя, куда бы ни пошел, что бы ни случилось с ним, вред ли, или бесчестие, или какая скорбь, уже предварительно считает себя достойным всего неприятного и никогда не смущается. Может ли быть что спокойные этого состояния? Так! если кто рассмотрит себя, как я сказал, со страхом Божиим и исследует свою совесть, тот всячески найдет себя виноватым.
  Чудное дело! начиная укорять себя машинально, насильно, мы достигаем наконец столько убеждающего нас и действующего на нас самоукорения, что при помощи его переносим не только обыкновенные скорби, но и величайшая бедствия. Искушения уже не имеют такой силы над тем, кто преуспевает, но по мере преуспеяния они становятся легче, хотя бы сами по себе были тяжелее. По мере преуспеяния крепнет душа и получает силу терпеливо переносить случающееся. Крепость подается, как бы особенно-питательною снедью углубившимся в сердце смирением. Эта-то крепость и есть терпение.
  В покаянии совмещаются все заповеди Божии. Покаяние есть сознание своего падения, соделавшего естество человеческое непотребным, оскверненным, и потому постоянно нуждающимся в Искупителе. Укоряйте себя, укоряйте свое немощное произволение. В обвинении себя найдете утешение. Обвините себя и осудите себя, а Бог вас оправдает и помилует.
  Не трудись над разбором, кто прав и кто виноват, ты ли, или ближний твой, постарайся обвинить себя и сохранить мир с ближним при посредстве смирения.
(Свт. Игнатий (Брянчанинов))"




"Господь всеусиленно заповедал хранение мира с ближними. Не трудись над разбором, кто прав и кто виноват, постарайся обвинить себя и сохранить мир с ближним при посредстве смирения.
(Прп. Симеон Новый Богослов)"




"Если уничижишь себя, то найдешь покой, потому что укоряющий себя сохраняет терпение во всех случаях. Когда человек рассматривает, осуждает и укоряет себя, тогда возвышается перед ним достоинство брата его, когда же человек признал достоинства в себе, тогда брат его представляется ему недостойным.
(Прп. Пимен Великий)"


 
"Одни только смиренные сердцем наслаждаются спокойствием душевным! Впрочем, и те не свободны иногда бывают от скорбей; но скорби свои переносят великодушно, не укоряя никого ни за что — кроме себя, говоря: «Благо мне, Господи, яко смирил мя еси, и несмь достоин по грехам никакого покоя».
(Прп. Антоний Оптинский (Путилов))"




"Исп­рав­лять мы се­бя не мо­жем, ес­ли не нач­нем с са­мо­у­ко­ре­ния. 
(Прп. Анатолий Оптинский)"

 



"Все­ми ме­ра­ми ста­рай­ся стя­жа­вать про­ти­во­по­лож­ное гор­дос­ти – сми­ре­ние, и как оное при­об­ре­та­ет­ся, учись в кни­гах свя­тых от­цев: всег­даш­нее са­мо­у­ко­ре­ние – ближ­ний к оно­му путь. Ста­рай­ся стя­жать во всем са­мо­у­ко­ре­ние и сми­ре­ние - тогда и вни­ма­ние бу­дешь иметь, и стра­жу за сво­и­ми сер­деч­ны­ми дви­же­ни­я­ми. 
(Прп. Макарий Оптинский)"

 



"Не спеши окончить молитву свою, не осудив себя за рассеянность. Всеми целебными средствами Господь ведёт нас к тому, чтобы мы стали украшением Его Царства. Будем стараться более и более осознавать это и станем чаще обличать и порицать души свои и обманчивое знание своё. 
(Прп. Ефрем Сирин)"




"Начало Спасения есть самого себя осуждение.
(Прп. Нил Синайский)"





"Ког­да при­хо­дит хо­лод­ность и рас­се­ян­ность, сму­щать­ся этим не долж­но, а долж­но в это вре­мя бо­лее уко­рять се­бя пред Гос­по­дом и сми­рять­ся, счи­тая се­бя греш­ней­шею па­че всех че­ло­век.
(Прп. Иосиф Оптинский)"












  

  Самоукорение и самоосуждение - суть добродетели, противостоящие пороку тщеславия (внутреннего славолюбия)… 
  Эти добродетели являются проявлениями смирения, мученичества и неотделимых от них послушания и добролюбия, их же и увеличивающие...
  Чем отличается самоукорение от самоосуждения?...
  Самоукорение выносит качественные оценки как непосредственным действиям человека, так и ему самому, например: "Я лгу, я лживый"… 
  Самоосуждение же – категоричнее, оно выносит человеку приговор, наклеивает на него преступный ярлык бесчиния: "Я – лжец"...
  Самоукорение и самоосуждение, являясь следствиями смирения
и мученичества, уменьшают и гордость, и сластолюбие человека...
  Господь в Евангелии особо указывал на пользу и важность самоукорения, повелевая христианину оценивать себя как никуда не годного раба (даже если он исполнит и все, как ему кажется, Его заповеди)...
  Таким образом, заповедь о самоукорении (так же как и заповедь о молитве) должна исполняться христианином непрестанно (даже если он радуется или благодарит)... 
  Необходимо различать самоукорение, исполняемое по заповеди Христовой (ради радости Иисусовой и своего собственного спасения) и противоположное по своим намерениям (целям) самоунижение, исполняемое по заповедям человеческим (ради лести, подхалимства, коварства, подлости, страха, малодушия, в следствие комплекса неполноценности и пр., приводящих человека к собственной духовной погибели)... 
  Правильное самоукорение св. отцы называли и самообличением - т. е. обличением самого себя...
 
  Возрастает человек в самоукорении/самоосуждении покаянием в тщеславии, осуждении ближнего и через усердную жизнь по всем заповедям Христовым, смиряющую его...
 
 
 Замечательным материалом на данную тему являются соответствующие лекции проф. МДАиС Осипова А. И. с его официального сайта, глава о самоукорении свт. Игнатия Брянчанинова, "Обличение себе самому и исповедь" прп. Ефрема Сирина, поучение прп. аввы Дорофея с сайта Святоотеческое наследие, статьи игум. Нектария (Морозова), еп. Авидского Кирилла с сайта Православие.Ру, соответствующие же материалы с сайта Азбука веры и соответствующая же статья протоиер. А. Ткачева с сайта Православие и мир...

 





 

                                                 ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ !
 
     
 
                                                                                                                                                                                                       
Категория: Добродетели | Добавил: samcfv (21 Авг 12)
Просмотров: 674

Поиск