"Ищите прежде Царствия Божия и правды Его"

Категории раздела

Молитва Иисусова (аудио) [1]О главном... [25]
Добродетели [65]Пороки [88]
Вопросы и ответы [163]Дневники [43]

Статистика

Форма входа

Логин:
Пароль:

Основной раздел

Главная » Статьи » Пороки

Память человеческая


  – огорчение Христа стремлением к воспоминаниям (суетным/преходящим/земным/мирским/человеческим/порочным)… 

 




 

  "14 Когда же увидите мерзость запустения, речённую пророком Даниилом, стоящую, где не должно, – читающий да разумеет, – тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы;
 
15 а кто на кровле, тот не сходи в дом и не входи взять что- нибудь из дома своего;
 
16 и кто на поле, не обращайся назад взять одежду свою.
  (Мк. 13)"
  "14 Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем,
  (1 Петр. 1)"
  "59 А другому сказал: следуй за Мною. Тот сказал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего.
  60 Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие.
  61 Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими.
  62 Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия.
  (Лк. 9)"
  "43 Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит;
 
44 тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным;
 
45 тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом.
  (Мф. 12)"

  "16 тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы;
  17 и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего;
 
18 и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои.
  (Мф. 23)"
  "32 По рассуждению человеческому, когда я боролся со зверями в Ефесе, какая мне польза, если мертвые не воскресают? Станем есть и пить, ибо завтра умрём!
  (1 Кор. 15)"
  "15 Когда взошла заря, Ангелы начали торопить Лота, говоря: встань, возьми жену твою и двух дочерей твоих, которые у тебя, чтобы не погибнуть тебе за беззакония города.
  16 И как он медлил, то мужи те [Ангелы], по милости к нему Господней, взяли за руку его и жену его, и двух дочерей его, и вывели его и поставили его вне города.
  17 Когда же вывели их вон, то один из них сказал: спасай душу свою; не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в окрестности сей; спасайся на гору, чтобы тебе не погибнуть.
  24 И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба,
  25 и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и [все] произрастания земли.
  26 Жена же Лотова оглянулась позади его, и стала соляным столпом.

  (Быт. 19)"
 
 "4 Пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти; а с ними и сыны Израилевы сидели и плакали и говорили: кто накормит нас мясом?
  5 Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок;
  6 а ныне душа наша изнывает; ничего нет, только манна в глазах наших.
  (Чис. 11)"
  "8 Все вещи – в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.
  9 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
  10 Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.
  11 Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.
  (Екк. 1)"
  "1 Грех Иуды написан железным резцом, алмазным острием начертан на скрижали сердца их и на рогах жертвенников их.
  2 Как о сыновьях своих, воспоминают они о жертвенниках своих и дубравах своих у зеленых дерев, на высоких холмах.
  3 Гору Мою в поле, имущество твое и все сокровища твои отдам на расхищение, и все высоты твои – за грехи во всех пределах твоих.
  4 И ты чрез себя лишишься наследия твоего, которое Я дал тебе, и отдам тебя в рабство врагам твоим, в землю, которой ты не знаешь, потому что вы воспламенили огонь гнева Моего; он будет гореть вовеки.
  (Иер. 17)"
  "24 Посему так говорит Господь Бог: так как вы сами приводите на память беззаконие ваше, делая явными преступления ваши, выставляя на вид грехи ваши во всех делах ваших, и сами приводите это на память, то вы будете взяты руками. 
  (Иез. 21)"
  "13 Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперёд,
  14 стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе.
  (Фил. 3)"






 

  "Когда наша память забывается и помысл начинает нести околесицу, очень хорошо, чтобы внимание ума поставило его на место, ведь наше внимание часто бывает нетрезвым. А иначе как бы допустило неполезные воспоминания? Итак нетрезвым внимание ума почитается тогда, когда мы мыслим о страстях и страстно. Соответственно и трезвым бывает оно, когда мыслим безстрастно и духовно, и наипаче во время молитвы. А кому проповедует помысл? Конечно чувствам сердечным. Если они внимают ему, это признак, что они еще больны страстями. Если бодрствуют и отвергают – значит начали исцеляться. Ну а внимание, как и трезвение, вообще нуждаются в упражнении и навыке. И в труде молитвенном.
  Бесы овладевают нашей памятью и умом и омрачают его ясность. Всем хорошо известно состояние, когда внезапно на ум приходят воспоминания сладострастные, греховные, с побуждением воли нашей пожелать их. Это и есть состояние когда бесы овладевают нашей памятью. От чего это случается? По небрежности нашей и невниманию, как там же говорит священноинок Дорофей. Чтобы избавится от сего и по возможности изжить, необходимо хранить внимание и упражнять его в нерассеянной молитве и изучении Священного Писания. Омрачению ума предшествует жизнь рассеянная. В то время светлость умная рождается от предшествовавшей ей собранности и внимания.
  Для безмолвствующего с рассуждением молитва Иисусова и есть евангельская жена, которая взявши метлу, т. е. труд молитвенный, и вжегши светильник ведения и Страха Божия, изметает дом душевный. Должно же нам очистить свою память от впечатлений страстных и сочувствия к ним, которыми мы засорили душу свою. Чистота же душевная и телесная и есть потерянная нами драхма, от обретения которой бывает радость в доме. И если от впечатлений греховных нужно очищаться пока не освободимся от них, то во время молитвы умной удаляемся умом даже от предметов простых и вещей видимых, сотворяя ум безвидным и простым. Вместе же с очищением памяти очищаются помалу и чувства сердечные от сочувствия ко греху. А по мере очищения чувств, помалу очищается мысль, становясь сперва иной по своему качеству, когда мысли страстные заменяются мыслями безстрастными и чистыми. После и эти умаляются и уменьшаются в количестве, до мыслей необходимых. И так помалу становится легче, мысль - чище, сердце - мирнее.
   В начале нашего делания ум наш непостоянный желает ходить по временам, по миру, видеть друзей и братьев духовных и пр. - особенно в периоды браней и уныния. Ум, как бескрылый птенец, ступает ещё по лицу земли, по выражению Аввы Исаака Сирина. 
  Это одновременно и немощь, и несовершенство, и хитрость бесовская. Но ты хитрость вражию побеждай хитростью своею. Если не можешь не вспомнить брата, то не ты ходи к нему мыслию, а он пусть мысленно же посетит тебя в пустыне. Ибо если умом пойдёшь в мир увидеть брата, то по хитрости вражией увидишь и многое другое - в уме своём вредное и распаляющее страсти. Но ты меньшим злом погаси большее. А после вновь принимайся за делание и помалу возрастай летать над земным, а не ходить по нему мыслию. А пока не выходи мыслью из леса, в котором живёшь - по рекам и просторам, по морю и иному простору, не заходи в мирские селения и дома. Храни ум чистым от мирских воображений.
  В Отечнике повествуется о некоем авве - что он помыслу своему не позволял выходить за стены келии. Мы же, как более слабые, не позволим хотя бы ходить в мирские дома и города. Делание это очень полезное и сильно облегчает брани - делает свободным ум и легкою мысль. И в свою меру может быть применимо и в общежитии (и в миру - от авт.), хотя и не с такой легкостью. А если наши окна и двери (чувства - от авт.) будут открыты настежь, то что удивляться, если в дом (в душу - от авт.) непрестанно будут залетать сор и пыль. Подобно и мысль наша, если будет ходить по торжищам как нарядная цыганка с плясаниями, то когда же станет она целомудренной? А не положив начала охранению, не найдёшь начала и восхождению.
  И поскольку я сказал неудопонятное слово о мысленном нас посещении, то поясню. Речь идёт не о мысленной беседе с помыслом, да не будет сего. Ибо под видом образов нередко покушается беседовать с умом враг наш. Речь идёт только о воспоминании и лицезрении, как часто и случается нам вспоминать близких нам; то лучше при том не воспоминать ни мира, ни его соблазнов. Речь о сохранении от вреда. Но лучше, чтобы и сии образы бывали редко и удалялись от нас, оставляя ум безвидным и молящимся."
 

"Прежние грехи, будучи воспоминаемы в своих образах (речь здесь идёт о способности воображения - от авт.) - вредят. Ибо если они приносят с собою печаль (неправильную/человеческую/бесовскую - от авт.), то удаляют от надежды, а представившись без печали (по Бозе - от авт.) - влагают внутрь прежнюю скверну (соблазняют/провоцируют к рецидиву/повтору - от авт.). Если хочешь приносить Богу неосужденное исповедание, то не вспоминай грехов по виду (в воображаемых/мечтательных образах - от авт.) их, но мужественно терпи находящие скорби (плач - от авт.) за них. 
(Прп. Марк Подвижник)"

 

 

"Много цветов на дереве, да много ли дадут плодов; так и мир – много нам обещает, да мало дает. Что покров, на глаза наложенный, то помыслы мирские и воспоминания житейские для ума, или ока души.
(Прп. Симеон Новый Богослов)"

 

 

  "Кто хочет спастись, тот не должен посещать жилища своего, в котором жил прежде удаления в уединение; не должен жить в том городе, в котором прежде грешил; не должен посещать плотских родителей и сродников своих, ибо от сего происходит вред для души и уничтожаются плоды жизни. 
  Не ходи в тот город, в котором ты согрешил некогда пред Богом.
  Не воспоминай о грехах, которые ты прежде делал, чтобы они не возобновились в тебе. Не сомневайся и будь уверен, что грехи твои прощены тебе, если ты совершенно предал себя Богу и раскаиваешься о них.
  Не воспоминай о тех удовольствиях, которым ты предавался некогда, о тех играх, которыми ты занимался в то время, когда не заботился о спасении своем; не разговаривай о них и не говори: «Я то и то делал, того и того не хотел делать». Воспоминания и разговоры о сем могут быть соблазном для тебя.
  Не воспоминай о тех страстях, которым ты предавался в мiре, чтобы не возродилось в тебе желание снова предаться им и чтобы они не послужили соблазном для сéрдца твоего.
  Смотри, не попускай уму твоему увлекаться памятью прежних грехов, чтоб они не возобновились в тебе.
  Не обращай в уме своем грехов, некогда совершенных тобою, чтоб они опять не возобновились. Будь уверен, что они прощены тебе в то время, как ты предал себя Богу и покаянию, и ни мало в том не сомневайся.
  Об удовольствиях и утехах, которым предавался ты во время нерадения своего, не вспоминай, и речей о том не заводи, говоря: я то сделал, или это нарушил; ибо это может послужить тебе в преткновение.
  О страстях, которым работал ты в мире, совсем не поминай, чтоб опять не возбудить похотения их, и это не послужило тебе в соблазн.
  Возбуждаемая воспоминанием похоть есть корень страстей, родственных тьме. Находясь в сем похотном воспоминании, душа не знает о себе, что она есть вдуновение Бога и бросается на грех, не помышляя о крайней беде, в какой она, безумная, будет находиться по смерти.
(Прп. Антоний Великий)"

 

 

  "Сказавши об управлении внешними чувствами, следует нам сказать теперь и о том, как управляться с воображением и памятью, потому что, и по мнению всех почти философов, воображение и память суть не что иное, как отпечатление всех тех чувственных предметов, которые мы видели, слышали, обоняли, вкушали, осязали. Можно сказать, что воображение и память суть одно внутреннее общее чувство, которое воображает и помнит всё, что внешним пяти чувствам пришлось прежде того перечувствовать. И некоторым образом внешние чувства и чувственные предметы походят на печать, а воображение - на отпечатление печати.
  Даны же нам воображение и память для того, чтоб мы пользовались их услугами, когда внешние наши чувства покоятся и мы не имеем пред собой тех чувственных предметов, которые прошли чрез наши чувства и отпечатлелись в них (воображении и памяти). Не имея возможности всегда иметь пред собой предметы, нами виденные, слышанные, вкушенные, обонянные и осязанные, мы вызываем их пред свое сознание посредством воображения и памяти, в коих они отпечатлелись, и таким образом рассматриваем их и обсуждаем, как бы они и внешне присущи были нам.
  Например, побывал ты некогда в Смирне и потом опять выбыл оттуда и больше уже не видишь её внешним чувством очей своих; однако ж, когда захочешь, представляешь себе Смирну внутренним своим чувством, т. е. воображением и памятью, представляешь и снова пересматриваешь её, как она есть, в собственном ее виде, величине и расположении. Это не то значит, чтоб душа твоя выходила из тебя и перешла в Смирну, как думают некие неучи, но ты сам в себе видишь образ Смирны, в тебе отпечатлевшийся.
  Это воображение чувственных предметов много докучает и много беспокойств причиняет тем, кои ревнуют всегда пребывать с Богом, ибо оно отвлекает внимание от Бога и наводит его на суетное, а между ним и на греховное и тем возмущает внутреннее наше доброе настроение. Этим страдаем мы не наяву только, но и во время снов, от которых впечатление нередко продолжается не на один день.
  Как воображение есть сила неразумная, действующая большею частью механически, по законам сочетания образов, духовная же жизнь есть образ чистой свободы, то само собой разумеется, что его деятельность несовместна с сею жизнью, и я понуждаюсь предложить тебе на сей предмет несколько руководительных замечаний.
  Фантазия есть изобретение и порождение диавола, то она для него премного вожделенна и пригодна к погублению нас. Святые отцы справедливо называют её мостом, чрез который душеубийственные демоны проходят в душу, смешиваются с ней, и делают ее ульем трутней, жилищем страшных, злых и богопротивных помыслов и всяких нечистых страстей, душевных и телесных. Быть погруженными в образы или жить в них и под влиянием их есть свойство неразумных животных, а не существ разумных.
  Итак, брате мой, если ты желаешь легко и удобно освободиться от таких заблуждений и страстей, если ищешь избежать разных сетей и козней диавола, если вожделеваешь соединиться с Богом и улучить божественный свет и истину, мужественно вступи в брань с своим воображением и борись с ним всеми твоими силами, чтобы обнажить ум свой от всяких видов, цветов и очертаний и вообще от всякого воображения и памяти вещей чувственных, как хороших, так и худых. Ибо все такое есть запятнание и затемнение чистоты и светлости ума, одебеление его безвеществия и проводник к острастению ума, так как ни одна почти страсть душевная и телесная не может подступить к уму иначе, как чрез воображение соответственных им вещей чувственных. Подвизайся же хранить ум свой бесцветным, безобразным, безвидным и чистым, как создал его Бог.
  Но этого достигнуть иначе ты не можешь, как возвратив ум свой в себя, заключив его в тесном месте сердца своего и всего внутреннего человека и научив его неотходно пребывать там внутри, то в сокровенной молитве, внутренним словом возглашая: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, то себе внимая и себя рассуждая, наипаче же Бога созерцая и в Нем упокоеваясь. 
  Это первый и главный способ, как управляться с воображением и памятью, который держать должен ты, возлюбленный, непрерывно. Им ты не только исправишь эти душевные силы, но изгладишь в них все следы и остатки прежде воспринятых впечатлений и образов вещей чувственных, возбуждающих и питающих страсти.
  Когда же увидишь, что ум твой утомляется и не может более держаться внутри сердца в умно-сердечной молитве, тогда употребляй и второй к тому способ, а именно позволь ему выйти вне и поиметь простор в божественных и духовных размышлениях и созерцаниях, как тех, кои преподаёт Священное Писание, так и тех, к которым подаёт повод и которые внушает творение Божие. Такие духовные размышления, будучи сродны уму по своей тонкости и безвеществию, не причиняют ему одебеления и не заковывают его во внешнем, а напротив, удовлетворив в меру его жажду свободного движения в своей области, содержанием своим располагают его снова скорее возвратиться внутрь сердца, к единению с Богом чрез погружение себя в мысленную память о Нём едином.
  Или употреби третий способ для доставления отдохновения и упокоения уму твоему, а именно - берись безобразно(!) размышлять о таинствах жизни и страданий Господа, т. е. о рождении Его в вертепе, обрезании, постановлении пред Богом в сретение, крещение в Иордане, сорокадневном пощении в пустыне, о проповедании Им Евангелия, о многообразных чудесах, сотворенных Им, о преображении на Фаворе, об омовении ног ученикам и преподании им таинств на вечери, о предании Его, о Его страдании, кресте, погребении, воскресении и вознесении на небо, о многообразных истязаниях мучеников и долголетних строгих подвигах преподобных отцов.
  Равным образом можешь ты для сокрушения сердца и возбуждения покаянных чувств, безобразно(!) же помышлять ещё и о таинстве страшного часа смертного, о потрясающем дне Суда, о разных видах вечных мук, как-то: об океанах огня неугасимого, о мрачных в преисподней затворах, о тартарах мрачных, о червях неусыпающих, о сожительстве с демонами; помышляй также об упокоении и неизреченных радостях праведников, о Царстве Небесном, вечной славе и непрестающем блаженстве, о гласе празднующих, о совершеннейшем единении там с Богом, о всегдашнем сопребывании и сожительстве с ангелами и всеми святыми.
  Так, брате, ты не только избавишься от непотребных воспоминаний и злых помыслов, но стяжешь и великую похвалу в оный день Суда. Ибо от воздействия вещей чувственных в душе чрез память и воображение водворяется или умный свет - доставитель вечно блаженной жизни, или мысленный мрак, ведущий в адскую тьму.
  Бодрствуй над собой и не давай своему воображению и памяти вспоминать прежде виденное, слышанное, обонянное, вкушенное и осязанное, особенно, что было в этом срамного и непотребного. В этом и состоит преимущественно наша брань, и она труднее и неотвязчивее брани с чувствами или употреблением их.
  Всякий из борющихся знает это по опыту. Чтоб не восприять что-либо соблазнительное каким-нибудь чувством, с этим управиться легко; но по восприятии управляться с воображением и памятью о том - очень трудно. Чтоб, например, видеть или не видеть какое лицо или посмотреть на него страстно или бесстрастно, это не так трудно и не представляет большой брани; после же того, как увидишь и взглянешь на него страстно - уже нелегко, а требуется большая брань и немалый подвиг, чтоб изгнать из памяти своей воображение этого лица. И враг может играть душою твоей, как мячиком, перебрасывая внимание от одного воспоминания на другое и под ними шевеля пожелания и страсти и держа тебя таким образом в страстном настроении. Посему и говорю тебе: бодрствуй и паче всего смотри за воображением и памятью.
(Прп. Никодим Святогорец)"

 

 

  "Брат! без труда и сердечного сокрушения никто не может избавиться от страстей и угодить Богу. Когда человек искушается своею похотию, можно узнать из того, что он нерадит о себе и позволяет сердцу своему размышлять о сделанном им прежде; и тогда человек сам собою навлекает на себя страсть чрез свою похоть. Ум его, мало-помалу ослепляемый страстию, начинает, незаметно для него самого, обращать внимание на того, к кому чувствует влечение, или говорить с ним, и находить причины для того, чтобы с ним побеседовать или посидеть, и всеми средствами старается исполнить свое желание.
  Если позволить мысли обращаться в сём, то умножится брань до падения, хотя и не телом, но духом, в согласии с помыслами, и оказывается, что такой человек сам зажигает огонь в своем веществе. Трезвенный же и благоразумный человек, желающий спастись, когда видит, от чего терпит вред, тщательно хранит себя от злых воспоминаний, не увлекается страстными мыслями, удаляется от встречи и беседы с теми, к которым чувствует влечение, и от всякого повода к греху, боясь, чтобы самому не возжечь в себе огня. Вот брань, происходящая от своей похоти, или произвола человека.
  
Путь покаяния состоит в том, чтобы проходимое и оставляемое нами позади не привлекало нас обратно, иначе явимся на том месте, из которого вышли, достойные осуждения и труд наш будет напрасен». 
(Прп. Варсонофий Великий)"





"Не нужно помнить каждый грех отдельно, но надо постоянно иметь осознание своей греховности. До какого-то момента человек должен думать о своем прегрешении, а затем ему следует смиренно просить милости Божией — и если у него нет гордости, то Бог ему поможет. Особенно человеку чувствительному: если он покаялся и поисповедовался в своих старых грехах, то ему лучше их забыть. Ведь иначе тангалашка может напоминать ему его старые грехи, удручать его помыслами, для того чтобы отнимать у него время и отрывать его от молитвы. Однако если человек, не отличающийся чуткостью, видит, как в нем рождается гордость, то будет неплохо, если он вспомнит свои грехи, для того чтобы смириться.
(Прп. Паисий Святогорец)"

 

 

"Начало помыслов лежит в разделении преступлением человека единовидной и простой памяти, которая потеряла Божию память и, сделавшись из простой сложной и из единовидной разнородной, стала губима своими собственными силами. Врачуется память постоянной молитвой, утвердившейся памятью Божией, в которой, срастворившись с духом возводится из естественного в вышеестественное состояние. 
(Прп. Григорий Синаит)"




"Очень завидует демон человеку молящемуся и всякие употребляет хитрости, чтобы расстроить такое намерение его, поэтому не перестает возбуждать посредством памяти помыслы о разных вещах и посредством плоти приводит в движение все страсти, чтобы только помешать как-нибудь молитвенному труду. 
(Прп. Нил Синайский)"




"Воспоминание о добром и воспоминание о худом, как бы перстом, указывают нам, или на срамоту наших помыслов, или на высоту нашего жития, и каждое по роду своему укрепляет в нас помыслы и движения или десных или шуих. Мы бываем заняты ими в тайне ума нашего; но в этом мысленном занятии изображается удел нашего жития, и в нем мы можем увидеть себя самих. Для отвращения предзанятых душою расположений к непотребству и для устранения восстающих в плоти тревожных воспоминаний, производящих мятежный пламень, ничто не бывает так достаточно, как погружение себя в любовь к изучению Божественного Писания и постижение глубины его мыслей.
(Прп. Исаак Сирин)"

 

 
"С братией ли молишься, или наедине, подвизайся не обычаю только удовлетворить, но помолиться в чувстве. Свойственно молитве (сей – в чувстве) самоуглубление с благоговением, умилением и болезнованием душевным, при исповедании с негласными воздыханиями грехопадений. Когда молишься, всеми силами храни память свою, чтоб она не предлагала тебе своего; но всячески воздвигай себя к разумному предстоянию (с сознанием, кому и для чего предстоишь). Ибо во время молитвы ум обыкновенно очень окрадается памятью (приводит она на мысль вещи, лица, события, и ими отвлекает от молитвы внимание ума). 
(Прп. Нил Синайский)"


















  Память человеческая злая противостоит забвению доброму, снижающему как возможность стужевания, так и рецидив уже умалённых ранее покаянием, пороков:

  "17 Ибо вот, Я творю новое небо (добродетельные дух и душу - от авт.) и новую землю (и добродельное тело - т. е. полностью новое/христианское/доброе естество/качество человека, живущего по заповедям Иисусовым - от авт.), и прежние (порочные качества/действия духа/души/тела - от авт.) уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце. 
  (Ис. 65)"


  Причина памяти человеческой (п. ч.) и тесно связанного с нею воображения - сластолюбие и неотделимые от него злолюбие, своеволие и гордость... 
  В Св. Писании этому пороку уделяется много внимания ввиду особых его как вредности, так и опасности… 
  Когда Господь послал Своих ангелов для истребления пяти приморских городов, то они особо предупреждали Лота и всю его семью не оборачиваться на Содом во время бегства из него… 
  Жена же Лота не смогла удержаться и обернулась…
  Говорят, что соляной столб, в который она превратилась, до сих пор стоит на том же самом месте всем христианам в напоминание о вреде п. ч. … 
  В напоминание о том, что если человек принял решение отказаться от порочной жизни и начать жить по Христовым заповедям, то ему нельзя смешивать праведную жизнь с удовольствием как от простых, житейских, так и от порочных воспоминаний, потому что они непременно перемешаны и неотделимо связаны друг с другом…  
 
  "31 В тот день, кто будет на кровле, а вещи его в доме, тот не сходи взять их; и кто будет на поле, также не обращайся назад.
  32 Вспоминайте жену Лотову.
  (Лк. 17)"

  Услаждение порочными воспоминаниями очень опасно, т. к. может привести к возврату (рецидиву) в порочную жизнь:

  "24 Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел;
 25 и, придя, находит его выметенным и убранным;
  26 тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, – и бывает для человека того последнее хуже первого.
  (Лк. 11)"

  Возврат христианина к порочной жизни сравнивается в Библии с возвращением пса к своей блевотине:

  "20 Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого.
  21 Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди.
  22 Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья идет валяться в грязи.
  (2 Петр. 2)"

  Христос неоднократно в Евангелии говорил о вредности и опасности этого порока (п. ч.)…
  Христианина Иисус сравнивал с чистой горницей, из которой был изгнан бес (пороки)… 
  Возврат же христианина к порочной жизни Христос обозначал как возврат в горницу не только первого беса, но и семерых злейших его (восемь условных, главных человеческих пороков)…  
  Иисус тем самым предупреждал всех христиан о том, что порочность у "рецидивиста" многократно возрастает по сравнению с его доцерковным этапом…
  Говорил Иисус и о том, что всякий, положивший руку на плуг (начавший добродетельную жизнь) и озирающийся назад (вспоминающий с удовольствием о прошлой доцерковной, порочной жизни) – "неблагонадежен" для Царствия Божия (может вернуться к нечестивой доцерковной жизни)…
  Христос даже не разрешал Своим ученикам пойти похоронить своего отца или попрощаться с родственниками, подчеркивая склонность людей к порочным рецидивам даже и через, казалось бы, безобидные на первый взгляд, житейские действия…
  И Св. ап. Павел, предлагая брать христианам с себя пример, писал, что он "забывая задняя, простирается в предняя"…  
  Сами же по себе воспоминания (как и любой др. предмет) могут быть и полезны, если использовать их напр., для покаяния, благодарения и пр. :

"
Только совершенному человеку свойственно без вреда и с пользой помнить все свои недостатки (прошлые пороки/грехи - от авт.).
(Прп. Марк Подвижник)"





"Когда хвалители наши или, лучше сказать, обольстители начнут хвалить нас, тогда поспешим вспомнить множество наших беззаконий; и увидим, что мы поистине недостойны того, что говорят или делают в честь нашу. Самопознание есть верное понятие о своем духовном возрасте и неразвлекаемое памятование легчайших своих согрешений.
(Прп. Иоанн Лествичник)"

 



"Брат спросил авву Пимена о монашеском делании. Старец сказал: когда Бог посетит нас призывом в вечность: тогда что озаботит нас? Брат отвечал: грехи наши. Старец сказал: и так войдем в келлии наши; уединившись в них, воспомянем грехи наши, и Господь послушает нас.
(Отечник)"





"Кто помнит о грехах своих, тот удобно достигает смирения.
(Авва Исаия)"







"Чаще приводи себе на память, что в тебе зло, а не в людях. Таким убеждением, совершенно истинным, предохранишь себя от многих грехов и страстей. Беда наша часто в том, что мы свое зло приписываем другому.
(Св. прав. Иоанн Кронштадтский)"






"Блюди себя от греха — малого и великого, всегда имей пред очами грехи твои, чтобы усерднее каждый день прибегать к покаянию.
(Свт. Димитрий Ростовский)"





"Знаю я человека, который ни долгих и великих постов не держал, ни бдений не совершал, ни на голой земле не сыпал, ни других особенно тяжелых подвигов на себя не налагал, но приведши на память грехи свои, познал свое окаянство и, осудив себя, смирился - и многоблагоугодный Господь за это одно спас его, как говорит божественный Давид: смирихся и спасе мя.
(Прп. Симеон Новый Богослов)"






"Если уж помнить грехи, то помнить должно только свои.
(Свт. Иоанн Златоуст)"




"Когда враг вносит помыслы самохваления — тогда надо припоминать прежние грехи, чтобы смирить себя. Как сказано в «Отечнике»: один подвижник, когда враг станет бороть его помыслами самохваления, тогда говорит себе: «Старик! Посмотри на свой блуд.» 
(Схиигум. Валаамский Иоанн (Алексеев))"





"Во время своего поражения, расслабления и лености, связуемый и содержимый врагом в мучительном томлении и в тяжком деле греха, представляй в сердце своем прежнее время рачительности своей, как был ты заботлив о всем даже до малости, какой показал подвиг, как с ревностью противился желающим воспрепятствовать твоему шествию. Сверх же сего, помысли о тех воздыханиях, с какими болезновал ты о малых недостатках, появлявшихся в тебе от нерадения твоего, и о том, как во всех этих случаях получал ты победный венец. Ибо всеми таковыми воспоминаниями душа твоя возбуждается как бы из глубины, облекается пламенем ревности, как бы из мертвых восстает от потопления своего, возвышается, и горячим противоборством диаволу и греху возвращается в первобытный свой чин.
(Прп. Исаак Сирин)"


   
 
  "61 Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Пётр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.
  62 И, выйдя вон, горько заплакал.  
  (Лк. 22)"
  "21 И, вспомнив, Петр говорит Ему: Равви! посмотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла.
  (Мк. 11)"
  "72 Тогда петух запел во второй раз. И вспомнил Пётр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели петух пропоёт дважды, трижды отречешься от Меня; и начал плакать. 
  (Мк. 14)"

  "15 Когда Ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь.
  16 И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях.
  17 Увидев же, рассказали о том, что было возвещено им о Младенце Сем.
  18 И все слышавшие дивились тому, что рассказывали им пастухи.
  19 А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем.
  51 И Он пошел с ними и пришел в Назарет; и был в повиновении у них. И Матерь Его сохраняла все слова сии в сердце Своем.
  (Лк. 2)"

  Вредно – услаждаться воспоминаниями (стремиться к ним как к источнику удовольствия), практикуя стужевание вместо трезвения…
  Смешон, напр., постящийся и одновременно вспоминающий о всяких пышных брашнах и пр. …
  А воспоминания о блуде для новоначальных вовсе противопоказаны, т. к. они по своей немощности и неискусности (неопытности в трезвении) мгновенно соскальзывают из покаяния в усладу/сладострастие… 
  Использовать блудные воспоминания для покаяния опасно даже для очистившихся… 
  Только совершенные христиане могут это делать относительно безопасно, да и то - не теряя бдительности…

"Воспоминание о плотских похотях возмутительно; потому что не только не дает беседовать с Богом, но даже ум, по-видимому молящийся, оскверняет мечтаниями гнусных представлений.
(Прп. Нил Синайский)"





"Кто храм Божий (естество человеческое - от авт.) растлит (принятием/усвоением зла вообще и сочетанием/сосложением со страстями, в частности - от авт.), растлит (не будет препятствовать свободе злого выбора человека - от авт.) сего и Бог. Как псу, усильно противься демону блуда, никак не соглашайся увлечься таковым помыслом, потому что от искры много будет угольев и от худой мысли умножаются худые пожелания. Старайся истреблять воспоминание о них паче зловония тинного.
(Прп. Ефрем Сирин)"




 
"Самоукорение есть обвинение себя в греховности, общей всем человекам и в своей частной. При этом полезно воспоминать и исчислять свои нарушения Закона Божия, кроме блудных падений и преткновений, подробное воспоминание которых воспрещено Отцами как возобновляющее в человеке ощущение греха и услаждение им. 
(Свт. Игнатий (Брянчанинов))"



 

  Поэтому, если христианин испытывает удовольствие от того или иного порочного (или же и житейского, бытового, и пр.) воспоминания (помысла), то это говорит о том, что он еще недостаточно раскаялся в соответствующем пороке и что ему нельзя пока использовать это воспоминание в качестве покаянного средства...
  В этом случае человеку необходимо бороться с воспоминанием, как с порочным прилогом (страстью) – мгновенно отсекать его внутренним несогласием и отвращать от него свое внимание с одновременными покаянием и молитвою…
  Если же человек испытывает т. н. брань - многократные и продолжительные одни и те же порочные воспоминания, то это свидетельствует о доминировании соответствующего воспоминанию порока...
  В таком случае келейного покаяния уже недостаточно и данный порок необходимо исповедывать на Исповеди как главный, с последующим обязательным Причастем Святых Христовых Тайн как сильнейшего Лекарства от него...

  Врачуется память человеческая покаянием в ней, посильным трезвением (особенно памятью Божией) и усердной жизнью по всем заповедям Христовым, уменьшающей сластолюбие человека...

  
  Замечательным материалом на данную тему являются соответствующие лекции проф. МДАиС Осипова А. И. с его официального сайта, глава о вредности памяти прп. Исаака Сирина с сайта Святоотеческое наследие и соответствующие же статьи с сайтов Ни-ка и Азбука веры...

 



 

 

                                                 ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ ! 

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Пороки | Добавил: samcfv (16 Авг 12)
Просмотров: 589

Поиск