"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

Молитва Иисусова (аудио) [1]О главном... [25]
Добродетели [66]Пороки [89]
Вопросы и ответы [163]Дневники [45]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Добродетели

Мироотречение (Беззаботность правильная)


  - радование Христа исповеданием как ничтожности/незначительности временного/материального/суетного/земного/человеческого/преходящего/внешнего/телесного/тварного/злого/вредного (т. е. ненавистью к "миру сему"), так и значимости/главенства духовного/бесконечного/небесного/доброго/полезного/божественного - Господа Иисуса Христа…






   "33 Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником. 
  (Лк. 14)"
  "36 Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда. 
  (Ин. 18)" 
  "15 Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир (образ зла - от авт.), в том нет любви Отчей.
   (1 Ин. 2)"
  "19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
  20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
  21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.
  24 Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.
  25 Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?
  26 Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?
  27 Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?
  28 И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут;
  29 но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них;
  30 если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!
  31 Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?
  32 потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.
  33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.
  34 Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы.
  (Мф. 6)"
  "18 Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.
  19 Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. 
  (Ин. 15)"
  "1 Созвав же двенадцать, дал силу и власть над всеми бесами и врачевать от болезней,
  2 и послал их проповедывать Царствие Божие и исцелять больных.
  3 И сказал им: ничего не берите на дорогу: ни посоха, ни сумы, ни хлеба, ни серебра, и не имейте по две одежды;
  4 и в какой дом войдете, там оставайтесь и оттуда отправляйтесь в путь.
  5 А если где не примут вас, то, выходя из того города, отрясите и прах (образ их зла - от авт.) от ног ваших во свидетельство на них.
  (Лк. 9)"
  "31 Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы.
  32 Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром.
  (1 Кор. 11)"
  "2 Если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном.
  (Кол. 3)"
  "37 Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты; 
  (Пс. 118)"
  "11 Богатство от суетности истощается, 
  (Прит. 13)"
  "2 Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, – все суета!
  14 Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все – суета и томление духа! 

  3 Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем?
  8 Все вещи – в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.
  9 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
  10 Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.

  (Екк. 1)"
  "1 Сказал я в сердце моем: «дай, испытаю я тебя весельем, и насладись добром»; но и это – суета!
  2 О смехе сказал я: «глупость!», а о веселье: «что оно делает?»
  3 Вздумал я в сердце моем услаждать вином тело мое и, между тем, как сердце мое руководилось мудростью, придержаться и глупости, доколе не увижу, что хорошо для сынов человеческих, что должны были бы они делать под небом в немногие дни жизни своей.
  4 Я предпринял большие дела: построил себе домы, посадил себе виноградники,
  5 устроил себе сады и рощи и насадил в них всякие плодовитые дерева;
  6 сделал себе водоемы для орошения из них рощей, произращающих деревья;
  7 приобрел себе слуг и служанок, и домочадцы были у меня; также крупного и мелкого скота было у меня больше, нежели у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме;
  8 собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; завел у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих – разные музыкальные орудия.
  9 И сделался я великим и богатым больше всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; и мудрость моя пребыла со мною.
  10 Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им, не возбранял сердцу моему никакого веселья, потому что сердце мое радовалось во всех трудах моих, и это было моею долею от всех трудов моих.
  11 И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!
    20 И обратился я, чтобы внушить сердцу моему отречься от всего труда, которым я трудился под солнцем, 

  (Екк. 2)"

 





  "Живи, помышляя о том, что жизнь твоя кончится – и ты не будешь привязан к этой жизни. Живи, помышляя о вечности, которая последует за временной жизнью – и будешь жить по-христиански. Живи так, как будто тебе сегодня умереть; действуй так, как будто ты вечно жить будешь. Дорожи временем. Оно дороже золота: им покупается блаженная вечность. Лови минуты, чтобы уловить годы и не упустить всей жизни. (Еп. Мелитопольский Кирилл)"
  "Люди, сильно предавшиеся житейским попечениям, подобно откормленным птицам, понапрасну имея у себя крылья, влачатся по земле вместе со скотами. (Свт. Василий Великий)" 
  "Не надо отдавать своего сердца материальному. Есть люди, которые отдаются материальному без остатка, а о Боге они не думают совсем. Не отдавайтесь материальному всем своим существом, всем своим внутренним потенциалом и сердцем. В противном случае человек становится идолопоклонником.
  Насколько это возможно, не отдавайте работе своего сердца. Отдавайте ей свои руки, отдавайте ей свой рассудок. Не отдавайте сердца ничтожному, бесполезному. Иначе как оно потом взыграет о Христе? Когда сердце во Христе, тогда освящается и работа. И сам человек сохраняет тогда внутреннюю душевную свежесть сил и испытывает настоящую радость. Используйте свое сердце правильно, не тратьте его понапрасну. Сейчас такое время, что мы знаем много молитв, но молимся мало. Едим постную пищу, но не постимся. Копим сведения о духовной жизни, а опыта ее не имеем. Исповедуем грехи, но не каемся. Ходим в храмы и стоим на службах, но душа не смиряется перед Творцом. Все это от того, что сердце закрыто. Оно должно открыться, чтобы впустить Христа. Даже если у христианина нет славы, почестей или денег, у него есть Христос. (Прп. Паисий Святогорец)"
  "Бог требует не того, чтобы мы одним только телом вышли из мира и убежали в лес, а чтобы умом вышли из мира. Я мог бы оставаться в шуме мира, как делал это святой Феодосий, зачинатель общежительного монашества, но его видели молящимся, подобно огненному столпу, посреди мира. У него за трапезой питалось по три тысячи нищих в день, и он прислуживал им за столом. И его видели посреди мира таким, словно он был в самой глухой пустыне, ибо он был совершенным. Он уже не обращал внимания на относящееся к миру сему, а смотрел только на горнее. (Архим. Клеопа (Илие))"
  "Всё Евангелие нас учит отречению от жизни по плоти и исповеданию духовному. Поэтому те, кто умерли ради Бога в этом веке, имеют скорби, многие страдания, печали, испытывают гонения и с радостью переносят многоразличные искушения. (Архим. Иосиф, Ватопедский)"
  "Мир - это боль, и если ищешь от неё избавление - ищи Христа, ибо в Нём одном не только избавление от боли, но и обретение истинной Жизни в невыразимом беспредельном покое. (Прп. Симеон Афонский)"
  "Будем желать, это позволено нам Богом, – будем желать и благ временных, но без страсти, без привязанности к ним; будем испрашивать их у Господа, но без настойчивости и нетерпеливости; будем трудиться для их приобретения, но без излишней заботливости, и, когда Ему будет угодно, расстанемся с ними без сожаления и сетования. В какой мере кто добровольно лишает сам себя мирских благ, в такой сопровождает его Божие милосердие. (Прп. Исаак Сирин)"
  "И в мир ничего не вносим, и из мира ничего не вынесем. Нагим вступает человек в земную жизнь, а выходит из неё, покинув и само тело. Не очень ищи себе утешения в том, что дано тебе на очень малое время, но истинного утешения в Боге - это утешение навсегда при тебе останется. (Свт. Димитрий Ростовский)"
  "Отбрось временное - получи вечное.Отдай малое - и получи великое. (Прп. Иосиф Волоцкий)"
  "Непостоянна, о, душа, здешняя жизнь, нет ничего в ней верного, вся она исполнена скорбей и об­мана. Слава и всякое сладкопитание, богатство, вожделен­ная красота, — все это как цвет весенний со временем проходит и пропадает. Вот ты прославилась, хорошо питалась, наслаждалась, одержала знаменитые победы, прожила много десятков лет; а после этого что? — Червь и гниение, отвратительный смрад и бесчисленные страшные мучения в преисподней. (Прп. Максим Грек)"
  "Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, только чуть одной точкой касается земли, а остальными непрестанно вверх стремится; а мы, как заляжем на землю, и встать не можем. (Прп. Амвросий Оптинский)"
  "Делай всё ради Бога, а не ради чего-нибудь временного, и Господь никогда не оставит тебя и труды твои не забудет. (Прп. Иосиф Оптинский)"
  "И сам ты по опыту знаешь, сколько скорбей и развращения имеет этот мимоходящий мир, и сколько лютого зла причиняет он любящим его, и как насмехается, отходя от рабствовавших ему, сладким являясь им, когда ласкает вещами их чувства, горьким оказываясь впоследствии. Ведь поскольку люди мнят блага его умножающимися, когда бывают удерживаемы им, постольку растут у них скорби. И кажущиеся его блага по видимости суть блага, внутри же исполнены многого зла. Поэтому имеющим поистине благой разум мир ясно показывает себя – да не будет возлюблен ими. (Прп. Нил Сорский)"
  "Мы любим называть отцами преподобных как бы их чада. Но живя беспечно и согласно с духом мира сего, показываем себя чуждыми их и печалим тем преподобных и лишаемся их молитв, ибо что пользы вопиять: преподобне отче Серафиме моли Бога о нас! И в тоже же время думать об угождении плоти, мечтать о страстях. Чрез то скорее можно навести на себя осуждение, чем благословение. Вообще безумие в жизни стало чем-то обычным и естественным, таково лукавое время ныне. На мирской карусели опасно кататься, может понравиться и не заметишь как и жизнь пройдет.
  Что есть человек? “Яко сень дни его проходят”, - сказано в Писании. Так на что каждый из нас тратит свою жизнь? Часто на земное, а не на приобретение Царства Небесного. И мне кажется, враг лукавый ни о чем так не заботится как украсть у человека время, чтобы сделать его пустым для Бога, развернуть человека в противоположную Царству Небесному сторону. Показать какую-нибудь ложную миражную цель, чтобы человек убивал все свои силы, теряя время, и с каждым шагом шел в обратную сторону от своего спасения. 
  И какая печальная картина, когда и христиане вместо очищения своей души и возношения к Богу ума и сердца, борются за что угодно только не за исполнение Заповедей Божиих в своей душе: за форму паспортов, часами и сутками плачут и каются в убийстве Царя, которого никогда не убивали. Отчего так происходит, что враг так легко низвергает нас в грех? Именно от того, что не вменяем себя распятыми для мира, а приспосабливаемся к миру, уживаемся с его законами и порядками, принимаем как должное ненормальные отношения, гордость, спесь, страсти. Распяться миру - значит жить по заповедям Христовым и по образу жизни Его. А если будем соглашаться с духом времени, то затухнем и не поймём, как и когда это случилось
  Если с души соскрести мирской дух и понятия, заскорузлость греховной жизни, а главное разрушить веру в законность жизни расслабленной и тусклой, то и начнётся новая жизнь, евангельская и чистая. Насколько мы отказываемся от земного, настолько же мы получаем Небесное. Оставляя помыслы земные, мы просвещаемся мыслями Божественными. Так же и ощущения сердечные: когда отвергаем нечистые, то ощущаем чистые и освященные желания и устремления.
  И так изменяется наш образ жизни - это и есть наше поприще и путь спасения. Как сказано о великом Иоанне Молчальнике: «чем больше он удалялся суеты и мирских бесед, тем больше приближался к Богу». Также о Блаженном Иоанне повествуется, что еще прежде своего затвора у него был обычай не взирать на женщину. 
  Часто бывает, что заботы житейские занимают у нас слишком важное и не подобающее им место, и помысел телесного служения возлежит в сердце на почетном месте. Тогда ум, оный домоправитель душевный должен сказать ему: "Друг, сядь пониже и уступи место честнейшему тебя" то есть помыслу духовному и Богоугодному. (Записки православного монаха)"




"Цель жизни - не благобытие земное, а блаженство по смерти в другой жизни. Удалиться от мира не то значит, что бежать от семейства, или от общества, а оставить нравы, обычаи, правила, привычки, требования, совершенно противоположные духу Христову, принятому и зреющему в нас.
(Свт. Феофан Затворник)"





"О, если бы очи наши были устремлены всегда к Богу! А то мы только в нужде и беде обращаем очи свои ко Господу, во время же благоденствия очи наши обращены к миру и суетным его делам. Христианин! Не забывай, что ты гражданин Неба и Отечества Небесного, что ты находишься в воинстве духовном. Не имей пристрастия не только к пище и питию, к одежде, к просторному и благоукрашенному жилищу, к богатой утвари домашней, но и к своему здоровью, даже к своей жизни не имей ни малейшего пристрастия, предав жизнь свою в волю Господню. Пристрастие ко временной жизни, к здоровью, ведет ко многим уклонениям от заповедей Божиих, к потворству плоти, к нарушению постов, к уклонению от добросовестного выполнения обязанностей службы, к унынию, нетерпению, раздражительности.
(Св. прав. Иоанн Кронштадтский)"
 


  "Но внемлите, прошу вас, мудрствуйте небесная, ищите божественного, стремитесь к горнему и ничего другого не заботьтесь стяжать кроме того. Ей, молю вас, презрим все видимое, отринем все человеческое, отреем все страстное, да получим настоящие и будущие блага силою Господа нашего Иисуса Христа, Коему подобает всякая слава, честь и поклонение со безначальным Его Отцем и Всесвятым, благим и животворящим Его Духом ныне и присно, и во веки веков. Аминь.
   Мы же, монахи, такие то есть, которые, подобно мне, ленивы, нерадивы и грешны, - что мы постраждем тогда? Какой стыд, какие муки обымут нас, когда увидим тех, которые в жизни сей имели жен и рабов и рабынь, веселящимися в царствии небесном вместе с женами и детьми своими? Когда увидим тех, которые исправляли разные должности и обладали богатством, угодившими Богу? Или, короче сказать, - когда увидим всех тех мирян, которые исправляли всякую добродетель и жизнь свою проводили в покаянии и слезах, со страхом Господним, стоящими в веселии светлости праведных? - Когда помыслим, что мы, которые оставили отцов и матерей, братьев и сестер и весь вообще мир для спасения душ своих, - некоторые же из нас оставили чины, богатство и все другие блага мира сего, - и, удалившись из мира, сделались нищими и монахами для стяжания царствия небесного, за свое нерадение и леность и за поблажку худым похотям своим, сами себя довели до того, что нас отбросили ошуюю вместе с блудниками и прелюбодеями и со всеми жившими непотребно в мире сем, тогда - увы нам! - какой страх и трепет и какой стыд покроет нас?!
  Поверьте мне, братие, что этот стыд будет для нас мучительнее всякого мучения грешных мирян. Когда я, отвергшийся мира и всего мирского, стану наряду с грешными мирянами, которые имели жен и детей и были озабочиваемы делами мирскими, чтоб равной вместе с ними подвергнуться муке, а они, обратившись и увидев меня вместе с собою, скажут: и ты, монах, оставивший мир, здесь вместе с нами стоишь? Как же это, как? - Тогда чем имею защититься пред ними и что сказать им? Кто может, братия мои, описать как следует словом ту великую скорбь, какою я имею объят быть тогда? Конечно никто. Да и что сказать и чем защититься?
  Оставили мы, монахи, мир и все, что в мире, но не отвратились от него всею душою; между тем то и есть истинно удаление от мира и всего мирского, когда кто, убегши от мира, возненавидит все мирское. И что есть мир? - Послушай. Не есть он ни сребро, ни злато, ни лошади, ни мулы, ни яства, ни вино, ни хлеб, потому что все, что необходимо для поддержания телесной жизни, употребляем и мы, монахи, едим и пьем, сколько потребно. Не есть он ни дома, ни поля, ни виноградники, ни загородные жилища; а что же есть? Грех, пристрастие к вещам и страсти. А яже в мире что суть? Пусть это скажет нам Иоанн Богослов, возлюбленный ученик Христов: не любите мира, ни яже в мире... яко все, еже в мире, похоть плотская, похоть очес и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть.
  Почему, если мы, удалившись от мира и оставивши его, не соблюдаем этого, что нам пользы от одного удаления? Из какой бы части мира мы ни вышли и в какую бы страну ни переселились, везде встретим те же вещи и те же нужды, потому, будучи человеками, куда ни пойдем, нигде не можем жить иначе, как живут человеки, яко человеки. Где бы мы ни находились, везде нам необходимо потребное для тела, и кроме того, везде встретим жен, детей, вино, всякого рода плоды и прочее. Так уж устроена жизнь наша. Итак, от всего этого не убежишь, а от чего убежать можно? От пристрастия к сему. Тогда и греха легко избежать.
  Если же мы имеем похоть плоти, похоть очес и парение помыслов, то как, находясь среди всего этого, избежать нам греха и не подвергнуться уязвлению от стрел его? Но я знаю очень хорошо, что многие и в древние, и в нынешние времена сохраняли и сохраняют себя неуязвленными от него, и, находясь среди вещей и дел мирских, среди попечений и забот житейских, проводили и проводят жизнь в совершенной чистоте и святости, следуя указанию святого Павла, который говорит: время прекращено есть прочее; да имущии жены, яко не имущии будут... и купующии, яко не содержаще... преходит бо образ мира сего.
  Посему и о прочем разумевай, то есть кого бесчестят и обижают и тем подвигают на гнев, тот пусть не гневается; кого хвалят, тот пусть не держит в уме своем того, что говорят в похвалу ему; кто побуждается сделать кому отмщение, тот пусть будет в мире как мертвый всем сердцем своим, и прочее. Кто раз сделался таковым, тот прочее пусть усердно ревнует о том, чтоб уж и всегда соблюдать себя беспечальным даже о самой жизни тела. Таковыми были и во всякое время бывают те, которые усердно подвизаются.
Если мы не подвизаемся сделаться такими и проводить такую жизнь, то что скажем тогда на будущем суде? Что презрели славу и богатство? Но Господь скажет нам: но вы не оставили зависти, спорливости и задора. А что это отстраняет и отделяет нас от Бога, об этом говорит Апостол Иаков: аще зависть горьку имате и рвение в сердцах ваших (есть и доброе рвение, когда кто ревнует другому с доброю целию, то есть чтоб и самому делать то добро, которое видит в брате своем), не хвалитеся, ни лжите на истину.
  Несть сия премудрость свыше низходящи, но земна, душевна, бесовска. Идеже бо зависть и рвение, ту нестроение и всяка зла вещь. Немного после опять говорит он: просите, и не приемлете, зане зле просите, да в сластех ваших иждивете, и к сему прибавляет: прелюбодеи и прелюбодейцы, не весте ли, яко любы мира сего вражда Богу есть?. И подумай, не сказал он, что мир только есть враг Богу, но и любы мира, потому что из-за нее бываем мы прелюбодеями и прелюбодейцами. А что это истинно, послушай Самого Христа Господа, Который говорит: всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем. И в другом месте сказано: не пожелай, елика суть ближняго твоего.
  Из сего явно, что не тот только удаляется от Бога и бывает врагом Ему, кто делом совершает грех, но и тот, кто любит его и похотно желает какой-либо вещи, то есть имеет пристрастие и привязанность к чему-либо земному и мирскому, потому что в этом и состоитлюбы мира. Почему, пусть кто наг и лишен всего земного и мирского и явно не делает никакого греха, но имеет любовь и пристрастие к сему, то он враг Богу, как говорит и Иоанн Богослов: аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем. Но и Господь наш Иисус Христос говорит: возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим, так что кто имеет расположение, пристрастие и привязанность к чему-либо другому, тот уже не исполняет сей заповеди.
  Мы же, бедные и несчастные, оставили то, что велико, славно и высоко в мире, а сделавшись монахами, любим кто рясы светлые, кто другие одежды красивые, кто пояса, кто обувь, кто яства и пития сладкие, кто ножи и прочие орудия или другие вещи, еще более ничтожные, из-за которых отпадаем от любви к Царю всех Христу и становимся врагами Ему, не чувствуя того. Почему если не покаемся в этом как должно и не отторгнем от души нашей всякой злой похоти и всякого лукавства, спорливости, задора и гордости, то всеконечно осуждены будем в огнь вечный, вместе с мытарями, блудниками, грешниками и с теми богачами, которые жили нечисто.
  Восприимем же подвиг, братия мои, и начнем творить всякую добродетель, всякое же худо и всякую страсть отвергнем от всей души, возненавидим всякую вещь, и большую, и малую, которая подвергает опасности души наши, и будем употреблять только такие, которыми не был бы занимаем ум наш и не услаждалось сердце, чтоб не попасть ошуюю вместе с грешными мирянами, из-за таких ничтожностей, и не увидеть братий наших и отцов стоящими одесную Бога и нас осуждающими, - не увидеть, говорю, грешным игуменам каждого монастыря игуменов, Богу угодивших в тех же монастырях; грешным диаконам - таких, которые просияли, как светила, в таком же диаконстве; грешным послушникам и рукодельникам - таких, которые, тем же занимаясь или проходя еще и низшие послушания, явились святыми и за то увенчаны наряду со святыми мучениками; осквернившим юность свою плотскими грехами не увидеть сохранивших сию юность в чистоте; мужам, падшим по нерадению своему, не увидеть таких, которые терпели брань плотскую от юности до престарения, и, однако ж, сохранили целомудрие свое; старикам, до конца жизни творившим дела несмысленных детей, не увидеть таких, которые в старости покаялись или даже сделались монахами и в короткое время, под действием страха Божия, отсекли злой навык, укоренившийся с юношеского возраста; которые смеялись - таких, которые плакали; которые безвременно ели и пили до сытости и пресыщения - таких, которые и в определенное время не вкушали вдоволь; которые проводили время в утехах и весельях - таких, которые всегда были печальны и унылы, воспоминая страшный день суда и грехи свои; которые, оставя богатство и славу, пришли и сделались монахами и, однако ж, нисколько не хотели подчиняться и смиряться - таких, которые пришли к нам от бедноты, но пожили с нами в смиренном послушании и за смирение свое соделались светлейшими и славнейшими многих царей и патриархов, стоящих там же вместе с ними одесную. 
(Прп. Симеон Новый Богослов)"

 
Преподобный Симеон Новый Богослов


 "Мир лежит во зле, мы должны знать об этом, помнить это, преодолевать насколько возможно. Истинно любящий Бога считает себя странником и пришельцем на земле этой; ибо в своем стремлении к Богу душою и умом созерцает только Его одного.
(Прп. Серафим Саровский)"

 



"В этом мире каждый пользуется землёй, как путник пользуется гостиницей – единственное его богатство это благочестие и добродетель, которое он возьмёт с собой. Если презришь всё мирское, будешь драгоценнее целого мира. 
(Свт. Иоанн Златоуст)" 
 



  "Чем больше прохожу путь жизни и приближаюсь к концу его, тем более радуюсь, что вступил в монашество, тем более воспламеняюсь сердечною ревностию достигнуть той цели, для которой Дух Святой установил в Церкви монашество.
  Монашество не есть учреждение человеческое, а Божеское, и цель его, отдалив христианина от сует и попечений мира, соединить его, посредством покаяния и плача, с Богом, раскрыв в нем отселе Царствие Божие. Милость из милостей Царя царей, когда Он призовет человека к монашеской жизни, когда в ней дарует ему молитвенный плач и когда причастием Святого Духа освободит его от насилия страстей и введет в предвкушение вечного блаженства. Людей, достигших сего, случилось видеть.
  Но что приобрели прочие люди, гонявшиеся за суетою в течение всей своей земной жизни? Ничего, а если и приобрели что временное, то оно отнято у них неумолимою и неизбежною смертию, которая оставила при них одни грехи их. Посему велика милость Божия к тому человеку, которого сердце не вполне прилепилось к земле и которого Бог призывает к монашеской жизни таинственным призванием: днесь, аще глас Его услышите, не ожесточите сердец ваших.
  Когда в настоящей жизни увидишь что-либо хорошее и великое, тогда подумай о небесном царстве, - и убедишься, что виденное тобою ничтожно. Когда увидишь что-либо страшное, то подумай о геенне, - и ты посмеёшься над тем. 
(Свт. Игнатий (Брянчанинов))"

 

 

  "Тысячи лет века сего в сравнении с нетленным миром и веком - то же, как если бы из всего песка морского взять одну песчинку. Рассмотри сие таким еще образом. Пусть будет возможно тебе одному стать царем всей земли, - одному овладеть всеми сокровищами вселенной; положим еще, что начало бытия людей есть также начало и твоего царствования, а концом его будет изменение и претворение всего видимого и целого мира; что же? Если предоставят тебе выбор; ужели на сие царство променяешь ты царство истинное, постоянное, вовсе не имеющее в себе ничего преходящего и разрушаемого? Не думаю сего, если имеешь ты способность рассудить, и хорошо вникнуть, что для тебя полезно.
  Ибо сказано: какая польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит? Знаем, что заменить ее ничто не может: потому что душа одна сама по себе (не говорю уже о царстве небесном) много дороже целого мира и мирского царства. Называем же душу драгоценнейшею потому, что Бог благоволил в единение и общение с Духом собственного Своего естества ввести не другое какое-либо существо, или небо, или солнце, или звезды, или море, или землю, или иную какую видимую тварь, но только одного человека, которого возлюбил паче Своих тварей.
  Посему, если на самое великое в мире, разумею сказанное выше богатство и обладание всею землею предоставляемое одному человеку, судя здраво, не променяем царства вечного; то на каком основании многие равноценным почитают оное вещам ни к чему негодным и самым обыкновенным, например, какому-нибудь пожеланию, малой славе, невеликой выгоде и чему-либо подобному?
  Ибо что любит кто, и чем бывает связан, в сем веке, на то, без сомнения, и обменивает небесное царство; а что всего хуже, то признает богом, как сказано в одном месте: имже кто побежден бывает, сему и работен есть. Посему, надлежит совершенно, всецело притечь к Богу, к Нему прилепиться и распяться душею и телом, ходя во всех святых Его заповедях. 
  А если это так; то ужели почтешь справедливым, чтобы сия тленная слава и однодневное царство и все прочее, подобно сему временное, желающими того приобретались со многими трудами и потами, а бесконечное царствование со Христом, приобретение оных неизглаголанных благ, были так малоценны и легки, что желающий преуспевал бы в сем без трудов и усилий.
  Разумей, что отречься себя значит во всем предать себя братству, не водиться ни в чем своею волею, и не быть господином чего бы то ни было, кроме единой ризы, чтобы человек, соделавшись вполне независимым, с радостью мог держаться только предписываемого ему, и подобно невольнику вести себя со всеми, а тем паче с настоятелями, повинуясь рекшему Христу: иже аще хощет в вас быти первый и вящший, пусть будет слугою всем, и последним, и рабом, не домогаясь ни чести, ни славы, ни похвалы, не пред очима точию работая, аки человекоугодник, но почитая себя обязанным во всем услуживать братии в любви и простоте.
  Надобно представить себе, сколько вожделенно и привлекательно для людей лицезрение царя земного, и всякому, кто приходит в город, где пребывает царь, желательно видеть, по крайней мере, драгоценные и великолепные одежды его; и разве только живущие духовно нерадят о сем и невысоко ценят сие, потому что уязвляются другою красотою и вожделеют иной славы.
  Если же людям плотским так вожделенно лицезрение царя смертного; то не тем ли паче многолюбезно лицезрение Царя бессмертного тем, на кого уканула некая капля благого Духа, и чье сердце уязвила Божественная любовь? Посему-то отрешаются они от всякой приязни в мире, чтобы можно им было непрестанно иметь в сердце оную божественную любовь и не иметь никакой другой предпочтительно пред нею.
  Впрочем весьма немного таких, которые бы к доброму началу приложили такое же и окончание, и до конца пребыли непреткновенными. Многие приходят в сокрушение, многие делаются причастниками небесной благодати и уязвляются Божественною любовию; но, не перенеся встретившихся трудов и искушений, какие строит лукавый с многоразличными и разнообразными кознями, остаются они в мире, погружаются в глубину его, по причине изнеженности и немощи духа, или по пристрастию к земному.
  А те, которые намерены совершить течение до конца в безопасности, не терпят, чтобы иная приверженность и иная любовь примешивались к оной небесной любви. Но душа, истинно направившая стремление свое ко Господу, к Нему обращает все желание, отрекается себя самой, и не следует хотениям собственного своего ума. 
  Правдолюбцу и боголюбцу, - который вкусил небесной сладости, имеет в душе своей насажденную и срастворенную благодать, и всецело предал себя изволениям благодати, - все в веке сем бывает ненавистно; потому что он поставлен выше всего, что есть в мире.    
  Наименуешь ли золото, или серебро, или почести и славу, или ублажения и похвалы, - ничем таковым не может он быть уловлен; потому что опытно изведал иное богатство, иную честь, иную славу, питает душу нерастленным удовольствием, имеет ощущение и полную удостоверенность по общению Духа. Он столько же отличен от людей разумением, ведением и рассудительностию, сколько разумный пастырь отличается от бессловесных овец; потому что причастен он иного Духа, иного ума, иного разумения, и иной мудрости, отличной от мудрости мира сего.
  Сказано: премудрость же глаголем в совершенных, премудрость же не века сего, ни князей века сего престающих, но глаголем премудрость Божию в тайне. Посему-то такой, как сказано, во всем отличен от всех людей, имеющих дух мира, и разумных, и мудрых, и, по написанному, востязует всех.
  Он знает о каждом, откуда взятое говорит он, на чем остановился, и где находится; его же познать и о нем судить нет возможности ни кому из имеющих дух мира, а может только тот, в ком есть подобный Дух Божества, по слову божественного Апостола: Духовная духовными сразсуждающе. Душевен же человек не приемлет, яже суть Духа Божия, юродство бо ему есть: духовный же востязует вся, а сам ни от единаго востязуется. 
  Сего же Всесвятого Духа невозможно приять иначе, разве кто, устранившись от всего, что есть в веке сем, посвятит себя исканию любви Христовой, чтобы ум, освободившись от всех забот о вещественном, устремлен был к сей только одной цели, и таким образом, сподобился быть в един Дух со Христом, как говорит Апостол: прилепляяйся Господеви, един дух есть.
  Душе же, всецело привязанной и пристрастившейся к чему-нибудь в веке сем, например к богатству, или к славе, или к мирской приязни, невозможно будет избежать и миновать тьмы лукавых сил. Иной входит преклонить колено, – и сердце его исполняется Божественной действенности, душа веселится с Господом, как невеста с женихом, по слову Пророка Исаии, который говорит якоже радуется жених о невесте, тако возрадуется Господь о тебе.
  И иногда во весь день чем-нибудь занятый на один час посвящает себя молитве, – и внутренний его человек с великим услаждением восхищается в молитвенное состояние, в бесконечную глубину оного века, так что всецело устремляется туда парящий и восхищенный ум.
  На это время происходит в помыслах забвение о земном мудровании; потому что помыслы насыщены и пленены Божественным небесным, беспредельным, непостижимым, и чем-то чудным, чего человеческим устам изречь невозможно. В этот час человек молится и говорит: "о, если бы душа моя отошла вместе с молитвою!
(Прп. Макарий Великий)"

 

Преподобный Макарий Великий. Икона

 

  "Презирай все мирские вещи (привязанность к ним/многозаботливость о них - от авт.) и удаляйся их (чрезмерного их употребления - от авт.), потому что они (устремлённость/любовь к ним - от авт.) удаляют нас от Бога.
  Душа твоя да будет с Господом во всякое время, тело же твоё пусть будет на земле, как изваяние и истукан.
  Страх Божий всегда должен быть пред очами нашими; также память о смерти и неприязненное отвращение к миру и всему мирскому.
  Возненавидь всё мирское, и отдали его от себя; иначе оно само отдалит тебя от Бога.
  Ненавидь всё, в чем есть вред для души твоей.
    "Имея пред очами страх Божий, будем всегда помнить о смерти; возненавидим мир и все, что в нем; возненавидим всякое плотское успокоение; отречемся жизни сей, дабы жить для Бога.
  Будем помнить то, что обещали мы Богу: ибо Он взыщет сего от нас в день суда. Будем алкать, жаждать, наготеть, бодрствовать, плакать, воздыхать в сердце своем; будем испытывать себя, соделались ли мы достойными Бога; возлюбим скорбь, чтобы обрести Бога; презрим плоть, чтобы спасти душу свою. 
  Не подражай тем, кои заботятся о прохлаждениях мирских, иначе не в чем не будешь иметь успеха; но соревнуй тем, которые ради Господа скитались (и скитаются) в горах и пустынях, да придет на тебя сила свыше.
  Отстраним все, что доставляет покой плоти нашей; жизнь эту будем мало ценить, чтоб жить в Боге, Который в день суда потребует от нас, алкали–ль мы ради Его, жаждали–ль, терпели–ль наготу, сокрушались ли, стенали–ль из глубины сердца нашего, испытвали ли себя самих, достойны ли мы Бога.
  Итак, будем прилежать сокрушению и сетованию о грехах, чтоб обрести Бога; презрим плоть (чрезмерные плотские желания/потребности - от авт.), чтоб спасти души наши.
   Свободными почитай не тех, кто свободны по состоянию, но тех, кто свободны по жизни и нравам. Не должно, например, называть истинно свободными знатных и богатых, когда они злы и невоздержны, потому что такие суть рабы чувственных страстей. Свободу и блаженство души составляют настоящая чистота и презрение привременного.
  При каждой из душевных страстей, восстающих на тебя, помни, что те, которые право мудрствуют и желают постановить касающееся их (свою участь) на должном и прочном основании, считают для себя усладительным не приобретение тленного богатства, а истинную славу (на небесах). Вот что соделывает их блаженными.
  Богатство и скрадывается, и бывает отнимаемо сильнейшими, а добродетель душевная — одна есть стяжание безопасное и некрадомое, и при том такое, которое по смерти спасает стяжателей своих. Тех, кто так рассуждают, не увлекает призрачный блеск богатства и других утех.
   Стремящиеся к добродетельной и боголюбивой жизни ревнуют о добродетелях душевных, как о таком стяжании, которое составляет неотъемлемую их собственность и вечное утешение. Привременным же пользуются они лишь столько, сколько нужно и как дает и хочет Бог, употребляя его с веселием и всяким благодарением, хотя бы то было и очень умеренно. Ибо богатый стол питает тела, как вещественные, а познание Бога, воздержание, благость, благотворение, благочестие и кротость обожают душу.
   Муж умный, помышляя о сопребывании и общении с Божеством, никогда не прилепится ни к чему земному или низкому, но устремляет ум свой к небесному и вечному, зная, что воля Божия — сия вина всякого добра и источник вечных благ для людей, — есть та, чтоб человек спасся.
   Ведающие Бога исполнены бывают всякими благими помышлениями и, вожделевая небесного, презирают житейское. Но таковые не многим нравятся; так что за это они не только бывают ненавидимы, но и подвергаются поруганию многими из несмысленных. Они готовы терпеть крайнюю бедность, зная, что кажущееся для многих злом для них есть добро. Кто помышляет о небесном, тот верует Богу и знает, что все творения суть дело воли Его, а кто не помышляет о том, тот не верит никогда, что мир есть дело Божие и сотворен для спасения человека.
  В чем кто находится поневоле и неохотно, то для него есть темница и казнь. Итак, будь доволен тем, что есть у тебя; иначе, перенося (это состояние свое) без благодарения (с недовольством, неохотно), ты, не сознавая того, будешь тираном для себя самого. Но путь к сему один — презрение житейских благ.
   Будем ревновать о доброй и боголюбивой жизни не ради человеческой похвалы, но изберем добродетельную жизнь ради спасения души ибо каждодневно видится смерть пред глазами нашими, — и все человеческое ненадежно.
   Лишение житейских удобств людей мужественных и борцев соделывает достойными венцов от Бога. Итак, должно в жизни сей умертвить уды свои для всего житейского; ибо мертвый не будет уже заботиться ни о чем житейском.
  Истинный человек старается быть благочестивым. Благочестив тот, кто не желает чуждого ему; чуждо же человеку все сотворенное. Итак, презри все, так как ты образ Божий. Образом Божиим бывает человек, когда живет право и богоугодно, а этому быть невозможно, если не отстанет человек от всего страстного. 
  Удовольствие и радость чувствуем мы после того, как испытываем скорбное: ибо несладко пьет тот, кто не томился жаждою, несладко ест, кто не голодал, несладко засыпает, кого сильно не клонила дремота, не сильно чувствует радость, кто прежде не был в скорби: — так и вечными благами не насладимся мы, если не презрим маловременное.
  Ни один добрый не срамен. Кто не добр, тот, конечно, и зол, и телолюбив. Первоначальная добродетель человека есть презрение плоти (чрезмерных телесных потребностей - от авт.). Отрешение от благ привременных, тленных и вещественных по произволению, а не по бедности, соделывает нас наследниками благ вечных и нетленных.
  Умная душа, презирая вещественное стяжание и маловременную жизнь, избирает утешение небесное и жизнь вечную, которую и получит от Бога за доброе житие.
  Истинно, дети мои, я говорю с вами, как с мудрыми людьми, способными разуметь то, что я говорю, и вот, свидетельствую вам: если каждый из вас не возненавидит всю природу земного обладания и не отречется от него и от всех дел его всем сердцем своим, и не прострет руки сердца своего к Небесам, к Отцу всех, — тот не будет спасен. Если же он сделает то, что я сказал, Господь смилуется над ним за труд его, и дарует ему тот невидимый огонь, который выжжет в нем все нечистое, и начальный дух наш очистится; и тогда Дух Святый будет обитать в нас, и Иисус будет пребывать с нами, и так мы сможем поклоняться Богу, как нам подобает. Но пока у нас мир со всеми природами мира сего, мы — враги Богу, и Ангелам Его, и всем святым Его.  
  Когда Божественная благодать не находит препятствий своим действиям в сердце человеческом, то она постепенно искореняет в нём все страсти — как те, которых семя скрывается в теле человеческом, так и те, которые рождаются собственно в сердце. Она просвещает взоры человека, чтобы они были светлы и чисты и чтобы в них не было ничего помрачающего или ослепляющего их; исправляет слух его, чтобы человек обращал оный только ко гласу истины, а не к клевете или поношению и чтобы особенно приклонял оный к воплям угнетенных и несчастных; освящает и язык его, чтобы он говорил всегда истину, полезное и назидательное для других. Ибо человек часто впадает во многие грехи единственно потому, что не обуздывает языкá своего. 
  Когда человек укрепится в благодати, то обращает внимание на каждое слово свое, чтобы в словах его не видно было никакого чувственного желания, но чтобы вси глаголы уст его, как говорит Соломон, были с правдою, и ничтоже в них былостропотно или развращено, чтобы язык его, как язык премудрых, исцелял других.
  Человек, истинно удалившийся от мира и обратившийся к Богу, наблюдает строгое воздержание в пище и питии и никогда не увлекается примером тех, которые не сохраняют сей добродетели так, как говорит о сем Псалмопевец: "Гордым оком и несытым сердцем, с сим не ядях." Ибо он опасается, чтобы пища и питие не отяготили его и чтобы невоздержание не ослабило духовных сил его и таким образом не покорило власти врага. 
  Всё, доселе сказанное нами, относится к тем порочным пожеланиям души, которые рождаются в ней по причине соединения ее с телом. Сии пожелания всегда стремятся к тому, чтобы ослабить душу и подвергнуть ее власти духа злобы.
  В душé бывают и другие пороки, как то: гордость, ненависть, гнев, малодушие, нерадение и другие, подобные сим.
  Когда душа совершенно предается Богу, то Преблагий Бог дарует ей дух истинного покаяния и очищает ее от всех пороков, чтобы дух злобы не мог иметь власти над нею, ибо он всегда старается содержать ее в рабстве страстей и через то господствовать над нею.
(Прп. Антоний Великий)"

 

  

"Будь в миру, как Лот в Содоме, где все беззаконновали, но он им не подражал, и делал, что святой воле Божией угодно было: делай и ты так, не подражай тому, что злой мир делает. Лучше и несравненно лучше от единого бога любимым быть, нежели от всего мира. Оставь искать суету, пока она тебя не оставит. 
(Свт. Тихон Задонский)"

 

"Мир сей, подобен кораблю, украшенному великолепно, на который смотреть хорошо, но ездить в нем опасно. Великая буря свирепствует на житейском море. Сбросим с себя всё принадлежащие суетному миру, будем взывать молитвой к Богу, чтобы не потонуть в яростных волнах этой бури. Если человек не обнажится от мирских привязанностей извне и от страстей, которыми отягощена душа его внутри, он не может спастись от гибели в волнующемся море.
(Авва Исаия)"

 

 










 

  Отречение от мира (духовный смысл/содержание хранения Ветхозаветной субботы) противостоит обмирщению (нарушению/несоблюдению субботы):

  "13 Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святый день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым, и почтишь её тем, что не будешь заниматься обычными твоими делами, угождать твоей прихоти и пустословить, –
  14 то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца твоего: уста Господни изрекли это.
  (Ис. 58)"


  Так же как и обмирщение, мироотречение нельзя назвать пороком в строгом понимании этого термина, поскольку оно является неотъемлемой/важнейшей/фундаментальной частью православного мировоззрения - его основным выражением…
  Отречение от мира предполагает наличие и ума и воли Христовых в человеке…
  Нет истинного христианина без истинного мироотречения…
  Где нет мироотречения, там отсутствует и православие…
  Где отсутствует отречение от мира, там нет ни православия/христианства, ни Христа, ни истинного вхождения в Церковь как в Тело Христово, а значит – нет и Спасения…
  Яркими примерами мироотречения служат жизнеописания наших православных святых - напр., св. прав. Иоанна Кронштадтского, который в благодатные минуты своего самоотверженного пастырского служения писал, что "умер для мира, так же как и мир умер для него"...
  Умерщвление человека для мира - суть крайняя степень его мироотречённости (которое как и все другие духовные предметы имеет свои степени/силы, т. е. - относительно)...
  Абсолютную же степень мироотречённости продемонстрировал его Податель для всех истинных христиан - Господь Иисус Христос (примером всей Своей земной жизни, закончившейся Крестными страданиями даже до смерти)...
  Мироотречение в светской жизни не отрицает брака и стяжания (с любовью и рассудительностью – т. е. без роскошества)…
  Отречение от мира же в монашестве предполагает как безбрачие, так и нестяжание (опять-таки с любовью и рассудительностью)…
  Мироотречение призывает христианина к жизни не только и не столько по внешним/телесным заповедям Христовым, сколько по внутренним (прежде всего к покаянию)…
  Отречение от мира призывает человека отказаться от любви/стремления к временному/земному благополучию во всех его аспектах (вплоть до телесного здоровья) как к самоцели или к некоему наиважнейшему предмету по сравнению со спасением во Христе (по сравнению с Богом)…  
  Мироотречение является неотъемлемой составной частью смертной памяти и неотделимо от добролюбия, являющегося проявлением любви и поэтому её же и увеличивающее…
  Отречение от мира может иметь разные степени в человеке и формируется в нем через жизнь по заповедям Христовым, уподобляя Ему волю и ум…
  Уподобление же ума и воли Христу (православное мировоззрение) формирует у его носителя и соответствующую христианскую жизнь, взращивающую любовь к Иисусу и к ближнему как к самому себе…
  Любовь же позволяет её обладателю/носителю не иллюзорно только (внешне/телесно входя в часовни, храмы, монастыри и пр.), но внутренне – истинно войти в Церковь как в Тело Христово и спастись…
  Мироотречение (как процесс возрастания в мироотречённости) трудно переоценить (так же как нельзя сказать что-либо доброе об обмирщении/обмирщённости) в деле спасения человека…
  Как Царство Небесное не приходит приметным образом, так же и отречение от мира возрастает в человек/христианине постепенно – по мере его усердной (хотя усердие – тоже заповедь) жизни по всем заповедям Христовым (особенно по внутренним – с трезвением)…
 Хочется отметить, что как обмирщённость иллюзорно предполагает автоматическое спасение человека через некие внешние/телесные/ритуальные действия (заслуги), так же и мироотречение реально утверждает, что спасает человека только Спаситель (только того, кто любит Его) через его же собственную жизнь по заповедям Христовым, которая только и позволяет человеку стяжать эту самую спасительную любовь…
  Мироотречение развивается и в повседневной жизни христианина через дарение им любимых его предметов...
  Святоотеческая литература свидетельствует о примерах того, как древние св. отцы-отшельники предлагали своим грабителям (в пустыне!) забрать тот или иной незамеченный теми бытовой предмет (представьте только каково это - жить в пустыне без ножа, топора, огнива/кресала, посуды и пр.)... 
  Человек очень часто привыкает к тому или иному длительно употребляемому им предмету, привязываясь к нему (любя его/мир)...
  Мы сами очень любим старые джинсы, футболки и пр., оправдываясь бережливостью...
  Очень полезно для развития мироотречённости (как состояния) дарить свои любимые предметы (избавляться от них)...
  Чем дольше человек использует тот или иной предмет (как внутренний, так внешний), тем больше он к нему привязывается, тем дороже для него этот предмет становится, тем труднее от него избавиться... 
  В этом контексте очень примечательна соответствующая сцена их х/ф "Остров", где персонаж Петра Мамонова (очень уважаемого нами человека, но безрассудно боящегося внешних предметов: протезов/имплантов, чипов и пр.) сжигает любимые сапоги своего игумена и выбрасывает в море обожаемое(!) тем одеяло...
  Авва Дорофей в своих "Поучениях" также пишет о том, как он повелел своему послушнику подарить/отдать свой любимый нож...
  Не является исключением и весь этот земной мир, к которому как к некоей  совокупности предметов (как внутренних, так и внешних) человек не православный сильно привязывается в течение своего краткого (по меркам  бесконечности) телесного пути... 
  Св. Писание называет человека путником, пришельцем, прохожим, а землю и все что на ней - гостиницей, на которой не стоит заострять свое внимание (стремиться к ней, любить ее, прилипать к ней всей душою)...
  И св. ап. Павел писал, что он, забывая прошлое (земное/временное/мирское), весь устремляется своим вниманием (верой/надеждой/любовью) в будущее...
  Ибо где сердце человека (его любимые предметы) - там не только его внимание, но и душа после исхода из тела...
  Поэтому человеку так важно отречься от всего мирского (тем более от страстей) и устремляться к горнему - ко Христу через жизнь по Его заповедям... 
  И дарение любимых вещей (милостыня) очень полезно для человека...
  Но в народе существует циничная поговорка: "На тебе, боже, что Мне негоже"...
   Милостыня же предполагает на самом деле дарение не лишних предметов, а именно самых ценных/любимых для дарителя...
  Этот тезис/принцип является основой для понимания одной из историй в Евангелии, где вдова, положившая/пожертвовавшая две лепты (два любимых/дорогих своих предмета) в ящик для пожертвований при храме Соломоновом в Иерусалиме  - является образом христианина, подающего/дарующего нуждающемуся ближнему самые дорогие для себя (любимые) предметы... 
  Богачи же иудейские, жертвовавшие большие деньги, не были одобрены наблюдавшим за ними Христом, как образы людей, отдающих/дарующих лишнее/ненужное/худое (использующие пожертвование/милостыню как утиль/помойку)... 


  Замечательным материалом на данную тему являются соответствующие лекции одного из весьма и весьма немногих в наши последние времена проповедников необходимости мироотречения церкви проф МДАиС Осипова А. И. с его официального сайта и Слова 3-е, 63-е, 72-е, 79-е и 81-е прп. Симеона Нового Богослова (См. библиотеку сайта)…
  Ссылка прилагается:
  www.aosipov.ru

 




 

                                                ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ !

 

 

Категория: Добродетели | Добавил: sglouk (25 Дек 14)
Просмотров: 584

Поиск